Sun больше не может диктовать свои условия, компания вынуждена принимать требования пользователей, идти на определенные уступки, иногда отказываясь от собственных убеждений в их пользу
Выступление главы Sun Microsystems Скотта Макнили на конференции SunNetwork 2003 было посвящено изменениям, произошедшим в представлении компании о рынке и о себе. По его словам, руководство компании осознало, что идти прежним путем нельзя; требуется не перемена имиджа, а полная перестройка производственной программы

К своему собственному удивлению этот репортаж приходится начинать не с обзора технологий, представленных на ежегодной конференции SunNetwork 2003, а с оценки происходящего переустройства рынка корпоративных информационных систем, которое на этой конференции стало особенно заметно. Несмотря на миллиардные объемы продаж, сложность предлагаемых изделий и другие показатели этот рынок как торговый механизм по своему уровню зрелости уступает другим.

Зрелость наступает с переходом от первой фазы, обычно называемой «рынком продавца» ко второй, — к «рынку покупателя». На рынке, где предлагаются «простые» товары, подобная трансформация происходит буквально в считанные дни, напротив, в высокотехнологической сфере формирование зрелого рынка может занять десятилетия. Многолетняя задержка трансформации рынка высоких технологий объясняется неготовностью к ней обеих сторон — причем не столько продавца, сколько покупателя.

Покупательский спрос наряду с предложениями новых технологий является одним из важнейших факторов формирования рынка, но до последнего времени влияние покупателя на предложения на рынке средств для информационных систем было едва заметным: производители обычно сами диктовали свои условия.

Но ситуация меняется на глазах, сокращение бюджетов заставляет пользователей стать более требовательными и предъявлять свои условия поставщикам. Какими Sun Microsystems видит эти изменения? Как на них реагирует?

Тяжелая ноша новатора

После ухода Билла Джоя полномочия главного идеолога компании Sun Microsystems перешли к Грегори Паподопулосу. Он всего на несколько лет моложе Джоя, но это специалист совершенного другой формации, с иной профессиональной историей

За три рабочих дня конференции было анонсировано так много новых продуктов, стратегий, технологий и инициатив, что их явно с лихвой хватило бы на несколько аналогичных корпоративных форумов. Большинство компаний в подобных обстоятельствах были бы рады и малой доле того изобилия, которое обрушилось на головы участников.

Однако квинтэссенция конференции заключалась отнюдь не в самих новинках. Важнее было не то, ЧТО именно покажет Sun Microsystems, а КАК компании удастся представить себя в изменившихся посткризисных экономических условиях.

Sun — своего рода infant terrible Кремниевой Долины. Такого рода компании идут в авангарде технической эволюции. Они совершают как крупнейшие ошибки, так и технологические прорывы, привлекая к себе особое внимание. Одни их любят, другие нет, но редко кто к ним безразличен. Они и их руководители находятся под постоянным и пристальным взглядом прессы и аналитиков.

Незадолго до SunNetwork 2003 на очень популярном в Северной Калифорнии информационном ресурсе www.kuro5hin.org была опубликована отчасти провокационная статья «Взлет и падение Sun» — своего рода пробный шар, вызвавший активное обсуждение настоящего и будущего компании. Вдумчивому читателю, пожалуй, ее стоит прочесть, чтобы понять взгляды оппонентов. Но показательно то, что автор, явный недоброжелатель, вынужден закончить свою статью словами: «И все же из истории Sun следует извлечь один урок: не стоит предсказывать будущее этой компании посредством экстраполяции настоящего. Sun — мастер фокусов, эта компания умеет вытаскивать из своей шляпы неожиданные вещи, ее неоднократно списывали со счета, но потом неизменно наступал момент торжества».

Прокомментировавший по моей просьбе эту статью Хал Стерн, технический директор Sun Service, объясняя особый статус Sun, разделил компьютерные компании на две неравные группы — на большинство, выпускающее массовую продукцию, и меньшинство, инновационные компании, поддерживающие свой бизнес путем постоянного обновления с неизбежными при этом элементами риска. Вторые — экстремисты (к этой категории он относит и свою компанию), они создают волны эволюции, такова их роль в экосистеме бизнеса. За всю историю своего существования Sun не раз являлась источником больших «волн» — можно вспомнить создание рабочих Unix-станций, SMP-серверы, язык Java. В процессе формирования находится очередная волна, и уже можно назвать несколько ее характерных признаков: высокопроизводительные вычисления, многопотоковые процессорные микросхемы (Chip Multithreading, CMT), бездисковые терминалы Sun Ray, Java-карты, новая структура предложения программного обеспечения и т. д.

Особую остроту интриге, развернувшейся на SunNetwork, придал уход в отставку Билла Джоя, главного идеолога компании, неизменного руководителя ее технической политики и просто культовой фигуры Sun. Вместе с Винодом Хостлой, Энди Бехстольхаймом и Скоттом Макнили он входил в состав той четверки, которая превратила студенческое начинание Stanford University Network в Sun, одну из крупнейших компьютерных компаний мира. Это Джой принес с собой из университета Беркли операционную систему Unix, установил ее на первую рабочую станцию и со временем превратил в Solaris. Кстати, оттуда же он принес и непередаваемый демократический дух, отличавший и отличающий Sun Microsystems от расположенных по соседству более индустриальных по корпоративному стилю компаний. И вот за неделю до конференции он объявил о своем уходе.

Мне довелось быть в это время в Сан-Франциско, могу засвидетельствовать, что все местные ежедневные газеты уделили решению Джоя не менее полосы, а уж специализированная пресса так просто захлебнулась от неожиданности. Трудно сказать, как на самом деле в Sun переживают уход отца-сооснователя, но формально упоминание о Джое исчезло из всех анонсов конференции, его имя практически не упоминалось. В ответах на вопросы Макнили ограничил свой комментарий сообщением, что отношения между Джоем и компанией сохраняются, что он по-прежнему остается одним из крупных держателей акций.

После ухода Джоя полномочия главного идеолога компании перешли к Грегори Паподопулосу. Он всего на несколько лет моложе Джоя, но это специалист совершенно другой формации, с иной профессиональной историей.

Паподопулос — выходец из Массачусетского технологического института, он не программист и давно хорошо известен как автор работ в области системной архитектуры, в частности, в сфере вычислений, управляемых данными.

Его возвышение в Sun на протяжении нескольких предыдущих лет было чрезвычайно интригующим; хотелось понять, что стоит за готовившейся и, наконец, состоявшейся перестановкой. Из короткого выступления Паподопулоса стало ясно, что он приверженец не «программистских», а «кибернетических» взглядов на системы, и в меньшей степени ориентирован на конкретные технологии.

«Сверхзадачу», стоящую перед компанией, Паподопулос назвал «Новой системой» (The New System). Предполагается, что эта система объединит мир людей и вещей компьютерными средствами. Решение задачи становится возможным с появлением технологий наподобие «сервера на кристалле» (Server-On-Chip) и широким распространением скоростных коммуникаций.

Рискну предположить, что перед нами — не просто передача эстафетной палочки, а целенаправленная смена лидера. Компания намерена стать поставщиком системных решений, как сказал тот же Макнили, «хватит поставлять отдельные детали, пора переходить к готовым автомобилям».

На пути к рынку покупателя

Изменения, произошедшие в представлении компании о рынке и о собственном положении нам стали понятны после первого ключевого выступления главы Sun Microsystems Скотта Макнили.

Если бы не знать доподлинно того, чем занималась его компания начиная с 1982 года, то, сидя в зале, трудно было бы представить, что на протяжении многих лет основу продукции составляли рабочие станции, серверы и Unix.

По словам Макнили, после кризиса руководство компании осознало, что идти прежним путем нельзя; требуется не перемена имиджа, а полная перестройка производственной программы.

Далее Макнили пояснил, что последние два года были посвящены тому, как выучиться пониманию логики потребителей, точному определению их нужд.

Вот его слова: «Что мы обычно слышали несколько лет назад от покупателей? ?Где мой заказ, когда он будет отправлен?? Теперь же руководители компаний больше заинтересованы в увеличении своей прибыльности, достижении конкурентных преимуществ, снижении стоимости, повышении безопасности и готовности информационных систем».

Sun больше не может диктовать свои условия, компания вынуждена принимать требования пользователей, идти на определенные уступки, иногда отказываясь от собственных убеждений в их пользу. Вот несколько примеров подобных шагов.

  • В Sun уверены в преимуществах Solaris по сравнению с Linux, но пользователи хотят Linux. Поэтому данная операционная система включена в производственную программу компании, в том числе в виде проекта и программной стратегии для настольных систем Mad Hatter, переименованной затем в Java Desktop System.
  • Sun вошла в состав Web Services Interoperability Organization и участвует в выработке общих решений в области Web-сервисов вместе с другими компаниями, в том числе IBM и Microsoft.
  • Производственная программа расширена продуктами, основанными на платформе x86. Компания выпускает теперь и такие серверы, которые должны конкурировать по цене с продукцией Dell.
  • Пользователи хотели иметь ОС Solaris на x86 с той же функциональностью, масштабируемостью, управляемостью и готовностью, что и на платформе SPARC, и они получили ее.
  • Пользователи проявили интерес к младшим моделям, и Sun ответила выпуском двух десятков моделей серверов и систем хранения класса low-end.

На пресс-конференции Макнили много говорил о сложности процесса трансформации, о том, что переход стал возможен только сейчас.

Сложность — враг номер один

Эффективное взаимодействие покупателя и продавца возможно только в том случае, если товар имеет хорошо понятный внешний облик. Сложность должна быть скрыта внутри, что и демонстрируют современные бытовые приборы. К тому же товар не должен быть дорог. Скотт Макнили вышел на сцену с плакатом Recall cost & complexity («Долой сложность и стоимость»). Комментируя содержание плаката, он заявил: «Сложность вышла из-под контроля, нам нужно приложить максимум усилий, чтобы обуздать ее».

В качестве первого средства для борьбы со сложностью, а точнее говоря, для придания информационным системам товарного вида предлагается несколько взаимосвязанных решений. Одно из них названо Sun Reference Architecture Program («Программа рекомендуемых архитектур»). Эта программа включает в себя отдельные интегрированные архитектуры (Reference Architectures), включающие собственные аппаратные и программные средства, а также партнерские предложения, которые позволяют построить решения «под ключ» с минимальными затратами.

В качестве еще одного средства борьбы со сложностью внедрения образована спонсируемая Sun организация iForce, в названии которой явно просматривается идея интеграции сил. iForce представляет собой маркетинговый консорциум, позволяющий координировать действия партнеров, по возможности исключать взаимную конкуренцию и создавать центры компетенции. В этих центрах, доступных всем участникам консорциума, обеспечивается возможность не просто проверить совместимость оборудования и программного обеспечения, но также выполнить макетирование и выбор оптимального решения. Центры компетенции расположены в Северной и Южной Америках, Юго-Bосточной Азии, в Западной Европе их четыре. В Центральной и Восточной Европе ни одного. Комментируя эту ситуацию, Черил Келли, руководитель программы iForce, заметила, что такая несправедливость нуждается в исправлении, но это улица с двусторонним движением, для создания подобного центра, скажем, в России необходима инициатива со стороны местных компаний.

Идеальная схема работы с использованием Reference Architecture Program и центров iForce теперь выглядит так: покупатель выбирает одну из наиболее близких к его требованиям заготовок, отрабатывает ее уточненную конфигурацию в центре компетенции, по уточненному проекту в заводских условиях комплектуется пакет поставки и в итоге заказчик получает комплект, адекватный поставленной задаче. Такой подход призван сократить сложность проекта и время его реализации.


Триумф и крушение юниксоидов

Как молоды мы были: основатели Sun Microsystems Винод Хостла, Энди Бехстольхайм, Билл Джой и Скотт Макнили на заре существования компании

В книге Джозефа Вейценбаума «Возможности вычислительных машин и человеческий разум», вышедшей в издательстве «Радио и связь» в 1982 году, приведена следующая характеристика определенного типа компьютерного специалиста, которого позже назвали юниксоидом.

«Где бы ни организовывались вычислительные центры — в бесчисленных местах в Соединенных Штатах, так же, как фактически во всех промышленных районах мира, — можно наблюдать всклокоченных, молодых людей, часто с запавшими, но сияющими глазами, которые сидят за пультами управления вычислительных машин, сжав в напряжении руки и ожидая возможности пустить в ход свои пальцы, уже занесенные над кнопками и клавишами, приковывающими их внимание так же, как брошенная игральная кость приковывает взгляд игрока. Если они не находятся в таком трансе, то часто сидят за столами, заваленными машинными распечатками, которые сосредоточенно изучают подобно людям, одержимым постижением кабалистического текста. Они работают чуть ли не до полного изнеможения, по 20-30 часов подряд. Еду, если только они о ней заботятся, им приносят (кофе, кока-кола, бутерброды). Если возможно, они спят около вычислительной машины на раскладушках, но всего несколько часов, а затем — снова за пульт управления или к распечаткам. Их измятая одежда, немытые и небритые физиономии, нечесаные волосы — все свидетельствует о том, что они не обращают внимания ни на свое тело, ни на мир, в котором живут. Они существуют лишь в связи с вычислительными машинами и ради них. Они — «машинные наркоманы», одержимые программисты. Это явление наблюдается во всем мире».

Эти слова в оригинальном издании книги были напечатаны еще раньше, когда в середине 70-х «машинные наркоманы», среди которых были не только специалисты Unix, но и другие увлеченные люди этого типа, стали один за другим формировать собственные компании для продвижения создаваемых ими технологий. Они основали такие гиганты, как Oracle, Cisco, SGI и множество других. Сила и слабость этого типа предпринимателей, которых будем обобщенно называть юниксоидами, заключается в том, что они стояли выше и видели дальше потребителей, однако, завороженные собственными представлениями, плохо, а иногда и просто ошибочно понимали запросы пользователей, зачастую демонстрируя при этом изрядный академический снобизм. Положение усугублялось тем, что и потребитель в те годы не был вполне готов предъявить свои требования, высказать свое осознанное мнение о приобретаемых средствах, его вполне удовлетворяли предлагаемые решения. Хронологически позже юниксоидов, но гораздо более активно в большой бизнес вошли компании, которые связали свою деятельность с персональными компьютерами. Они с самого начала пошли на поводу у пользователя, хотя в дальнейшем стали искусственно стимулировать его некоторые потребности. На быстром удовлетворении потребительского спроса «писишным» производителям удалось обойти своих предшественников, даже добиться заметных успехов и на корпоративной ниве. Дело дошло до того, что стали говорить о грядущей смерти Unix, но, слава богу, слухи оказались преувеличенными. Уступая менее академичным, но бойким конкурентам, не вылезая из созданной ими самими башни из слоновой кости, юниксоиды пытались по-прежнему управлять спросом, иногда успешно, иногда — нет. В конце концов, этот процесс без нормальной обратной связи потерял регулирование, пошел вразнос и привел к неизбежному кризису, который обычно связывают в основном с «доткомами». На самом деле — это только верхний слой, а в создании предпосылок для кризиса участвовали все, кто поставлял техническую базу «доткомам», в том числе и Sun Microsystems. Кризис явно пошел отрасли на пользу, он отрезвил одних и снял с дистанции других, заставил пользователей требовательнее относиться к процессу закупки, а производителей предлагать именно то, что пользователям нужно. Вместе с кризисом закончась и романтическая эпоха юниксоидов, как некогда закончились романтические периоды в развитии самолетов и автомобилей. Прощайте, юниксоиды с горящими глазами, прощайте «машинные наркоманы» и одержимые программисты.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями