«Мир ПК»

В апреле компания AMD объявила о выпуске процессоров Opteron для двух- и восьмипроцессорных систем (модели 265, 270, 275 и 865, 870, 875 соответственно). Для однопроцессорных систем подготовлены модели 164, 170, 175. А на Computex состоялся анонс двухъядерного процессора для настольных систем — Athlon 64 X2

Дирк Мейер, исполнительный вице-президент департамента вычислительных решений AMD, прокомментировал ожидания, которые компания связывает с новой технологией. По его мнению, наиболее эффективно использование двухъядерных процессоров в системах, работающих с многозадачными средами, там, где выполняется несколько программ одновременно. Чаще такая ситуация встречается на серверах; поэтому и был сначала анонсирован Opteron и только спустя месяц — Athlon 64 Х2.

«Прирост производительности в серверной системе при замене одноядерного процессора на такой же двухъядерный может достигать 90%. Поэтому производители серверов отнеслись с большим интересом к технологии, которая позволяет увеличить быстродействие системы на 50% путем простой замены процессоров», — отметил Мейер. Конечно, реальное ускорение зависит от исполняемого приложения; первые тесты персональных систем на двухъядерных процессорах показали прирост производительности около 25%.

Мейер подчеркнул, что последовательный вывод процессоров для разных секторов рынка обусловлен ресурсными ограничениями; в первую очередь были запущены процессоры на том рынке, где они дадут наибольший прирост в производительности. Вместе с тем он считает, что проникновение двухъядерных систем в настольные ПК и даже ноутбуки — вопрос времени. По информации с официального сайта AMD, мобильные двухъядерные процессоры будут представлены в 2006 году.

Имеющееся программное обеспечение готово для работы с двухъядерными процессорами (для системы это просто двухпроцессорная станция). Новые процессоры будут работать в большинстве уже существующих плат, потребовав только модернизации BIOS. Более того, термальный дизайн плат рассчитан и на будущие, более высокочастотные двухъядерные процессоры. Самое главное, чтобы теперь производители программного обеспечения согласились с тем, чтобы лицензировать свои продукты по количеству разъемов, а не по количеству процессорных ядер. Впрочем, Microsoft уже обещала ввести подобную схему лицензирования по количеству разъемов; есть сведения, что и IBM поступит так же.

Что касается набора микросхем, то AMD предпочитает выпускать только первый чипсет для каждого нового семейства процессоров, а затем отдавать этот бизнес в руки партнеров. И в этом случае в будущем планируется больше внимания уделить подобным программам партнерства; соответствующая работа уже ведется с Broadcom, nVidia и другими компаниями.

Специалистов интересовало, будет ли поддерживать AMD новые типы памяти, такие как FB-DIMM, который активно рекламировала Intel на весеннем форуме IDF; не помешает ли AMD встроенная конструкция контроллера? Мейер, охарактеризовав FB-DIMM как очень интересную технологию, пообещал ее поддержку в будущих системах.

Вопросы виртуализации

Существующее системное программное обеспечение, например такие операционные системы, как Linux, Solaris и Windows, поддерживает многопоточный режим обработки, чего достаточно для использования преимуществ двухъядерной технологии. В случае, если пользователь хочет запустить более одной ОС на сервере, то применение многоядерных процессоров может оказаться очень эффективным. Мейер полагает, что отличительной особенностью технологии виртуализации Pacifica, которую в AMD намерены реализовать в первой половине 2006 года, состоит в том, что она не привязывает пользователя к конкретному программному обеспечению.

Он отметил, что виртуализация сейчас — один из самых эффективных методов повышения производительности системы, поскольку привычные методы (увеличение частоты ядра и размера кэша), уже очень трудно использовать. Также неясно пока насколько быстро удастся наращивать количество ядер в кристалле.

Рынок, маркетинг и бренд

Отвечая на вопрос о том, почему AMD в России уделяет так мало внимания маркетингу и не проводит крупных акций по брендингу, Мейер выделил две причины. Во-первых, он указал на исторические корни такого подхода — AMD гораздо меньше, чем ее главный конкурент, примерно в десять раз. Ограничены и ресурсы; охват получается не столь глобальным. По мере роста ресурсов компания повышает свою активность на местных рынках. Так, российский офис открылся примерно три года назад, и пока в нем немного сотрудников. Поэтому компания проводит «точечные» промо-акции, нацеленные на поддержку канала продаж. Мейер выразил надежду, что со временем офис будет расширяться, и AMD увеличит охват своей деятельности в России; особенно привлекательной сферой приложения усилий он считает образовательные учреждения.

В качестве второй причины Мейер отметил отказ от прямой работы с крупными клиентами, считая такой подход слишком дорогим. Его компания предпочитает внедрять новые технологии, которые важны для корпоративных клиентов. Даже телевизионную рекламу он считает неэффективной: «Безусловно, она приносит бренду узнаваемость, но не гарантирует лояльность».

Из рыночных сегментов очень перспективными выглядят малый и средний бизнес в России. Небольшим компаниям выгодно приобретать оборудование с технологией AMD64, так как она не требует отказываться от 32-разрядного программного обеспечения.

На провокационный вопрос, кто из производителей компьютерных систем является лучшим партнером AMD, Дирк заметил, что они все очень разные. Sun Microsystems уникальна тем, что использует из процессоров х86-64 только Opteron, к тому же он отметил, у нее есть версия собственной операционной системы, оптимизированная под эти процессоры. Без поддержки Hewlett-Packard «было бы невозможно убедить корпоративный мир принять 64-разрядную архитектуру х86-64. Кроме того, они — самый крупный наш партнер в финансовом плане». IBM — «технологический партнер AMD, а также первая компания, внедрившая Opteron».

«Все компании поддерживают свои фирменные архитектуры (UltraSPARС, Power, Itanium), но при этом стараются действовать экономически целесообразно. Я уверен, что в будущем мы придем к единому набору, так как Opteron — это лучшая технология», — выразил оптимизм Мейер.


Год 2015: точка пересечения

Что касается развития технологий, то, по мнению Мейера, мы подошли к этапу, когда стандартная литография становится слишком сложной: «Чтобы ее использовать, приходится изобретать новые материалы. Уменьшение транзисторов ведет к повышению плотности рассеиваемой мощности. Кроме этого, уменьшение размеров транзисторов уже начинает упираться в физический размер атомов и молекул: диэлектрический слой в современных полупроводниках имеет толщину всего 10-15 нм, то есть четыре-пять слоев молекул».

В результате появляются токи утечки квантовой природы, и задачей на ближайшие годы станет создание принципиально новых материалов с высокой диэлектрической проницаемостью.

При этом, хотя новый тип литографии — с помощью волн дальнего ультрафиолетового диапазона — принесет много проблем, но перспективы данной технологии не исчерпаны. Два десятилетия назад, напомнил Мейер, считалось, что будущее только за рентгеновской литографией, однако оптические методы до сих пор справляются со стоящими перед ними задачами.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями