Десять лет назад группа программистов из центра NCSA при Иллинойском университете выпустила первую версию Mosaic. Марк Андриссен, фамилия которого неразрывно связана с разработками для Internet, рассказал нам о своем видении настоящего, прошлого и будущего Web-браузеров.

Появление Mosaic стало логическим завершением примерно полугодовой работы, проведенной научными сотрудниками NCSA Марком Андриссеном и Эриком Биной. По прошествии всего лишь года у Mosaic в мире насчитывались уже миллионы пользователей.

Сегодня Андриссен, фамилия которого неразрывно связана с разработками для Internet, возглавляет совет директоров компании Opsware (ранее она носила название Loudcloud). Эта компания специализируется на проектировании программного обеспечения для управления центрами обработки данных. Не так давно редактору журнала Network World удалось взять у него интервью и побеседовать о настоящем, прошлом и будущем Web-браузеров.

Каковы, на ваш взгляд, наиболее существенные результаты изобретения Web-браузера?

Основной результат, наверное, заключается в том, что браузер предоставил нам возможность создания Web-сайтов. В первые месяцы пользователи могли просматривать лишь очень небольшой объем информации. О чтении журнала Time в электронном варианте не шло даже и речи. Кроме того, упростился и процесс просмотра. За очень короткий срок число пользователей Mosaic достигло 10 тыс., а еще через три-четыре месяца их количество перевалило уже за 100 тыс. Примерно теми же темпами разрастались и Web-сайты. Процесс был лавинообразным, и, кстати, эта тенденция сохраняется и сегодня. Катализатором же всего происходящего является именно браузер.

А каким вы видите будущее Web-браузера?

Даже по прошествии десяти лет большая часть пользователей браузеров обращаются к службам HTML. Речь не идет об XML, об апплетах Java, о семантическом Web. Остается лишь HTML и в некоторой степени JavaScript. Разница же между давно ушедшими временами и сегодняшним днем заключается в том, что теперь число пользователей превысило полмиллиона, а количество Web-страниц приближается к 3 трлн.

Примерно такая же динамика наблюдалась и при развитии телевидения. Массовое телевидение появилось в мире в 1950-х годах. Сегодня вместо двух-трех мы можем принимать уже сотни каналов. Но модель телевидения при этом не изменилась, она осталась такой же, как и 50 лет тому назад. Если процесс запущен, остановить его уже практически невозможно.

А что вы можете сказать об идее семантического Web, новых тэгах, которые помогут обеспечить автоматическое взаимодействие приложений и компьютеров между собой?

Создание семантического Web предполагает переделку всех уже имеющихся тэгов HTML. Не думаю, что такое произойдет. Но если браузер не меняется, внесение оригинальных архитектурных изменений по-прежнему остается актуальным.

Как это понимать?

В «добраузерные» времена после приобретения компанией какого-то программного приложения оно раздавалось всем сотрудникам... и точка. У работников не появлялось даже и мысли о том, что приложения могут передаваться кому-то еще.

С появлением браузера все изменилось. Сегодня у компаний Amazon и eBay насчитываются миллионы пользователей, обращающихся к приложениям через Web. Клиенты подключаются к их ПК и при определенных условиях могут выполнять приложения на компьютерах, принадлежащих кому угодно. Иными словами, пользователи получают доступ к Web-службам и онлайновым транзакциям. Чтобы сделать это возможным, та же eBay выделяет тысячи серверов, на которых очень сложные приложения обращаются к сложной инфраструктуре. А пользователи видят всего лишь Web-страницы.

Какое влияние на эту модель оказывают беспроводные технологии?

В «беспроводной Internet-структуре» доминирующее положение займут технологии Wi-Fi. Пять лет назад мой ПК был подключен к Internet через коммутируемое соединение. Я звонил своему провайдеру, проходил процедуру авторизации, работал некоторое время в интерактивном режиме, а затем отключался. Все это требовало времени и немалых усилий.

С помощью Wi-Fi каждый компьютер может быть подключен к сети в любой момент времени. Схема работы сразу меняется: теперь есть возможность обращаться к сети время от времени, несколько раз в день. Частота обращений варьируется в зависимости от характера задач, решаемых в текущий день. Технология Wi-Fi позволяет реализовать все это гораздо проще.

А что можно сказать о беспроводном доступе к Internet на основе служб передачи данных по сотовым сетям?

Рынок служб передачи данных на базе сотовых телефонов в США развивается крайне вяло, поскольку здесь все нужно делать совсем не так, как на ПК или даже на карманном компьютере. WAP-браузеры для сотовых телефонов, подчас просто приводят в отчаяние.

Так значит, вы не являетесь сторонником конвергенции?

Я склонен полагать, что у каждого пользователя будет несколько устройств, а также будут разработаны сетевые средства, способные поддерживать это разнообразие.

Когда я в первый раз пришел в ресторан Kentucky Fried Chicken, мне подали прибор под названием «спорк» (объединение слов spoon — «ложка» и fork — «вилка». — Прим. перев.). Это было нечто среднее между ложкой и вилкой. И я подумал, а почему точно такой же столовый прибор не нужен мне дома? Все объясняется очень просто: потому что я хочу иметь хорошую ложку и хорошую вилку. А без спорка вполне можно обойтись. Поэтому многоцелевые устройства всегда проигрывают.

Как вы оцениваете вклад Microsoft в развитие рынка браузеров?

Несомненным положительным результатом этой экспансии стало более широкое распространение браузеров в мире. Теперь сотни миллионов людей имеют доступ к подобным приложениям. Корпорация Microsoft обладает очень большой мощью, позволяющей ей добиваться эффективных результатов. Однако она всегда стремилась подавить рынок коммерческих браузеров, чтобы устранить причины, которые могли бы побудить пользователя поменять браузер. Мне кажется, что за прошедшие годы ничего не изменилось.

Какие нововведения появились в технологии браузеров?

Сегодня практически нет ничего принципиально нового. Творчество замерло где-то в 1997 году. До этого появилось огромное количество новаций: динамический HTML, JavaScript, почта на основе Java, дополнительные модули для обеспечения безопасности и выполнения прочих функций. Все это было создано специалистами Netscape и многими другими разработчиками.

Так что же убило творчество?

Рынок браузеров ушел в прошлое. Сегодня для его развития нет коммерческих стимулов. Все распространяется бесплатно. В браузеры не вносилось никаких принципиальных изменений после 1998-1999 годов. Утешает лишь то, что сегодня все знают, что такое браузер и для чего он предназначен.

А что можно сказать о проекте Mozilla, направленном на создание и совершенствование браузера с открытым исходным кодом?

Проект Mozilla, безусловно, оказал на ход истории определенное воздействие. Он привлек многих разработчиков и очень большое количество пользователей. Но сегодня я не вижу никаких коммерческих стимулов к созданию конкурентоспособной альтернативы Microsoft Internet Explorer.

В самом начале, когда вы разместили бета-версию Mosaic на сервере FTP, ее даже нельзя было назвать Web-браузером, потому что Web в тот момент просто не существовало. Какое влияние графические пользовательские интерфейсы оказали на развитие Internet?

В то время мы работали в центре NCSA при Университете штата Иллинойс. Первоначальная идея заключалась в том, чтобы установить на центральном узле суперкомпьютер и позволить разработчикам из самых разных уголков Соединенных Штатов подключаться к нему.

Но подобная модель очень быстро потеряла смысл, потому что в каждой организации имелись мощные рабочие станции под управлением Unix. Соответственно, акценты были смещены на то, чтобы превратить Internet в среду для разработок и проведения научных исследований. Мы разрабатывали программное обеспечение для решения данной задачи.

Требовалось создать полнофункциональный графический интерфейс для клиентов, поскольку многие люди работали на настольных компьютерах. Поначалу нас воспринимали как своего рода вероотступников — проект не получил официального одобрения. Но в конечном итоге пользователи проголосовали «за», а победителей не судят.

Вы предложили программу, которая совершенно свободно распространялась через Internet. Каким образом компании Netscape удалось создать на ее основе коммерческий продукт?

При создании Mosaic нас интересовала только научная сторона вопроса. Мы могли создавать новое, не заботясь о том, что это когда-нибудь окупится. Но при этом поддерживать пользователей никто не обещал. Национальный научный фонд отказался оплачивать работу людей, которые могли бы осуществлять техническую поддержку проекта. В результате на свет появилась компания Netscape, которая начала заниматься этими вопросами.

Если оглянуться назад, решились бы вы поменять что-либо в первой версии?

Скорее всего, нет. Хотя в Mosaic и присутствовала одна, на наш взгляд, временная функция — кнопки «вперед» и «назад». Для нас это никогда не играло особой роли. Назад к чему? Вперед куда? Мы полагали, что навигацию можно организовать гораздо лучше. Но до сих пор ничего лучшего никто так и не предложил.

Уже в Netscape мы добавили к своим разработкам ряд компонентов, в частности средства безопасного выполнения транзакций. Первая версия Mosaic была выпущена под Unix, но мы очень быстро предложили вариант и для Windows. Впоследствии разработки для Windows стали основным направлением деятельности Netscape.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями