Internet — настоящий рай для тех, кто любит в удобное для себя время получать новости из разных стран мира. Однако специалисты предупреждают, что рай этот может быть погребен под натиском медиа-компаний.
По мнению критиков, на самом деле крупные игроки на информационном рынке рассматривают Internet лишь как еще одну область, которая способна помочь им укрепить свою монополию

После принятия Федеральной комиссией по связи (FCC) достаточно спорных директив у медиа-холдингов появилась возможность стать владельцами гораздо большего количества газет, а также теле- и радиостанций, чем раньше. Но это еще полбеды. «Отменены важнейшие гарантии, которые защищали свободу онлайновых СМИ», — заявил глава некоммерческой организации Center for Digital Democracy Джеффри Честер. Впрочем, все эти перемены, как утверждают защитники прав потребителей, не более чем рябь на море изменений, произошедших на рынках средств массовой информации и телекоммуникаций, как в США, так и во всем мире.

Вытеснение альтернатив

Думаете, вам всегда будет предоставлена возможность публиковать горячие новости в вашем блоге и предоставлять сенсационные сообщения Nightline или The New York Times? «Подумайте еще раз», — говорит директор по исследованиям Американской федерации потребителей Марк Купер.

Многие контент-производители пытаются лоббировать в правительстве получение в свои руки каналов передачи информации. Некоторые из них, в частности Comcast, Cablevision и AOL Time Warner, уже сейчас играют эту двойственную роль. «Именно такой невидимый барьер в конечном итоге и отделит нас от изящной и демократичной сети оперативной информации, — подчеркнул Купер. — Это будет проходом в огороженный сад через монополизированные ворота».

Опасения Купера понятны: поставщикам Internet-услуг, если они занимаются также производством информационной продукции, будет выгодно проталкивать в первую очередь свои собственные материалы, отсекая от читателя всех прочих, даже некоммерческих конкурентов.

Высокоскоростное кабельное подключение к Internet считается сегодня в США информационной, а не телекоммуникационной услугой. FCC дала такое определение в марте 2002 года, постановив, что это относится и к услугам широкополосного доступа, предоставляемым по телефонным линиям. В условиях, когда всего несколько компаний контролируют как средства связи, так и передаваемую по ним информацию, возникает опасный конфликт интересов. Как следствие — времена плюрализма мнений и свободы высказывания различных точек зрения могут остаться лишь в учебниках истории.

«Internet все больше походит на кабельное телевидение, — отметил Купер. — Вы платите за то, что смотрите. Причем подключение к лучшим каналам оплачивается отдельно. Маститые поставщики услуг и информационного наполнения заинтересованы в том, чтобы продвигать свою собственную информацию, вытесняя с рынка некоммерческие проекты и сайты, только начинающие свою деятельность. Если же, к примеру, Internet-провайдер является и производителем контента, и владельцем поисковой службы, в ответ на запросы пользователей на экран могут выводиться только ссылки на продукты своей корпорации. Другой вариант: отображать их в первую очередь, а уже затем давать информацию о продуктах и услугах других компаний».

Средства массовой информации, безусловно, уже положили глаз на такую «конвергенцию» и постепенно стирают различия между печатными изданиями, радио и ТВ — с одной стороны, и цифровым вещанием — с другой. Критики опасаются, что крупные информационные корпорации могут заставить таким образом полностью замолчать более мелких игроков на этом рынке.

На одном фундаменте

Представители обеих сторон ссылаются на первую поправку к американской конституции. Правда, при этом их стратегические линии диаметрально противоположны. Оппоненты Федеральной комиссии по связи утверждают, что слишком мягкая политика агентства привела к сокращению числа средств массовой информации, имеющих свое собственное, отличное от других мнение.

Семь лет назад в США вступили в силу новые правила регулирования монополии на собственность в сфере средств массовой информации. Недавно FCC ослабила эти правила. Сторонники такой политики утверждают, что плюрализм мнений сегодня, напротив, гораздо шире, чем когда-либо ранее. «Развитие технологий привело к тому, что людям, желающим узнать разные точки зрения, сделать это сейчас проще, чем когда бы то ни было, — подчеркнул пресс-секретарь FCC Ричард Даймонд. — Привлекательность Internet заключается в том, что вы не можете отключить людей от интересующей их информации даже в том случае, если являетесь монополистом».

Многие настаивают на том, что новые правила не повредят распространению новостей по цифровым каналам, и утверждают, что сама природа Internet сопротивляется регулированию, а свободные рынки позволяют представителям любой отрасли развивать то, что пользуется спросом.

«Если корпорации получат более высокую прибыль вследствие того, что станут обладателями большего объема информационных активов, они смогут эффективнее распределять свои ресурсы и улучшить программное содержание, распространяемое через Web, телевидение, радио и печатные издания», — заявил Даймонд. Почти идиллическая картина. «Но Internet — это не волшебная страна, — заметил Макчесни. — Здесь нет новой коммерческой среды, способной бросить вызов гигантам информационной отрасли».

Internet зовет

По мнению критиков, на самом деле крупные игроки на информационном рынке рассматривают Internet лишь как еще одну область, которая способна помочь им укрепить свою монополию. «Internet не столько ниспровергает существующие информационные средства, сколько встраивается, вливается в них, — пояснил профессор Иллинойского университета Роберт Макчесни. — В результате, информация все в большей степени концентрируется в руках немногих».

По данным аналитиков Nielsen//Net Ratings, крупным медиа-компаниям уже сейчас принадлежат 20 ведущих сайтов новостей, начиная от AOL и заканчивая washingtonpost.com. «Естественно, все стремятся войти в список первых 50 или первых 10, но вовсе не обязательно первая десятка всегда будет оставаться неизменной», — возразил консультант исследовательского проекта Program on Internet and Telecoms Convergence Массачусетского технологического института Бенджамин Компейн.

С тех пор как начался бум Internet-компаний, уже десятки новостных сайтов почили в бозе, а многие из оставшихся либо вошли в состав более крупных компаний, либо висят буквально на волоске, пытаясь найти новую тактику для того, чтобы выжить. К примеру, фирма Salon стремится удержаться на поверхности, продавая подписку на информационные ресурсы. Ее более щедро финансируемый конкурент Slate только сейчас начинает получать прибыль. National Public Radio изучает возможности распространения информации в цифровом виде, готовя совместные радиопередачи со Slate.

Не прощаясь

Конечно, в коммерциализации Web нет ничего нового. Однако нейтральная позиция FCC по отношению к владельцам крупных информационных компаний опять породила споры между осторожными «сетянами» — с одной стороны, и любителями популярных информационных ресурсов — с другой. «Кто-то, возможно, считает, что не случится ничего страшного, если одной компании будут принадлежать все поставщики услуг Internet, — заметил Компейн, — но в общем и целом люди все же сходятся на том, что отказ от такого развития событий и поддержка открытой системы выглядят гораздо более предпочтительно».

«Достаточно взглянуть на мир блогов, чтобы понять, сколько здесь независимых голосов, — пояснил Стив Аутинг, автор раздела журнала Editor and Publisher, посвященного средствам массовой информации. — Мне страшно даже представить себе, что медиа-магнаты скупят весь остальной мир. Конечно, у них имеется гораздо больше маркетинговых ресурсов для того, чтобы расширить аудиторию Web, но это не означает, что все прочие должны прекратить свое существование».


Призрак «Большого Брата»

Думается, заокеанские поборники свободы средств массовой информации все же сильно преувеличивают опасность монополизации Internet североамериканскими или какими-то иными медиа-гигантами. Написать сценарий распада Сети на региональные сегменты, контролируемые некими всемогущими суперхолдингами (в роли которых может выступать, естественно, и государство), наверное, будет нетрудно. Шаблонов художественно-публицистическая литература XX века оставила в избытке.

Однако реальность претворения в жизнь подобного рода сценариев вызывает большие сомнения. Лавинообразный рост Internet-сайтов, скорее, свидетельствует об информационной избыточности Всемирной паутины, чем внушает опасения по поводу ее возможного перехода под контроль каких-то отдельных структур. В России такого рода опасения высказывают в основном в связи с попытками вмешательства государства в деятельность средств массовой информации. Кстати, и в США, как показала недавняя военная кампания на Ближнем Востоке, тезис о невмешательстве государства в дела СМИ уже не является столь же незыблемым, как прежде.

Успехи коммунистического Китая красноречиво свидетельствуют о том, что информационный тоталитаризм все же может сочетаться с рыночной экономикой, пусть и в немного своеобразном виде. Но при этом нельзя говорить о монополизации Internet в отрыве от контроля над радио, телевидением и газетами. Более того, именно Internet в Китае, по общему мнению, является окном в свободный мир, хотя власти и пытаются блокировать доступ ко многим сайтам.

И конечно же, полный отказ от государственного регулирования в сфере Internet не только не решит проблему, но, скорее всего напротив, усугубит ее. Наглядное тому подтверждение — нынешняя критика в адрес FCC, чересчур либеральная политика которой, как утверждают сейчас многие в США, потворствует медиа-магнатам.

— Редакция Computerworld Россия

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями