Конференция «CIO. Госсектор 2004» отразила не только тенденции в области строительства электронного государства, но и противоречия между позициями участников процесса

В середине ноября прошла всерос?сийская конференция «CIO. Госсектор 2004». По данным организаторов — фонда «Новая экономика», Государственного университета — высшей школы экономики и журнала «Большой бизнес», для участия в мероприятии зарегистрировалось 230 человек, в числе которых были представители федеральных и региональных органов власти, а также сотрудники российских ИТ-компаний.

На конференции обсуждались вопросы организации взаимодействия государственных структур и ИТ-компаний, создание единых стандартов, методологий и правил использования информационных технологий органами государственной власти. По мнению участников конференции, характер обсуждаемых тем отражает события и тенденции, происходящие в стране.

Реформа правительства и чехарда кабинета министров оказали влияние на экономику страны. По мнению Василия Васина, президента группы компаний R-Style, деловая пауза, продолжавшаяся длительное время, никак не способствовала движению вперед как рынка информационных технологий, так и всей страны в целом.

«Большинство проектов перешло на четвертый квартал и сейчас приходится работать, как и ранее, под девизом ?Пятилетку в четыре года?. Кроме того, во многих министерствах и ведомствах поменялись руководители, ответственные за ИТ. Местами это приводит к пересмотру уже сделанного, а иногда и к закрытию почти готовых проектов. Преемственность ИТ-решений у нас очень низка», — отметил Васин.

Впервые на конференции был затронут вопрос о том, как можно успешные внедрения в отдельных регионах тиражировать в другие субъекты федерации и административные центры. Решение этой проблемы упирается в отсутствие единых стандартов.

Среди проектов, наиболее востребованных регионами, — системы персонального учета населения, государственных закупок, кадастра объектов недвижимости и земельных участков, документооборота.

На конференции не решалось, какая должна быть система документооборота в каждом конкретном ведомстве, вопрос ставился иначе: как должны взаимодействовать различные ведомства. Как системы документооборота и соответственно ведомства могли бы обмениваться электронными документами между собой.

Заместитель директора департамента корпоративного управления Министерства экономического развития и торговли РФ Церен Церенов, считает, что первые проекты стандартов, пригодных для публичного обсуждения, можно ожидать к концу текущего года.

С долей определенного скепсиса представители государственных структур встретили доклады специалистов ИТ-индустрии. Исторически идеология электронного правительства или электронного государства как в России, так и за рубежом появилась после возникновения электронного бизнеса.

Поэтому вполне уместно было бы использовать опыт системных интеграторов, накопленный на ниве корпоративных заказчиков для решения задач электронного государства.

Но призыв одного из докладчиков применить корпоративный опыт автоматизации, назвав государство корпорацией с государственными услугами, не встретил понимания и одобрения среди участников конференции.

Критерии «счастья»

Но если работа корпорации с точки зрения критериев успешного внедрения информационных технологий ясна, то с государственными заказчиками привычные критерии претерпевают заметные изменения. В частности, в ходе конференции прозвучала крайне странная оценка эффективности автоматизации государственных структур — «счастье». Критерий, который крайне сложно формализовать, стандартизировать, а следовательно, оценить на соответствие поставленной задачи.

По мнению Цере?нова, критериев успешности три. Первый — финансовый, но лишь по немногим проектам (например — по внедрению электронных систем государственных закупок) удается провести оценку реальной отдачи от внедрения информационных технологий.

Правда, в отличие от компаний государство не ставит цель зарабатывать деньги, хотя директор по информационным технологиям компании «Крок» Александр Буйдов и предложил органам власти предоставлять услуги на базе действующих у них информационных систем на коммерческой основе (при этом общение граждан с государством по традиционной «бумажной технологии» должно оставаться бесплатным).

Вторым критерием успешности проекта можно назвать повышение удобства общения с властью через электронные средства.

И наконец, третий критерий касается увеличения «прозрачности» государства перед обществом.

Кто такой «российский CIO»

Остались непонятны роль и полномочия самих государственных ИТ-директоров. По западным канонам Chief Information Officer является членом правления совета директоров корпорации и существенно влияет на ИТ-стратегию компании, тем самым способствуя развитию бизнеса. На что распространяется сфера влияния отечественного государственного ИТ-директора, пока непонятно. Неясен и вопрос относительно того, каков должен быть профессиональный кругозор человека, занимающего такой пост.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями