Реформа управления в Эвенкии стала возможной только благодаря информационным технологиям
Борис Золотарев: «Информационные технологии позволяют воспитать поколение людей, которое по-новому относится к своим обязанностям и труду»

О первых результатах реализации проекта «Эвенкия — электронный регион» губернатор Эвенкийского автономного округа Борис Золотарев рассказал корреспонденту еженедельника Computerworld Россия Ирине Шеян.

Какую из уже решенных проблем вы считаете самой трудной?

Сделать управление бюджето-проводящей системы полностью прозрачным. Информационная система «Парус», которую мы внедрили, позволила обеспечить финансовое обслуживание бюджетных учреждений, а также контроль своевременности и правильности прохождения платежей. Без этого мы бы просто не выжили в условиях увеличившегося потока денежных средств — на жизнь ведь стали тратить больше.

По каким статьям расходы сократились в результате внедрения ИТ?

Благодаря внедрению информационных технологий, позволившему повысить эффективность управления, численность аппарата сократилась вдвое, что дало экономию на зарплате и на размещении рабочих мест. Если раньше аппарат управления ЭАО располагался в пяти зданиях, то сейчас все находится в одном, вместе с размещенным в нем казначейством.

Но ведь сокращение штата произошло несколько раньше, в связи с проведенной реформой управления, а не с внедрением технологий?

Реформа управления стала возможной только благодаря информационным технологиям, электронному документообороту, средствам связи.

Главный фактор экономии — это эффективность использования бюджетных средств. До тех пор пока трудно было оценить, насколько обоснованно они тратятся, деньги растворялись, зарплата совместителей могла превышать зарплату основных работников.

Теперь появилось такое понятие, как сметное исполнение бюджета государственным учреждением и контроль за ним. Например, выяснилось, что в школах деньги на питание тратятся непродуктивно, и мы пересмотрели нормы. Заработная плата раньше проходила через пять уровней чиновников, сейчас люди получают ее в банкомате, и задержки заработной платы, как и задержки налогов, исключены. В предыдущие периоды суммы штрафов за несвоевременную уплату налогов исчислялись десятками миллионов рублей. Сейчас штрафы равны нулю, система начисляет налоги одновременно с зарплатой и оформляет платежку. Так, по крупицам, мы получаем существенную экономию.

Раньше финансирование покупки занимало длительное время, пока все необходимые платежи оформлялись, цены менялись либо уходил товар.

Сейчас у нас есть система «банк-клиент» и возможность оперативно отслеживать остатки по счетам. Например, у нас не было денег на оплату топлива, но, поскольку бюджет прозрачен, банк, зная остатки на всех бюджетных счетах, смог предоставить нам кредит.

Еще один аспект — социальный. ИТ позволяют воспитать поколение людей, которое по-новому относится к своим обязанностям и труду. Это нельзя измерить никакими экономическими показателями.

Чем занимаются уволенные чиновники?

Мы создали государственные унитарные предприятия — энергетические, промышленные, транспортные, лесозаготовительные, и сейчас в Туре 700 вакансий. Моя совесть чиста: сократив чиновников, я предложил людям работу с достойной оплатой, и кто хотел работать — а они составили 98% — работают.

Какие трудности в области ИТ еще предстоит преодолеть?

Локальные позиции управления, такие как кадры, финансовое сопровождение теперь уже не только бюджетных, но и промышленных предприятий — основная наша трудность. Директорам нужно заниматься организацией перевозки грузов или выработки электроэнергии, а до совершенствования системы бухгалтерской отчетности, управления кадрами, платежей руки не доходят, и мы это делаем сами.

Север требует учета существенно большей номенклатуры ресурсов, чем на «Большой земле». Поэтому внедрение системы управления материальными ресурсами является важнейшей позицией. Не сделав своевременно необходимых для поддержания жизни населения запросов: комплектующих, строительных материалов, топлива по единственной транспортной артерии — воде, мы можем понести огромные потери, и не только финансовые.

Создав отдельные блоки, мы перейдем к построению системы, которая позволит извлекать информацию, необходимую каждому заинтересованному лицу. Вся бухгалтерская отчетность и вся номенклатура ресурсов мне не нужна, но необходима система контроля, подсказывающая, что сегодня есть направление, в которое я должен вмешаться.

Одним из препятствий для развития системы госзакупок является отставание в развитии ИТ соседних с Эвенкией регионов Красноярского края. Есть ли решение этой проблемы?

Мы ждали завершения выборов на Таймыре, теперь будет учрежден союз губернаторов Красноярского края, призванный решать вопросы совместного развития, используя достижения каждого региона. Думаю, что в рамках этого союза нам удастся договориться о продвижении технологий, которыми мы владеем. Интерес соседних областей проявлялся и раньше, но тогда нечего было показать, и слова «структурированные кабельные сети» сотрудники произносили с трудом.

Какие условия должны выполняться, чтобы опыт Эвенкии можно было успешно тиражировать в других регионах?

Мы не ставим своей целью переносить наш опыт в другие регионы, но я охотно делюсь им со всеми, кто проявляет интерес. Очень жаль, что на наше совместное с корпорацией «Парус» приглашение не отреагировал никто из федеральных чиновников, даже на уровне начальника отдела информационных технологий никто не захотел приехать. Я не верю, что нет возможности и люди очень заняты. Согласитесь, в данном случае результат можно оценить, только приехав на место.

Из каких источников финансируется проект, сколько в него уже вложено и сколько планируется вложить в этом году?

Основной источник финансирования — бюджет, когда его не хватает, занимаем в банках. За полтора года в закупку базовых станций, развитие транспортной среды и внедрение информационной системы «Парус» вложено около 5 млн. долл. В 2003 году запланировано выделить из бюджета округа примерно 2,5 млн. долл.

Почему в этом проекте нет денег от «Электронной России»?

Может быть, на Эвенкию смотрят как на отсталый регион, думая, зачем туда что-то вкладывать, если там одни олени да медведи. Нас пока не рассматривают в качестве объекта для инвестиций.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями