К мысли, что рано или поздно основным посредником между государством и его гражданином станет не угрюмый чиновник, а приветливый браузер, похоже, привыкает все больше жителей России
Только в прошлом году в России экономия бюджетных средств за счет перевода общения государства с поставщиками в «электронную плоскость» составила 17 млн. евро. Один из регионов, где уже внедрена система электронных торгов, — Ханты-Мансийский автономный округ

Но если «электронная приемная губернатора по личным вопросам» существует разве что в голове ИТ-энтузиастов, то системы электронных закупок работают уже сегодня. Сохраняя при этом казне немалые суммы: так, по данным Национальной ассоциации участников электронной торговли (НАУЭТ), только в прошлом году экономия бюджетных средств за счет перевода общения государства с поставщиками в «электронную плоскость» составила 17 млн. евро. Между тем доля электронных торгов в общем объеме госзакупок составила 0,2%.

Много это или мало? Например, в Норвегии переведено «в электронный вид» 25% госзакупок, в Швеции — 20%, в Австралии — 15%, а в США — 5%. Соответственно, и бюджетных средств в этих странах экономится значительно больше.

Общий объем российского рынка электронной торговли в прошлом году составил 0,94 млрд. долл., а за первый квартал этого года — 1,1 млрд. При этом, говоря об электронной торговле, необходимо помнить, что госзакупки (Business to Government, B2G) являются всего лишь одной из трех ее составляющих. Помимо них существуют еще рынки B2B (Business to Business) и B2C (Business to Customer). Тем не менее самым быстроразвивающимся сегментом является именно B2G. Действующих систем электронных госзакупок, по данным НАУЭТ, на сегодняшний день в России насчитывается семь; из них полный цикл конкурсных и внеконкурсных закупок поддерживают только две. Еще 15 находятся в стадии разработки; девять из них создаются в рамках ФЦП «Электронная Россия», а шесть реализуются регионами самостоятельно.

По словам исполнительного директора НАУЭТ Антона Никольского, главными достоинствами электронных госзакупок является экономия на издержках, связанных с оформлением и расчетами, ускорение информационного обмена и документооборота, снижение закупочных цен за счет информирования потенциальных поставщиков и конкуренции между ними, уменьшение числа случаев злоупотреблений и коррупции благодаря прозрачности процедуры закупок, привлечение к закупкам малого бизнеса, а также достижение экономии средств за счет механизма аукционов. Основные же проблемы, стоящие на пути их внедрения, — несовершенство законодательства (в частности, относительно сроков и требований к проведению закупок), отсутствие единого классификатора товаров, реестров поставщиков и заказчиков, сложность соблюдения конфиденциальности, необходимость обеспечения возможности подачи предложений в традиционном виде, а также банальное отсутствие у многих поставщиков доступа в Internet.

Говоря о текущем состоянии электронной торговли, Никольский выделил следующие положения: проекты осуществляются в отсутствии соответствующего федерального законодательства; проекты носят региональный характер, а взаимодействие между соответствующими системами отсутствует. Кроме того, региональные системы электронной торговли строятся на различных технологических платформах и в их основе лежат разные подходы и принципы, функциональный состав региональных систем различен, различные системы автоматизируют разный набор функций, связанных с закупками. Также большинство региональных систем электронной торговли не используют ЭЦП из-за отсутствия инфраструктуры удостоверяющих центров. Затраты — как временные, так и финансовые — на создание полноценной системы госзакупок значительны и для многих регионов являются «неподъемными»; часть регионов используют только лишь модуль «электронного аукциона» с целью достижения краткосрочного бюджетного эффекта.

Учиться, учиться и учиться

О том, что именно происходит в регионах, их представители отчитались на состоявшейся в Белгороде научно-практической конференции «Региональные системы электронных закупок: становление, результаты, развитие». В работе конференции приняли участие представители 22 субъектов РФ, а ее организаторами выступили НАУЭТ и «Белгородский информационный фонд» при поддержке аппарата губернатора области. По словам директора фонда Дмитрия Пантелеева, сумма закупок на областных электронных торгах в 2003 году составила 966 млн. руб., что на 118 млн. меньше общей суммы средств, выделенной на закупки. И это не предел: так, по данным НАУЭТ, в Новосибирской области в минувшем году электронные госзакупки сэкономили около 140 млн. руб. (было закуплено товаров и услуг на сумму 1,6 млрд. руб. вместо запланированных 1,74 млрд.).

Самой «прогрессивной» отраслью в Белгородской области оказалась медицина: 55,9% от всей суммы областных закупок, совершенных посредством новейших технологий, пришлось на закупки медицинского оборудования и инвентаря, а 36,6% — на медикаменты и изделия медицинского назначения. Общее число торгов, проведенных фондом за год, составило 253, а в число государственных структур, размещавших заказы на поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг превысило 30.

«В ближайшие планы фонда входит внедрение электронного документооборота на всех этапах процесса формирования и исполнения областного заказа», — заявил Пантелеев. В частности, планируется создание инфраструктуры, обеспечивающей использование электронной цифровой подписи, разработка пакета документов, регламентирующих сферу электронной торговли, организация электронной биржевой площадки в рамках создания единого биржевого пространства на территории страны, а также разработка пакета документов, определяющих порядок взаимодействия с электронной торговой площадкой негосударственных заказчиков.

По словам начальника управления информатизации, связи и делопроизводства аппарата губернатора Белгородской области Юрия Банчука, местные госзакупки проводятся на основе 17 нормативных актов.

«При подготовке нормативной базы за основу был взят главный фактор, способный качественно повлиять на организацию отношений между госзаказчиком и поставщиками: массовое распространение в деловой жизни области ИТ, и, прежде всего Internet», — подчеркнул Банчук. Основными проблемами в механизме региональных и муниципальных закупок, по его мнению, являются нечеткость и несогласованность отдельных нормативных актов области и муниципальных образований, которые приводят к неоднозначности трактовки отдельных норм и правил распределения бюджетных средств и многовариантности практического применения процедур, предусмотренных законодательством.

Также несовершенна система прогнозирования и планирования закупок заказчиками и организаторами торгов, недостаточен контроль проработанности и качества технических требований, заданий и спецификаций на закупки сложного оборудования, услуг и работ, отсутствует эффективный контроль выполнения правил распределения и расходования бюджетных средств.

Кроме того, не все заказчики системы «Электронные торги» оказались готовыми к оформлению заявок в электронном виде.

«Отсутствие у заказчиков конкретного плана закупок на год и даже на квартал порождает хаотичную работу участников торгов и, как следствие, признание торгов несостоявшимися, снятие заявок с торгов, выставление невыполнимых требований и так далее», — констатировал Банчук.

Проблема-2010

Существенными препятствиями на пути развития электронной торговли являются проблемы идентификации пользователя (решение — использование электронно-цифровой подписи при наличии удостоверяющего центра) и придания документу юридической силы (обеспечивается использованием ЭЦП). О текущем состоянии этих вопросов шла речь на круглом столе «Развитие электронной коммерции и торговли в России», проведенном в мае этого года НАУЭТ совместно с центром развития информационного общества «РИО Центр». По словам генерального директора компании «Удостоверяющий центр» Георгия Афанасьева, вопрос о введении ЭЦП необходимо рассматривать в контексте места России в мировом сообществе. Последнее, по мнению Афанасьева, в 2010 году столкнется с проблемой «критической инфраструктуры».

Степень развития технологий и определит положение стран на мировой арене нынешнего века. С подобными критическими проблемами общество сталкивалось и преж?де. В середине XIX века «слабым местом» экономик были железные дороги и энергетика; разногласия между процессами массового индустриального производства и инфраструктурами, обеспечивающими производственные процессы, стали причиной серьезного кризиса. В ХХ веке — торговые и финансовые сети; в 30-х годах в развитых странах возник разрыв между расширением производства и инфраструктурами сбыта и потребления товаров.

Новый кризис будет вызван рассогласованием между процессами неоиндустриального развития и ключевыми инфраструктурами, обеспечивающими обращение мировых ресурсов. Поскольку все больше ресурсов обращается в электронном виде, слабым местом начала XXI века становится отсутствие эффективной системы идентификации участников этого обращения.

Для того чтобы решить эту проблему, необходимо руководствоваться принципами смены масштаба (выход за рамки привычных административных границ), партнерства государства, бизнеса и гражданского общества, а также соучастия субъектов экономического и социального действия разных уровней в разработке проектов и программ нового поколения.

Применимо к сегодняшним российским реалиям это означает в первую очередь изменение государственной политики. По мнению Афанасьева, сокращение государственного финансирования вместе с началом стимулирования бизнеса позволит более эффективно развивать технологии.

На практике это может выглядеть как аутсорсинг услуг удостоверяющих центров. Афанасьев уверен, что частным компаниям вполне можно доверить ведение списков сертификатов государственных служащих и руководителей предприятий, взаимодействующих с госорганами, поскольку генерация секретного ключа производится на компьютере конечного пользователя, сотрудники же удостоверяющего центра не имеют к нему доступа, а хранят только переданный им открытый ключ.


Электронные торги в России

Действующих систем электронных госзакупок, по данным НАУЭТ, на сегодняшний день в России насчитывается семь; из них полный цикл конкурсных и внеконкурсных закупок поддерживают только две. Среди действующих систем можно отметить: «Парус-Госзакупки» разработки корпорации «Парус» (внедрена в Чувашии, Челябинской и Липецкой области); «Cognitive-Лот» компании Cognitive Technologies (Ханты-Мансийский автономный округ, Владимирская, Ростовская и Ярославская области); АИС ГЗ санкт-петербургской компании «Комита» (Санкт-Петербург); ЭСМС Новосибирской области разработки компании «Норбит»; СЭТ Белгородской области разработки компании «Сайнер» (см. табл. 3). Еще 15 систем находятся в стадии разработки; девять из них создаются в рамках ФЦП «Электронная Россия», а шесть реализуются регионами самостоятельно.

Больше открытости

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями