Полезность ИТ для бизнеса трудно доказать. Но опровергнуть — еще труднее
Леонид Черняк — обозреватель журнала «Открытые системы». С ним можно связаться по адресу cherniak@osp.ru

Ну и наделал же переполоху в компьютерном сообществе Николас Карр своей статьей IT doesn?t matter (название которой я бы сейчас перевел как «Дело не в ИТ»), опубликованной журналом Harvard Business Review, где автор состоит штатным сотрудником. Почти весь 2003 год ее, как могли, опровергали почти все руководители крупнейших компаний, хоть как-то причастных к компьютерам. Мне довелось наблюдать словесную дуэль между Карром и Скоттом Макнили на форуме Sun Microsystems в сентябре в Сан-Франциско. Смотрел и сожалел, что руководитель огромной корпорации не читал басни Крылова и не знает, как подобает слону вести себя, когда он подвергается нападению. А на выставке Comdex оппонентами старшего редактора HBR стали вице-президенты IBM и Microsoft.

Надо признать, что стратегически момент для нападения на ИТ был выбран Карром как нельзя лучше. На начало 2003 года пришелся наибольший отраслевой спад, и подтолкнуть падающего можно было, не подвергая себя опасности, да и славу героя-инакомыслящего при этом обрести без особого труда.

Однако как критик ИТ Карр не оригинален и, по сути, ничего нового не сказал. О невозможности с цифрами и фактами показать эффективность инвестиций в ИТ, об отсутствии корреляции между их эффективностью и прибыльностью компаний говорили давно, и куда более авторитетные специалисты. Я имею в виду, прежде всего, Роберта Соллоу и Пола Страссмана. Но они оппонировали мнению большинства тогда, когда отрасль была на подъеме. И разумеется, их заметно более серьезные аргументы не хотели принимать во внимание. А Карр, выступив с провоцирующими заявлениями в благоприятный момент, лишь попал в резонанс с общественным мнением. Кроме того, он использовал упрощенные рассуждения и лексику, что дает определенные преимущества при работе с массами. Карр выступил своего рода Жириновским от ИТ.

Более 15 лет тому назад Соллоу, лауреат Нобелевской премии по экономике, сформулировал свой знаменитый «парадокс продуктивности ИТ». Смысл этого парадокса сводится к тому, что при наличии миллиардных инвестиций в компьютеры нет никаких статистически достоверных данных о связи этих инвестиций с продуктивностью предприятия в целом. Этой теме были посвящены тысячи статей, одно из наиболее интересных направлений исследований парадокса продуктивности ведется в Слоуновской школе бизнеса под руководством Эрика Бриньефсона. Однако, несмотря на чрезвычайно изощренные математические методы, аргументы, преследующие целью показать ложность парадокса или то, что он преодолен, не убеждают. Так же, как, впрочем, бесконечные рассуждения об общей стоимости владения.

Пол Страссман, хорошо известный читателям Computerworld как человек дела, не пускается в отвлеченные рассуждения, а уже много лет строит свою диаграмму. На ней по ординате откладываются показатели экономической эффективности предприятия, а по абсциссе — суммы инвестиций в ИТ. Каждому из обследованных предприятий соответствует одна-единственная точка, а всего на протяжении семи-восьми лет было обследовано порядка 10 тыс. предприятий. На графике из отдельных точек образуется облако, то есть ни о какой прямой зависимости между инвестициями в ИТ и прибыльностью говорить нельзя. Картина окажется еще более убедительной, если провести фильтрацию, например, по отраслям, — облако прореживается, но ничуть не меняет своих очертаний.

Что же из сказанного следует? Согласиться с Карром и признать, что «ИТ получили настолько широкое распространение, что уже не дают компаниям ощутимых преимуществ в конкурентной борьбе, и прямая зависимость между количеством денег, потраченных на информационные технологии, и ее финансовыми результатами отсутствует»? Разумеется, нет, но и полемизировать с ним стоит несколько в другой плоскости. Удивительно, что те, кому по статусу положено опровергать Карра, выбирают какие-то жалкие доводы, не выходя за предложенную Карром систему аргументов. Я не случайно привел здесь изложение проблемы в форме парадокса, потому что парадоксы чаще всего используются для схоластических и малопродуктивных рассуждений. Самый популярный из них содержит рассуждения на тему «Может ли быстроногий герой Ахиллес догнать медленную черепаху». Философы извели горы бумаги, но человеку, знающему элементарную физику, построить аналитическое решение, проиллюстрировать его графиком не представляет труда — а потом стоит заняться чем-нибудь более полезным.

Чтобы избавиться от назойливых любителей парадоксов, нужно найти иной способ анализа. Говорить о парадоксе продуктивности имело смысл в эпоху господства мэйнфреймов и мини-ЭВМ, не связанных в сеть. Тогда информационное значение компьютеров не было столь очевидно, сейчас этот парадокс просто перестал существовать. Сегодня, когда компьютерные сети стали одним из важных компонентов инфраструктуры, без них жить нельзя, точно так же как без электрических и газовых сетей, без автомобильных и железных дорог. Все это составляющие так называемого «инфраструктурного капитала», который не имеет прямых методов для оценки эффективности.

Если остановиться на этой аналогии, то можно пересказать рассуждения Карра следующим образом: «Вы уже построили для себя сеть грунтовых дорог, стоит ли строить магистрали?» Можно не строить год или несколько лет, а потом предприятие безнадежно отстанет со всеми вытекающими последствиями.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями