Network World, США

Чип VeriChip, предназначенный для вживления в человеческий организм, построен фактически по той же самой технологии, которая использовалось в течение многих лет для пометки собак, чтобы идентифицировать их в случае потери; единственное отличие — «человеческий» чип работает на другой радиочастоте, передает уникальный идентификатор в нешифрованном виде, так что его можно прочесть с помощью соответствующего считывателя. Но неправомочное считывание чипа не раскрывает никакой конкретной информации, потому что она находится на закрытом Web-сайте

Джозефу Круллу имплантировали радиометку под кожу плеча. Крулл, консультант по безопасности из Сан-Антонио, по существу позволил превратить себя в узел беспроводной сети ради предоставления уполномоченным организациям возможности доступа к своим личным данным посредством технологии радиочастотной идентификации (RFID).

Идентификационный чип был имплантирован Круллу несколько месяцев назад, чтобы в чрезвычайных ситуациях врачи могли бы быстро получить доступ к его истории болезни. К настоящему времени уже довольно многие люди «очипованы» по самым разнообразным соображениям, от простого развлечения до обеспечения личной безопасности.

Чип Крулла построен фактически по той же самой технологии, которая использовалось в течение многих лет для пометки собак, чтобы идентифицировать их в случае потери; единственное отличие состоит в том, что «человеческий» чип работает на другой радиочастоте.

С тех пор, как в прошлом октябре компания Applied Digital для своего филиала VeriChip получила от американской Комиссии по пищевым продуктам и лекарствам разрешение использовать чипы для людей, их было имплантировано уже около тысячи штук.

Саму процедуру имплантации Крулл оценил как довольно простую. Врач ввел ему чип при помощи шприца под местной анестезией.

«У меня расширение зрачка и отслоение сетчатки левого глаза после несчастного случая при катании на лыжах, — говорит Крулл, объясняя свое согласие на имплантацию. — Расширенный зрачок — один из признаков травмы головы, а при таких травмах врачи могут начать сверлить дырки в вашем черепе».

Мысль о последствиях возможных неверных диагнозов в последующем, привела Крулла к решению об имплантации чипа после того, как он услышал о нем на недавней профессиональной конференции. «Я захотел стать ?очипованным?», — говорит он.

Его семья — жена, сестры, племянники и племянницы — настороженно отнеслась к этому решению.

«Они сочли меня сумасшедшим. У них было много вопросов, например, будет ли чип виден и насколько велик риск отторжения», — рассказывает Крулл.

Теперь Крулл, человек под номером 1020000000, может получить интерактивный доступ к своим личным данным, хранящимся в портале VeriChip, и по желанию внести любые изменения, используя считыватель и PIN-код. Крулл пожелал хранить на Web-сайте свою медицинскую информацию, адрес, телефонные номера, факс и адрес электронной почты.

Пока его семейство постепенно успокаивалось, Крулл отметил, что «самые большие возражения поступают от коллег в области безопасности». Критики говорят, что чип представляет собой огромную угрозу для безопасности и неприкосновенности личной информации, позволяя правительству и частным детективам получить к ней доступ.

Крулл говорит, что понимает точку зрения защитников частной жизни, но утверждает, что в засекречивании информации о состоянии его глазного яблока нет никакого смысла.

«То, что я помещаю в свой чип, полностью зависит от меня, — говорит он. — Я двадцать лет занимался вопросами идентификации, работал с биометрией и продвигал идею аппаратных ключей. Теперь я сам являюсь аппаратным ключом».

Среди других людей, подвергшихся имплантации, можно упомянуть прокурора Мехико и некоторых его сотрудников, которым чипы были вживлены с целью их идентификации в случае, если они станут жертвами преступления. Некоторые имплантируют чипы просто для потехи; так, ночной клуб Bar Soba в шотландском городе Глазго предлагает своим гостям вживить чипы, чтобы бармен мог приготовить для гостя любимый напиток, как только тот войдет в дверь.

Визит доктора

Чип получил также Джон Халамка, практикующий врач и директор по информации бостонского медицинского центра Beth Israel Deaconess и Гарвардской медицинской школы. Он был «очипован» в декабре ради собственного эксперимента.

Общительный директор рассказывает, что не было «никаких побочных эффектов, никакой боли, никаких изменений в функциях мускулатуры и никаких перемещений чипа» в течение тех месяцев, пока чип был внутри его тела, за исключением занятий скалолазанием, когда Халамка подвергал себя «экстремальным воздействиям температуры, ветра и воды».

Халамка решил стать «подопытным кроликом» для испытания чипов под воздействием личных впечатлений, полученных им при работе в отделении скорой помощи медицинского центра Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. При оказании неотложной помощи ему часто приходилось идентифицировать пациентов, которые лишились документов, потеряли сознание, не могли говорить или страдали психическим заболеванием. Для выяснения личности пациента приходилось искать подсказки вроде ярлычков на одежде в его личных вещах.

«Я неизменно находил родственников пациента, но не всегда это удавалось сделать легко и быстро, чтобы избежать медицинского вмешательства, которое могло бы оказаться нежелательным», — говорит Халамка.

В роли директора по информации Халамка отвечает за все клинические, финансовые, образовательные и исследовательские технологии перед тремя тысячами врачей, двенадцатью тысячами сотрудников и двумя миллионами пациентов.

«Я почувствовал, что занимаю уникальное место в пилотной технологии, — говорит Халамка. — Теперь сканеру достаточно пройти в шести дюймах от моей руки, чтобы показать мой медицинский идентификатор, с помощью которого уполномоченные лица смогут на защищенном Web-сайте отыскать информацию о моей личности и моей истории болезни».

Халамка подчеркивает, что в настоящее время играет роль не защитника идеи чипов для больниц, а испытателя в условиях реальной жизни. Тем не менее он надеется, что когда-нибудь метки RFID окажутся полезными пациентам с болезнью Альцгеймера, если будет ясно, что те дали осознанное согласие на вживление чипа.

Эксперименты на животных показали, что чип может прослужить по меньшей мере десять лет. Халамка говорит, что магнитно-резонансная томография на чип не воздействует, и он не знает случаев, когда чип был выведен из строя магнитным полем.

«После имплантации я летал в десятки городов и не вызвал срабатывания никаких систем безопасности на авиалиниях», — отмечает он.

Чип также никак не интерферирует с системами глобального позиционирования.

Чип VeriChip, предназначенный для вживления в человеческий организм, передает уникальный идентификатор в нешифрованном виде, так что его можно прочесть с помощью соответствующего считывателя. Но неправомочное считывание чипа не раскрывает никакой конкретной медицинской информации, потому что она находится на закрытом Web-сайте.

Однако Халамка отмечает, что есть определенные проблемы сохранения тайны личной жизни, которыми нужно заниматься. Он указывает, что теоретически сканер RFID может зарегистрировать его присутствие, когда он что-нибудь покупает в магазине, и при повторном посещении можно будет идентифицировать и его самого, и все его предыдущие покупки, используя эту информацию для маркетинговых целей.

«Спам, вызванный обнаружением присутствия вашего тела, теоретически возможен», — говорит Халамка. Он отмечает, что нет никаких законов, запрещающих сканировать индивидуальные метки RFID с целью анонимного наблюдения, которое может стать аналогом инфицирования компьютеров шпионскими и рекламными программами при посещении тех или иных Web-сайтов.

«Нельзя недооценивать потенциал для хакерских злоупотреблений», — добавляет он.

«Проблема безопасности должна пониматься как один из рисков, вызываемых наличием внедренного идентификатора», — говорит Халамка.

Тем не менее он внес свой идентификатор в историю болезни, хранящуюся в медицинской системе CareWeb центра Beth Israel Deaconess, чтобы врач с его согласия мог по метке RFID отыскать его медицинскую карту.

«Я ни о чем не жалею», — говорит Халамка о своем опыте имплантации, даже при том, что удаление чипа потребовало незначительного хирургического вмешательства. И он готов рассмотреть «апргейд» своего организма с помощью более совершенного чипа, если таковой появится.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями