Что важнее — информация или инфраструктура? В прошлом году некоторые провайдеры посчитали бесплатный пиринг эквивалентным бесплатному предоставлению услуг, заявив, что это является нарушением отечественного законодательства.

Несколько лет назад отечественные провайдеры организовали в Москве под эгидой РосНИИРОС точку информационного обмена MSK-IX, которая позволяла оптимизировать расходы на передачу российского трафика, не используя для этого международные каналы. Тогда они договорились о бесплатном обмене трафиком для всех участников соглашения MSK-IX — оплачивалось лишь подключение к точке обмена. Такая ситуация, называемая бесплатным пирингом, без изменений просуществовала до осени прошлого года.

В прошлом году некоторые провайдеры посчитали бесплатный пиринг эквивалентным бесплатному предоставлению услуг, заявив, что это является нарушением отечественного законодательства. В результате в декабре 2002 года три компании — «РТКомм.РУ», «МТУ-Интел» и Golden Telecom — решили перейти на иную схему взаимодействия, которая подразумевает учет количества передаваемой между провайдерами информации.

Наряду с первоначальным «количественным» вопросом («сколько должны платить провайдеры друг другу») понемногу встает и «качественный» — кто кому должен платить: владельцы ресурсов провайдерам или наоборот. Последние дебаты по этому поводу прошли на состоявшемся в марте VII Российском Интернет-форуме.

Хроника событий

Прежде чем описывать переходный процесс на новые условия бизнеса, необходимо пояснить некоторые термины. Так, под словом «источник трафика» будем подразумевать набор серверов, принадлежащих одной компании, для которых суммарный исходящий трафик вдвое превышает входящий. Под такое определенные подпадает большинство медиа-ресурсов, системы бесплатного и платного хостинга, поисковые системы и другие производители или «аккумуляторы» информации. Под термином «хостинг» будем подразумевать не только аренду части или всего сервера, но и услуги по размещению серверов в Internet (colocation), аренду приложений (Application Service Providing, ASP) и т.д.

Участники картельного соглашения, имея у себя построенные центры обработки данных, готовились к переходу на взаимоотношения загодя. Golden Telecom уже несколько лет скупала провайдеров (Cityline и «Гласнет») и источники трафика, такие как поисковая система «Апорт». Компания «РТКомм.РУ» летом прошлого года перетянула к себе нескольких крупных генераторов трафика, таких как MasterHost и Highway.Ru, предложив им очень выгодные условия. Фактически это была попытка монополизировать рынок хостинга за счет демпинга, которая, к счастью, не удалась — многие источники трафика остались в прежних центрах обработки данных.

Осенью 2002 года упомянутые компании отказались от пиринга. Пионером выступила «РТКомм.РУ», прекратив обмен трафиком с другими провайдерами, кроме «МТУ-Интел» и Golden Telecom и еще некоторыми компаниями, таких как «Комстар» и «Яндекс». Примерно треть российских пользователей Internet получали информацию с ресурсов, расположенных в «РТКомм.РУ», через зарубежные каналы.

Второй разорвала свою связь с Рунетом «МТУ-Интел», причем сделала это неожиданно, что привело к проблемам. Поскольку «МТУ-Интел» — один из крупнейших столичных провайдеров доступа, то у всех центров обработки данных в момент этого отключения значительно вырос международный трафик. Больше других пострадал «Зенон», поскольку он владел одной из крупнейших площадок для хостинга. Из-за действий «МТУ-Интел» у «Зенона» оказался перегруженным международный канал, и руководство компании, чтобы не нарушать работу более критического сервиса электронной почты, вынуждено было временно блокировать Web-трафик для клиентов «МТУ-Интел».

Последней отключилась компания Golden Telecom. Сделала она это корректно, не вызвав проблем у других провайдеров. Поскольку два из трех участников картеля отказались от пиринга без осложнений, то возникает сомнение в техническом профессионализме «МТУ-Интел» либо подозрение в проведении этой компанией саморекламной акции.

Почему отделившаяся группа названа картелем? Потому что у этих компаний трудно найти общие черты, но зато легко отыскать аналогичных провайдеров, не вошедших в объединение. Например, Владимир Таран, директор по развитию бизнеса «РТКомм.РУ», объяснил, что его компания будет обмениваться трафиком с оператором, который присутствует как минимум в четырех городах России и имеет развитую инфраструктуру по стране. Этим критериям явно не отвечает «МТУ-Интел», который присутствует только в Москве. Возможно, самым подходящим объединяющим признаком этой группы провайдеров является их размер. В частности, Николай Репин, генеральный директор «МТУ-Интел», указал на то, что показателем объединения может быть исходящий объем трафика, превышающий 7 Тбайт в месяц. Однако именно на крупных операторов российский закон накладывает дополнительные обязанности.

История с юриспруденцией

Российское законодательство в области связи основано на законе «О связи». Оператор, предоставляющий совместные услуги, должен иметь соответствующую лицензию, выданную Министерством по связи и информатизации. Причем связь выведена из-под действия закона «О лицензировании...». Попытка принятия нового закона «О связи», закрепляющего существующее положение дел с лицензированием, вызвала протест президента, и проект был отправлен на доработку.

Сейчас любой оператор, получивший лицензию на предоставление услуг связи, в том числе и передачи данных, должен соответствовать некоторым техническим требованиям и выполнять правила присоединения других операторов. Эти правила, в частности, обязывают крупных операторов региона подключать к своей сети любых других операторов вне зависимости от их размера. Правда, закон «О связи» был написан в расчете на телефонные компании и призван сохранить единство взаимоувязанной телефонной сети общего пользования (ТФоП), даже при наличии мелких альтернативных операторов. Беда в том, что распространить действие этой нормы на провайдеров непросто. Следует отметить, что понятия «провайдер Internet» в России официально не существует, но есть «оператор, предоставляющий телематические услуги связи» — для этого вида деятельности предусмотрена специальная лицензия. В результате действие провайдеров также должны соответствовать правилам Минсвязи для телефонных операторов. Правда, понятие «подключение» для Internet-провайдера можно трактовать по-разному — либо как прямое подключение провайдеров друг к другу, либо просто как сохранение связности Internet. Итак, если три крупных провайдера не подключают к себе мелких — это не является нарушением закона, поскольку формально связь между ними и остальными существуют через иностранных посредников. Следовательно, закон об обязательном подключении вроде бы и не нарушен.

В мировой практике провайдеров разделяют на магистральных (их еще называют национальными) и тех, которые осуществляют услуги доступа (локальных). Первые получают деньги за транзит трафика в национальных масштабах, а вторые — за подключение пользователей. При этом локальные провайдеры получают деньги от своих клиентов, а сами платят национальным, которые, собственно, и создают ядро Internet. Видимо, картель пытался выстроить аналогичную бизнес-схему и у нас, объявив себя национальным провайдером, хотя «МТУ-Интел» является классическим провайдером доступа и в магистральные не годится. Однако наше законодательство не позволяет выстраивать иерархию операторов: при наличии соответствующих лицензий они равны.

Где трафик зарыт?

По оценкам Аркадия Воложа, генерального директора компании «Яндекс», в Рунете в месяц производится 150-200 Тбайт трафика, а суммарный объем трафика, проходящий через сети всех российских провайдеров, составляет до 800 Тбайт в месяц. То есть на один порожденный в сети провайдера байт приходится несколько переданных без изменений. При этом на долю IP-телефонии из общего объема приходится только 18% трафика, а на VPN и аналогичные внутрикорпоративные приложения — около 5%. Около трети корпоративной почты проходит через системы Web-почты, по сути уже являясь Web-ресурсом. Эти данные иллюстрируют, что подавляющий объем информации производится источниками трафика — медиа-ресурсами, порталами, бесплатным хостингом и др.

От расслоения Рунета пострадали и производители информации. Например, компания ALT Linux, распространяющая со своего FTP-сервера общедоступное программное обеспечение, установила свой ресурс на технической площадке «МТУ-Интел» и платила только за входящий трафик (а исходящий был в четыре раза больше). Оплата была раздельная: символическая плата за российский трафик и относительно дорогой международный. Поскольку 90% пользователей были россиянами, то содержание FTP-сервера было не очень накладно. После расслоения Рунета значительная часть трафика оказалась «международной», и стоимость содержания ресурса выросла на порядки. ALT Linux перенесла свой FTP-сервер за пределы Москвы, к провайдеру, у которого оказалась хорошая связность со всеми сегментами Рунета, российскими регионами, странами СНГ и Западом, причем компания договорилась о фиксированной оплате, не зависящей от трафика.

Итак, производители информации являются, по сути, заложниками в борьбе провайдеров за передел рынка. Хачатур Арушанов, директор департамента медиа-проектов «МТУ-Интел», отметил, что «на рынке контента отмечается положительная тенденция: проекты закрываются», имея в виду так называемые «копипастеры», которые не производят своей информации. В результате произошедших событий владельцы информации перестали доверять обеим противоборствующим сторонам и изучают возможности ухода за пределы Москвы, и даже России. В то же время начинается активное развитие операторов интерактивного телевидения, у которого практически нет проблем с информационным наполнением.

Российский рынок Internet-услуг сейчас застыл в некотором неустойчивом равновесии, которое приведет в дальнейшем к существенному изменению этого рынка.


Уголь и трафик

Вопрос о том, что за трафик нужно платить, возникает практически на всех мероприятиях, где встречаются владельцы медиа-ресурсов и Internet-провайдеры. Суть конфликта проста: провайдер продает трафик своим клиентам по розничным ценам, но не платит за его генерацию собственно источникам информации. Провайдеры приводят аналогию с угольной отраслью, спрашивают: «Неужели МПС должна выкупать весь уголь у разрезов, чтобы доставить его потребителю?» Это служит в основном иллюстрацией того, что провайдеры занимаются лишь транзитом, а не дистрибуцией информации, но она же объясняет, почему медиа-ресурсы так же небогаты, как и угольные разрезы.

Попытаемся на примере этой же аналогии разобраться в том, кто же будет платить источникам трафика, если реализовать такую же бизнес-схему, как в МПС. Угольному разрезу не платит ни МПС, ни частный пользователь, который топит углем печь. Напрямую угледобытчик получает деньги от крупных клиентов — металлургических комбинатов или ТЭЦ, которые отдельно оплачивают и услуги по перевозке угля. В Internet пока мало компаний, которые могут годиться в аналоги таким корпоративным клиентам.

Клиенты платят за уголь дилеру, который привезет уголь к дому на машине. Никто не платит отдельно угольному карьеру, МПС и поставщику «последней мили» — водителю самосвала. Поэтому модель, при которой частный клиент Internet платит провайдеру за подключение и отдельно — Web-ресурсу за информацию, не работает. Клиент платит только провайдеру доступа, который оплачивает существование источника трафика. Так, например, работает Golden Telecom, которая содержит на свои деньги некоторые ресурсы, такие как поисковая система «Апорт». Однако не все способны на свои деньги поддерживать ресурсы, которыми бесплатно обеспечиваются все пользователи Internet. Сейчас некоторые провайдеры доступа, например такие, как владельцы районных сетей, прорабатывают планы предоставления на своих сетях набора коммерческих информационных услуг.

Здесь провайдеры вынуждены вступать в незнакомую для них область предложения платных информационных услуг. В борьбе за массового пользователя им придется выдержать жесткую конкуренцию с технологиями интерактивного телевидения, которое сейчас также активно начинает развиваться в России. Его преимуществами является то, чего не хватает провайдерам для массового распространения, а именно: большое количество развлекательных программ и приложений, простота абонентского устройства и привычка большинства людей развлекаться, глядя в телевизор.

Впрочем, у Web-ресурсов есть существенное отличие от угольных карьеров: они могут зарабатывать на рекламе. Это обстоятельство некоторые провайдеры считают принципиальным, уподобляя себя трансляционной системе телевидения, которой телекомпании платят деньги за распространение сигнала. При этом утверждается, что раз уж медиа-ресурсы получают деньги от рекламы, то они определенно должны платить за подключение к Internet. Эта аналогия не выдерживает никакой критики, поскольку центры ретрансляции, не получают денег от владельцев телевизоров. Если же они начнут брать деньги за трансляцию телевизионного сигнала, то модель бизнеса сведется к описанной выше модели интерактивного телевидения, в которой тем не менее остается место рекламе, в том случае когда подписка не окупает всех расходов на производство телепрограмм. При этом рынок Internet-рекламы в России оценивается в 10 млн. долл. а на телематических услугах российские провайдеры зарабатывают 500 млн. долл. В то же время производство 1 Гбайт информации значительно дороже, чем его передача, последняя оценивается всего в несколько долларов.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями