«Открытые системы»

Сегодня мало кто может позволить себе модель «один сервер — одно приложение», важно оптимизировать использование ресурсов
Адалио Санчес

Всего несколько лет назад IBM прочно занимала третье место на рынке Unix-систем, уступая Hewlett-Packard и Sun Microsystems. Сейчас, когда этот сегмент рынка стабилизировался на объеме примерно в 20 млрд. долл., наблюдается его заметное перераспределение в пользу IBM. В 2003 году на долю HP и IBM приходилось по 24%, а доля Sun составляла 39%. Год спустя цифры изменились. Доля Sun сократилась до 37%, доля HP возросла до 25%, а доля IBM — до 28%. О динамике и об общем состоянии рынка Unix-систем редактор журнала «Открытые системы» Леонид Черняк беседовал с Адалио Санчесом, руководителем этого направления. Если сравнить корпорацию IBM с государством, то должность Санчеса в вольном переводе могла бы звучать как «министр по делам Unix».

Полагаю, для вас самым знаменательным событием минувшего года был выпуск нового поколения Unix-серверов на процессоре Power5. Что замечательного, по вашему мнению, в новых компьютерах?

Новые серверы pSeries аппаратно унифицированы с появившимися несколькими месяцами раньше серверами iSeries, продолжающими традиции AS/400. Однако функционально новые системы являются совершенно иными. Покупатели iSeries обычно приобретают готовые решения, что-то вроде комплексного обеда, а типичный покупатель pSeries более разборчив, он выбирает по меню. Он склонен по своему предпочтению установить программное обеспечение промежуточного слоя, приложения и СУБД. Интеграция «мэйнфреймовских» технологий позволяет не только эффективнее осуществить этот процесс, но и эффективнее использовать системные ресурсы. Известно, что Unix-серверы используются не более чем на 20-25%; в новых же компьютерах этот показатель существенно выше.

С переходом на продуктовую линию p5 меняются условия игры, Unix-платформа обретает зрелость. В p5 используются многопотоковые и многоядерные процессоры, каждое из ядер может выполнять свою задачу; фактически количество процессоров удваивается. Но это не единственное изменение в процессоре. Технология виртуализации IBM Virtualisation Engine позволяет разделить каждое процессорное ядро еще на десять виртуальных серверов; такой возможности в системах на Power4 не было. Плюс к тому мы включили дополнительный уровень между процессором и операционной системой — он получил название «гипервизор», — который позволяет управлять процессом виртуализации.

Гипервизор... не могли бы вы рассказать о его назначении подробнее?

Микрокод гипервизора позволяет поддерживать работу одного процессора разными операционными системами, скажем, AIX, Linux и даже OS/400 одновременно, в любой комбинации. Получается связка из процессора микрокода и операционной системы. Гипервизор в сочетании с AIX позволяет особенно эффективно виртуализировать ресурсы сервера.

Какими факторами можно объяснить успех IBM на рынке Unix-систем?

Прежде всего, инвестициями в проектирование новых процессоров, архитектуры, но еще и инвестициями в производство. В отличие от наших конкурентов мы производим все, а потому можем контролировать проектирование и производство всех компонентов системы.

Каковы, по вашему мнению, общие тенденции в развитии Unix-систем?

На мой взгляд, Unix вступает в полосу своего развития, которую я бы назвал третьим поколением. Первое поколение было непосредственно связано с рабочими станциями. В 80-е годы потребовались высокопроизводительные графические рабочие станции для решения сложных инженерных и научных задач. В 90-е годы зародилось второе поколение — высокопроизводительные серверы, которые в основном предназначались для выполнения одного критически важного приложения. Модель 90-х — одно приложение на один сервер, главное — производительность. Каждое из первых двух поколений отличалось пользовательскими требованиями, технологическими лидерами каждого поколения были разные компании, но общим был экстенсивный характер развития. Конец второго поколения был вызван не только технологическими причинами, но и изменениями на макроэкономическом уровне и политическими событиями — начиная от кризиса доткомов и до последствий террористических атак.

Критически важным стало не то, насколько быстро работает Unix-система, а то, насколько она надежна, насколько эффективна с экономической точки зрения. Сегодня мы не делим на операционную систему, на микропроцессоры, а рассматриваем систему в целом. Это время чрезвычайно благоприятно для IBM: у нас более чем сорокалетний опыт создания систем, от процессоров до архитектуры компьютеров и операционных систем. Третье поколение я бы назвал системным; оно создает более предпочтительные условия для «больших» вендоров, способных создавать экономически выгодные системы.

Рабочим станциям предшествовал период, когда Unix разрабатывали на мини-ЭВМ; это вы не считаете поколением? Что именно является движущим стимулом для третьего поколения?

70-е годы можно назвать эмбриональным периодом. Тогда было создано множество интересных решений, относящихся к собственно операционной системе, но специализированных Unix-систем не было.

Сегодня мир Unix испытывает серьезное давление. «Сверху» давит изменившаяся экономическая ситуация: сегодня мало кто может позволить себе модель «один сервер — одно приложение», важно оптимизировать использование ресурсов. «Снизу» подпирают миры Lintel и Wintel. Противостоять этому давлению можно, если изменить экономическую модель, чем мы, собственно, и занимались последние несколько лет. Выпустив новые системы, мы решили эту задачу, сделав две вещи. Во-первых, изменения, внесенные в Power5, изменили экономическую ситуацию, обеспечив качественно новое отношение «производительность/цена». 16-процессорная машина модели 570 может поддерживать большее число пользователей, чем 72-процессорный сервер Sun Microsystems. Во-вторых, мы перенесли вертикальную виртуализацию из мира мэйнфреймов в мир Unix. Это позволяет поднять уровень использования систем до 40-60%. Повышение уровня использования достигается за счет виртуализации ввода/вывода, виртуализации работы с системами хранения и виртуализации работы в сети Ethernet. Я уже говорил о возможности деления на разделы; чем мельче деление на разделы, тем эффективнее может быть адаптация к нагрузке.

Что вы можете сказать о влиянии процессорных архитектур на развитие рынка Unix-систем?

Сегодня можно говорить о развитии всего двух архитектур, IA-64 и Power, только двух. Однако процессор Itanium, на который ставит HP, развивается медленнее, чем можно было ожидать.

Как вы оцениваете намерение Sun открыть коды Solaris? Как это решение повлияет в целом на пейзаж Unix?

Думаю, никак. Есть одна открытая платформа — Linux. Сегодня это более чем 5-миллиардный рынок, он растет со скоростью 30% в год, а здесь в России даже на 50%. Корабль Linux вышел из порта и уже имеет колоссальную поддержку со стороны независимых производителей программного обеспечения. На сегодняшний день стремление cоставить альтернативу этому движению лишено смысла, может быть, это стоило сделать несколько лет назад, но не сейчас.

Сейчас не в этом дело. Надо учитывать общее состояние рынка, все предприятия стремятся стать более динамичными, быстрее реагировать на требования рынка, поэтому ключевым является то, что мы называем «вычислениями по запросу» (computing on-demand). Для этого системы должны строиться на основании открытых стандартов; в этом и заключается фундаментальное преимущество Linux. Это унифицирующая платформа, способствующая достижению необходимой гибкости в удовлетворении возникающих запросов; она позволяет создавать горизонтально взаимодействующие между собой приложения.

Вам не кажется странным, что «большие» вендоры, много говорящие об открытых кодах, выступают в определенной мере с потребительских позиций по отношению к сообществу Open Source, старясь извлечь из него прибыль для себя, но не слишком много делая для развития данного направления?

Не могу с вами согласиться, IBM делает чрезвычайно много для поддержки Linux-сообщества. В нашем программистском пуле, работающем в этом направлении, свыше тысячи разработчиков. Есть центр в США, в Австралии, в других частях света. Такие компании, как IBM, выносящие в мир Open Source результаты своих разработок, делают серьезный вклад в развитие всего движения в целом.

Как вы соотносите значение для IBM двух операционных систем — Unix и Linux?

Следует исходить из того, что рынок Unix вышел в стабильное состояние, он как минимум останется на нынешнем уровне. С другой стороны, в течение нескольких следующих лет рынок Linux будет весьма динамичен. Поэтому нет причин выбирать, работать с той или с другой системой, — следует работать с обеими сразу, что мы и делаем. Более того, мы предоставляем пользователям возможность одновременной работы под обеими операционными системами.

Нет ли опасности в попытке монополизировать то, что вы назвали третьим поколением Unix? Хорошо ли остаться без конкурентов?

Нет, конечно же, мы не претендуем на единоличное владение всем рынком, мы оставляем место и другим, но могу твердо сказать, что мы будем лидерами третьего поколения.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями