Computerworld, США

Американские компании могут процветать, но вовсе не обязательно, что этим они обязаны своим американским сотрудникам

Политические деятели и представители американских деловых кругов готовы отказаться от услуг офшорного аутсорсинга, утверждают Рон и Энил Хайра в своей книге «Америка на аутсорсинг» (Ron Hira, Anil Hira, Outsourcing America; American Management Association, 2005). Рон Хайра, профессор Рочерстерского института технологий, ответил на вопросы обозревателя еженедельника Computerworld Патрика Тибоди.

Штат офшорных фирм, в частности в Индии, ежеквартально увеличивается на несколько тысяч сотрудников. Какое влияние это оказывает на работу американских корпораций, таких как EDS или IBM?

Рон Хайра : «Я думаю, что мы не можем сидеть сложа руки. Я опасаюсь бездействия. Мы находимся в состоянии, когда ничего существенного не происходит»

Думаю, они действуют рационально. Например, прибыльность компании Infosys Technologies за последние пять лет составила около 31%. У IBM сейчас этот показатель равен примерно 9%. Таким образом, если в IBM думают о будущем, то просто вынуждены следовать бизнес-модели Infosys, поскольку очевидно, что та намного прибыльнее. То же самое касается и EDS. Ведущие американские поставщики ИТ-услуг, такие как ACS и CSC, имеют норму прибыли меньше, даже чем Cognizant Technology Solutions, американская компания, предоставляющая ИТ-услуги на базе офшорной модели.

Американские компании, которые переносят свою деятельность, связанную с ИТ, за рубеж, утверждают, что они высвобождают капитал для инвестиций в новые продукты, а также в исследования и разработку, и все это в целом позволяет им наращивать свой бизнес. Вы видите подтверждение этому?

Нельзя сказать, что подобный подход приводит к значительному росту доходов. Но следует четко понимать, как именно распределяются полученные доходы. Часть этих средств идет акционерам, часть — в карман топ-менеджеров, доходы которых зависят от котировок акций, часть идет пользователям, а часть — сотрудникам самой компании. Модель аутсорсинга действительно позволяет добиваться определенной экономии, но есть разные мнения о том, насколько она значительна. Считать, что все эти деньги идут только на развитие бизнеса, было бы ошибкой.

Сторонники офшорной модели утверждают, что сила Америки — в ее способности создавать новаторские решения в таких сферах, как биотехнология и нанотехнология. Могут ли США сохранить свое лидерство в сфере инноваций и при этом использовать офшорный аутсорсинг?

Думаю, это возможно. Я считаю, что нам необходимо адаптироваться к некоторым изменениям, но я также уверен, что мы должны быть предельно осторожны, делая ставку на нанотехнологии. К примеру, Китай занимает второе место в мире по числу научных статей, посвященных нанотехнологиям. И не будет ничего удивительного в том, что, даже если мы добьемся каких-то фантастических результатов в этом направлении здесь, в США, то многое будет создано в Китае на основе именно этих результатов.

Правда ли, что за счет переноса в офшор значительной части работ в сфере ИТ Соединенные Штаты теряют способность к инновациям?

Я считаю, что это так в целом ряде аспектов. Прежде всего, таким образом за океаном формируется новое поколение предпринимателей. Обратите внимание, что поставщики ИТ-услуг, которые стали прибегать к аутсорсингу одними из первых, вовсе не являются лидерами по части исследований и разработок, но это не означает, что они вовсе утратили способность к инновациям. Их инновации носят поэтапный характер, и многие из новинок реализуются в текущих проектах, что позволяет получить немедленные выгоды. Причем, как правило, подобные компании созданы людьми, которые раньше работали где-то еще. Боюсь, мы потеряем новое поколение предпринимателей.

Вы опасаетесь, что США не смогут оставаться лидером глобального рынка ИТ?

Я думаю, что мы не можем сидеть сложа руки. Я опасаюсь бездействия. Мы находимся в состоянии, когда ничего существенного не происходит. Американские компании могут процветать, но вовсе не обязательно, что этим они обязаны своим американским сотрудникам, и такая ситуация заставляет меня с тревогой думать о будущем. Нам необходимо как-то на это реагировать.

И какие действия можно предпринять?

Первый шаг — признать, что модель офшорного аутсорсинга действительно таит в себе серьезные опасности. Многие считают, что на самом деле ничего особенного не происходит. Кроме того, мы можем собрать по этому вопросу объективные данные. McKinsey Global Institute (независимый научно-исследовательский институт компании McKinsey), который зарабатывает на офшорном аутсорсинге, консультируя и помогая компаниям понять, как аутсорсинг расширить, только что опубликовал результаты еще одного исследования. Не думаю, что, начиная открытую дискуссию, нам стоит опираться на эти данные. Мы даже не позаботились о том, чтобы собрать независимую информацию по этому вопросу. И дело не в том, что мы не в состоянии это сделать — дело в том, что отсутствует политическая воля к тому, чтобы собрать такие данные.

Китай недавно выступил с предложением купить американскую нефтяную компанию Unocal, что вызвало определенную тревогу у американских политиков. Но что может удержать индийские и китайские фирмы от приобретения американских технологических компаний и к чему это приведет?

Я не думаю, что есть что-то, что может их остановить. Что касается индийских ИТ-компаний, то их главная цель при покупке американских компаний — не американские сотрудники, а американские клиенты. Индийские фирмы имеют очевидное преимущество — они располагают более дешевыми и высококвалифицированными специалистами. Вот почему они не спешат делать в США никаких значительных приобретений, даже несмотря на то, что рентабельность у них значительно выше, чем у их американских коллег. На самом деле, их высокая рентабельность во многом и обусловлена использованием преимуществ этой дешевой, но квалифицированной рабочей силы. Сейчас они пытаются получить доступ к максимальному числу американских клиентов, расширить свой бизнес и перейти на более высокий уровень цепочки формирования добавочной стоимости. Разговоры о том, что это простое разделение труда и США всегда будут выполнять работу более высокого уровня, не более чем миф. Думаю, это не так. Совершенно ясно, что высококвалифицированная работа переходит в офшор.

Достаточно ли будет сочетания деловых и технических навыков, чтобы гарантировать занятость в будущем ИТ-специалистов в США?

Я думаю, что, если не произойдет существенного роста спроса, рынок труда здесь сохранится на прежнем уровне или, учитывая увеличение объема офшорных операций, несколько сократится. Многие говорят о необходимости сочетать деловые качества и технические навыки — уже мало быть только хорошим программистом. Если бы это было правдой, мы бы увидели резкое увеличение в бизнес-школах ч исла программ для ИТ-менеджеров, поскольку на выпускников, прошедших обучение по таким программам, был бы высокий спрос. Реальность такова, что зачисление на эти программы снижается очень значительно. Состояние рынка труда свидетельствует о том, что до высокого спроса дело пока не дошло, хотя к этому необходимо стремиться.

Существуют ли какие-то политические рычаги, позволяющие остановить складывающуюся тенденцию к расширению офшорного аутсорсинга?

Думаю, есть способы несколько ее замедлить.

Один из таких способов — реформирование программы H-1B (предоставление рабочих виз в США обладателем дефицитных специальностей. Прим. ред.), которое, как мне кажется, действительно в состоянии ускорить либо замедлить процесс, перенося операции в офшор. Может ли что-либо остановить этот процесс? Я не вижу никаких признаков катастрофы или чего-то в этом роде. Компании действуют рационально, они используют преимущества более дешевой рабочей силы, они понимают, что таким образом могут сэкономить деньги. Но специалисты реагируют на эту ситуацию не менее рационально, заявляя, что их подобная ситуация не устраивает, поскольку рынок труда по-прежнему находится в состоянии стагнации и, если специалиста уволят, нет уверенности в том, что он сможет найти аналогичную работу.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями