DigiTimes.com, специально для Computerworld Россия

Тайваньские техноанклавы — действующая успешная модель, на которую ориентируются как на самом Тайване, так и в других странах

Научные парки Тайваня, в которых сконцентрирована значительная часть тайваньской ИТ-индустрии, часто сравнивают с Кремниевой Долиной, разумеется, не без оснований, однако очевидные сходства не мешают видеть столь же очевидные отличия. Кремниевая Долина формировалась по большей части спонтанно, хотя процесс этот и не обошелся без участия двух именитых калифорнийских университетов — Стэнфорда и Беркли. Не обошлось и без правительственных субсидий и проектов с участием ВПК, но при этом Кремниевая Долина не являла и не являет собой целостное административное формирование, а само это название, как известно, придумано, подхвачено и растиражировано журналистами. У Кремниевой Долины нет четких границ. Ее неофициальной столицей часто называют Сан-Хосе — город, играющий роль скорее финансового и светского центра, нежели средоточия ИТ-индустрии, хотя в нем и расположены штаб-квартира Adobe и небезызвестный Tech Museum of Innovation. И уж, конечно, ни в Сан-Хосе, ни где-либо еще поблизости вы не встретите зданий с вывесками типа «Администрация Кремниевой Долины», а встреча с «генеральным директором Кремниевой Долины» может разве что пригрезиться во сне.

Вячеслав Соболев

На Тайване у каждого из научных парков есть и свои четко очерченные границы, и своя администрация во главе с генеральным директором. Строительство самого первого из них началось в конце 1980 года, а решение об этом принималось комитетом по экономике и финансам законодательного юаня (орган представительной власти, выполняющий функции парламента) за четыре года до этого, уже после смерти Чан Кайши, когда власть на острове принадлежала его сыну Цзян Цзинго.

Этот научный парк известен у нас как Хсинчу — такой вариант написания возник как транслитерация названия, используемого в англоязычных источниках. К китайскому произношению ближе другой вариант — Щинчжю, но такое название в российских источниках практически не встречается.

Хсинчу — своего рода точка отсчета истории тайваньской ИТ-индустрии.

«Появление научного парка ознаменовало собой начало новой эпохи для Тайваня. Собственно говоря, до Хсинчу у нас практически и не было ИТ-индустрии», — заявил недавно председатель совета директоров компании TSMC Моррис Чанг. Конечно, в такой трактовке событий содержится изрядная доля преувеличения: все-таки, например, всем известная компания Acer была основана легендарным Стэном Ши в том же самом 1976 году, когда первый тайваньский научный парк существовал только на бумаге. Но с тем, что Хсинчу стал символом новой эпохи, и не только для Тайваня, но и для всей мировой электронной отрасли, нельзя не согласиться.

«Трудно переоценить значение Хсинчу для Тайваня, но не нужно забывать, что и по мировым масштабам это был один из самых грандиозных инвестиционных проектов за всю историю», — отмечал Ши.

Сегодняшний Хсинчу — это 625 гектаров земли (а начиналось все с 210 гектаров, выделенных под научный парк властями округа в 1978 году), отсутствие пошлин на импорт и льготные схемы налогообложения, в том числе — при уплате таких «основополагающих» налогов, как подоходный и налог с прибыли. Это 384 компании и свыше 115 тыс. сотрудников, обеспечивших в прошлом году суммарный оборот в 32,5 млрд. долл. — рекордный за все время существования научного парка (прежний рекорд держался с 2000 года, а ему в свою очередь предшествовали почти двадцать лет непрерывного роста). В нынешнем году, как ожидают в администрации научного парка, этот показатель должен еще немного увеличиться — до 35 млрд. долл. Сопоставив эти цифры с величиной ВВП Тайваня (в 2004 году — 317 млрд. долл.), перестаешь удивляться трепетному отношению властей, компаний и СМИ к происходящему в Хсинчу. Даже кратковременные сбои в снабжении Хсинчу электроэнергией обсуждаются чуть ли не всеми центральными газетами в Тайбэе с непременным подведением финансовых итогов, а в 2003 году, помнится, единичные случаи заболевания атипичной пневмонией среди сотрудников научного парка сопровождались выпуском пресс-релизов.

Сегодняшний Хсинчу — пример для подражания, действующая успешная модель, на которую ориентируются как на Тайване, так и в других странах. Во Франции, например, в прошлом году правительственным агентством Invest in France Agency была объявлена программа содействия развитию «научно-исследовательских кластеров».

«Эти кластеры создаются на основе модели Хсинчу, и мы хотели бы, чтобы в этих проектах принимало участие больше тайваньских компаний», — отмечал в ходе выставки CeBIT 2005 исполнительный вице-президент IFA Бернар Ивето.

На Тайване долгое время Хсинчу оставался единственным научным парком, но со второй половины 90-х по его образу и подобию начали создаваться и другие «технологические анклавы». Всего сейчас на острове насчитывается более десятка научных парков. Впрочем, поскольку некоторые из них номинально считаются расширениями более крупных формирований (и соответственно подчиняются им на административном уровне), для простоты принято выделять три основных: северный (Хсинчу), центральный (в районе города Тайчжонг) и южный (неподалеку от города Тайнан).

Строительство центрального научного парка началось в 2003 году, поэтому о результатах его деятельности говорить преждевременно, а вот в Тайнане, где строительные работы начались в 1996 году, прошлый год завершили с суммарным оборотом свыше 7,5 млрд. долл., а в нынешнем намереваются довести этот показатель до 10,5 млрд. долл. В этом научном парке уже «получили прописку» более 160 компаний, а перспективные планы администрации, охватывающие временной промежуток аж до 2020 года, предусматривают увеличение их числа до 300, а оборота — до 42 млрд. долл.

Несмотря на сходство моделей формирования, научные парки в Тайнане и Хсинчу очень непохожи друг на друга. Согласно официальным данным, более двух третей оборота Хсинчу приносят компании полупроводниковой промышленности во главе с TSMC и UMC. Роберт Цао, председатель совета директоров UMC (тот самый, которого в прокуратуре округа Хсинчу подозревают в незаконной передаче технологий Китаю), говорит, что в Хсинчу «сконцентрирована наивысшая конкуренция в мировой индустрии разработки и производства микросхем». В Тайнане тоже функционируют предприятия TSMC и UMC, но доминирующая роль все же принадлежит «оптоэлектронному кластеру», который возглавляют Chi Mei Optoelectronics и HannStar Display. Обе эти компании входят в пятерку ведущих тайваньских производителей TFT-панелей.

Научные парки в Тайнане и Хсинчу отличаются даже визуально. Территория южного научного парка в полтора с лишним раза превышает территорию «старшего северного собрата». Хсинчу больше похож на академический городок, жизнь которого подчинена научным исследованиям; в Тайнане видишь промышленную зону, где продолжается активное строительство. Но где бы ты ни оказался, в Хсинчу или в Тайнане, поневоле вспоминается совсем другая страна — та самая, которая в 1991 году прекратила свое существование. В СССР ведь тоже пытались создавать технологические анклавы, имея своей целью соперничество с Кремниевой Долиной. Модели социально-экономического развития этих анклавов были отчасти схожими с тайваньскими, но, как известно, оказались менее жизнеспособными.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями