В Intel считают, что отечественная экономика демонстрирует значительный потенциал роста, который вполне позволяет России претендовать на доминирующую роль в Европе
Стив Чейз: «Признаюсь, на Западе многие не верили в возможность проведения IDF в России. Но форум прошел успешно, состоится он и в этом году, уже намечены даты проведения его в 2004 году»

Сегодня, 28 октября, в Москве открывается Форум IDF. В этом году он проводится в нашей стране во второй раз. Президент корпорации Intel в России Стив Чейз был одним из тех, кто добивался (и добился) проведения Форума Intel для разработчиков (IDF) в России. О том, как IDF пришел в Россию, он рассказывает главному редактору Computerworld Россия Дмитрию Гапотченко.

С чем было связано решение провести IDF в России? С размерами и темпами роста в России рынка ПК? Или с надеждами, возлагаемыми на российских разработчиков?

Однажды в прессе промелькнула шутка, что российский IDF просто-напросто приурочили к визиту в Россию главы Intel Крейга Барретта... Пожалуй, если говорить серьезно, то ответ на ваш вопрос даже проще: в американской штаб-квартире нашей компании было принято решение расширить географию IDF. При этом учитывалось, что многим российским разработчикам, созревшим для участия в подобных мероприятиях, не просто выехать в западные страны по целому ряду соображений (финансовых, языковых и др.).

В российском офисе Intel были более глубокие причины ратовать за проведение IDF. Нам очень важно, чтобы рынок ИТ развивался динамично и уверенно. Адля того, чтобы это происходило, необходимы события вроде IDF, в ходе которых компании — лидеры индустрии могли бы донести до российских разработчиков информацию по высоким технологиям, причем во всей ее глубине.

Количество мероприятий такого рода не может быть бесконечным. Что сыграло на руку России, кроме планировавшегося визита Барретта?

Россия является частью региона ЕМЕА, включающего Европу, Ближний Восток и Африку. Изначально планировалось проводить форум дважды в год в Западной Европе, но потом решили по-другому.

Идея провести IDF в России имела как плюсы, так и минусы. С одной стороны, был риск того, что российский форум станет локальным мероприятием, не носящим международный характер. С другой стороны, в России уровень разработчиков ИТ очень высок, и мы справедливо полагали, что, в отличие от других IDF, на российском форуме будут очень широко представлены именно местные разработки.

Признаюсь, на Западе многие не верили в возможность проведения IDF в России. Но форум прошел успешно, состоится он и в этом году, уже намечены даты проведения его в 2004 году. Основная проблема — это место проведения мероприятия, потому что форум растет, и найти подходящую площадку не так просто.

Если IDF в России прошел с таким успехом, не планируется ли его проводить дважды в год, как в Индии или в Китае?

На самом деле вероятность того, что IDF будет по-прежнему проводиться дважды в год в Китае и Индии, не очень велика. Существует несколько проблем. Одна из них — IDF отрывает многих людей от повседневной работы. Поэтому в будущем, вероятно, останется только два места, где форум будет проходить каждые полгода — США и Тайвань. Зато рассматривается возможность проводить такие мероприятия за пределами основного «маршрута» форума — в частности, организовывать выездные сессии. Таким образом, IDF получит своеобразное географическое расширение.

На форуме в Сан-Хосе центральной темой была конвергенция компьютерных и коммуникационных технологий. При этом существенное внимание уделялось вопросу регулирования в области лицензирования частот беспроводного доступа. В России эта проблема стоит, может быть, даже более остро. Например, многие частотные диапазоны с незапамятных времен принадлежат военным. Предполагается ли пригласить для участия в российском IDF представителей Минсвязи, военных структур для того, чтобы они прояснили возможность использования этих коммуникационных решений в российских условиях?

Я не считаю, что IDF — подходящее место для обсуждения таких вопросов. Вместе с тем весной мы встречались с представителями Министерства по связи и информатизации, обсуждали с ними, в том числе и вопросы лицензирования частот. Мы планируем еще одну такую встречу и надеемся, что Минсвязи пригласит на нее представителей соответствующих отраслей российской промышленности и военных. Тем более что появляются новейшие технологии — скажем, на подходе технологии широкополосного беспроводного доступа — и надо заранее обсудить проблемы, которые могут возникнуть в связи с их продвижением на рынке. В будущем году планируется приложить в этом направлении достаточно много усилий.

В одном из своих интервью вы сказали, что по составу аудитория IDF в России соответствует аудитории конца 90-х годов в США. Сейчас в США больше увлечены коммуникационными решениями, тогда как в России — чисто аппаратными. С чем это связано и будет ли это достаточно быстро меняться?

Действительно, я считаю, что в ближайшие два-три года состав участников российского IDF существенно изменится. Сейчас в России мы в первую очередь сотрудничаем с компаниями, которые работают в области аппаратных и программных решений в сфере компьютерных технологий. А телекоммуникационный рынок в России еще не очень знаком с нами как с производителем соответствующих «строительных блоков», который представляет новейшие технологии в области телекоммуникаций. В свою очередь мы не очень хорошо знакомы с российскими телекоммуникационными компаниями. Однако я уверен, что в ближайшие два-три года, по мере того как мы будем все лучше узнавать российский рынок телекоммуникаций, а российские телекоммуникационные компании начнут рассматривать нас как поставщика коммуникационных решений, положение постепенно изменится.

Если возвращаться к первому форуму, насколько оправдались ожидания относительно него? По составу участников, по результатам? Ведь средства затрачены немалые...

С моей точки зрения, это был ошеломляющий успех. Усилия, приложенные к организации форума, оправдались, и в Америке были приятно удивлены тем, насколько успешно прошло это мероприятие. Повторюсь, что оно имеет очень большое значение для российского рынка ИТ, и поэтому я бы сказал, что проведение IDF в России — это не просто повод для саморекламы, но и вклад в развитие сектора ИТ в России.

Не планируется ли расширение IDF в некотором смысле побочным образом? Сейчас он для разработчиков. Не предполагается ли сделать какие-то дополнительные сессии для руководителей российских компаний, чтобы показать им технологии Intel и технологии, которые разрабатываются в России? Провести в своем роде бизнес-форум при форуме разработчиков?

Мне кажется, что уже на сегодняшний момент многие пленарные доклады могут быть интересны не только разработчикам, но и руководителям российских компаний. В дальнейшем тематика форумов еще больше расширится и будет представлять интерес для большего количества потенциальных участников.

Но он так и останется российским, точнее — экс-союзным мероприятием? И не будет продвигаться на Запад, в сторону стран Восточной Европы?

Развитие IDF является эволюционным процессом и происходит по мере того, как рынок информационных технологий будет расширяться здесь, в России. Все больше и больше западных компаний будут вовлекаться в IDF, таким образом, форум будет становиться все более интернациональным. Мы ожидаем, что реально международным российский IDF станет через пять-шесть лет, хотя уже сегодня мы видим, что много зарубежных компаний участвуют в форуме, а несколько ведущих корпораций даже выступают спонсорами российского IDF.


Мнение из-за океана

Дэвид Дикстайн: «Аудитория прошлогоднего российского IDF и уровень организации мероприятия превзошли наши ожидания»

О том, что думают про российский IDF американцы, участвующие в принятии решения о его проведении, рассказывает Дэвид Дикстайн, менеджер по связям с общественностью по вопросам IDF.

Как принимаются решения о проведении IDF в той или иной стране?

Для компаний, которые составляют основу общемировой компьютерно-коммуникационной экосистемы, Intel Developer Forum — это своего рода информационная площадка, предоставляющая им возможность собраться вместе и поделиться друг с другом информацией о новых технологиях, а также о наиболее эффективных путях внедрения новейших инновационных продуктов.

Подобные площадки не могут возникнуть ни с того ни с сего — они зарождаются там, где происходит концентрация технологической мысли, в «солнечных сплетениях» глобальной экосистемы разработчиков, производителей и крупных потребителей современного аппаратного и программного обеспечения. Например, Индия традиционно является одним из крупнейших мировых центров сообщества разработчиков ПО, в Калифорнии располагаются штаб-квартиры многих лидеров мировой компьютерной индустрии, Тайвань прочно ассоциируется с имиджем одного из важнейших мировых системных интеграторов и производителей комплектующих. Так что мы ничего не делаем «искусственно», просто организуем площадки для информационного обмена там, где они действительно необходимы, и оптимизируем содержание для местной аудитории.

Что повлияло на решение проводить IDF в России? Какие доводы были «за» и «против»?

Россия традиционно располагает большим количеством специалистов в области полупроводников, разработки ПО и компьютерной техники, имеет развитую отраслевую экосистему. И мы решили, что потенциальная аудитория форума в России уже «созрела» для подобного мероприятия. К тому же российский рынок, российская экономика демонстрируют значительный потенциал роста, который вполне позволяет России претендовать на доминирующую роль в Европе. Россия располагает выдающимися разработчиками, ваше академическое сообщество пользуется заслуженным авторитетом как одно из сильнейших в мире, так что интерес Intel к России с точки зрения поднятой темы вполне оправдан.

Какова специфика российского IDF? Как эта специфика сказывается на программе его проведения?

Аудитория прошлогоднего форума и уровень организации мероприятия превзошли наши ожидания. Разумеется, есть определенные отличия российского IDF от, скажем, американского. В первую очередь — по количественным параметрам (в московском форуме участвовало около 1 тыс. человек, тогда как IDF в США раз в полгода собирает около 5 тыс. участников). Также форум в США «универсальнее», обширнее по охвату тем, в то время как региональные сессии форума ориентированы в основном на региональную же отраслевую специфику. Однако сегодня мы видим, что IDF в Москве все больше становится форумом разработчиков в привычном для нас понимании.

С какой целью была предоставлена возможность компании Kraftway, пока не представленной на американском рынке, сделать анонс своего сервера во время последнего IDF в Сан-Хосе?

Это обычная практика IDF — выпуск пресс-релизов компаний, участвующих в форуме. Как я уже отметил, IDF — это уникальная отраслевая информационная площадка, позволяющая лидерам индустрии (как мировым, так и ведущим компаниям из отдельных регионов) реализовывать различные стоящие перед ними задачи. Одна из них — заявить о своих успехах, продемонстрировать последние достижения, подчеркнуть преемственность выбранного курса и отметить преимущества выбранных архитектур или платформ.

Планируется ли шире представлять результаты деятельности российской лаборатории Intel на IDF в США?

На каждом IDF результаты деятельности Всемирной сети подразделения Intel Labs представляются очень широко, в том числе и вклад центра по разработке ПО в Нижнем Новгороде.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями