Весной было объявлено, что Sun и Micorosft урегулировали все свои разногласия, но заря новой эры сотрудничества так и не взошла
Дон Теннант — главный редактор еженедельника Computerworld. Связаться с ним можно по адресу don_tennant@computerworld.com

Мудрецы советуют ко всему относиться по-философски. Они, к примеру, рекомендуют воздерживаться от завышенных ожиданий по отношению к чему бы то ни было. Тогда все, что лишь незначительно превосходит средний уровень, будет производить достаточно сильное впечатление. Корпорации Sun Microsystems и Microsoft могли бы оказать всем большую любезность, если бы в апреле, когда началась настоящая пропагандистская кампания по поводу потепления отношений между ними, взяли этот принцип на вооружение.

Весной было объявлено, что компании, когда-то непримиримые противники, урегулировали все свои разногласия и что все сейчас наблюдают зарю новой эры сотрудничества. PR-служба Sun «вложила в уста» своего генерального директора Скотта Макнили фразу, пусть несколько пафосную, но зато отлично передающую подъем духа партнерства, который царил тогда в окружении компаний: «Это соглашение даст значительные преимущества клиентам как Sun, так и Microsoft. Оно послужит стимулом для создания новых продуктов, расширения выбора для тех клиентов, которые хотели бы комбинировать серверные продукты нескольких производителей и добиваться гладкой работы гетерогенных вычислительных сред».

С тех пор прошло полгода. Достаточный срок для того, чтобы оценить, что же действительно получили клиенты компаний. Поэтому я спросил исполнительного вице-президента группы разработки программного обеспечения компании Sun Джона Лояконо, что изменилось в связи с соглашением.

«Принципиально изменился тон наших переговоров с клиентами. Мы отказались от привычки язвить всякий раз, когда речь заходит о Microsoft, — ответил Лояконо. — Поскольку по сравнению с тем, что было раньше, мы существенно больше сотрудничаем с корпорацией».

Попробую назвать вещи своими именами. Изменения состоят в том, что сотрудники Sun выбирают более мягкие выражения, когда говорят о Microsoft. Конечно, это очень даже похвально. Однако я надеялся услышать о таких изменениях, которые больше затрагивают пользователей. Я проявил настойчивость, и Лояконо пришлось произнести еще следующее: «В ближайшие три месяца — или около того — вы услышите не только рассуждения об общих концепциях, но и заявления о конкретных вещах, которые мы делаем с Microsoft. Мы продемонстрируем более или менее осязаемые подтверждения развития наших отношений».

Итак, еще три месяца. На конференции JavaOne — напомню, что она состоялась еще в июне — Макнили заявил, что детали совместной работы будут известны летом. Этого не случилось. Потом, в сентябре, Марк Макклейн, вице-президент по маркетингу программного обеспечения Sun, пообещал, что в том же месяце компании объявят о достижениях в области интероперабельности.

Тем не менее единственное, что мы знаем сейчас из того, чего не знали в апреле, — это наличие в соглашении пункта (компании как-то умолчали об этом), согласно которому Microsoft может подать в суд на пользователей и дистрибьюторов OpenOffice, пакета офисных приложений с открытыми исходными кодами, приобретенного Sun в 1999 году и в том же году предложенного сообществу разработчиков и пользователей таких систем. При этом пользователи StarOffice — коммерческого дистрибутива OpenOffice, распространяемого Sun, — защищены от судебных преследований. Соответствующие документы были поданы в комиссию по ценным бумагам и биржам 13 сентября. Sun преследовала исключительно собственные интересы. Всем, кто думал заняться распространением OpenOffice, а не StarOffice, стоит пересмотреть свое решение. Вот такая вот забота.

Кроме того, Sun получила от Microsoft почти 2 млрд. долл., когда подписывала договор в апреле, так что стимулов «дуть в одну дудку» с последней — больше некуда. Никого не беспокоит то, как эти музыкальные экзерсисы отразятся на ком-либо еще. А чего вы ожидали?

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями