Для АРПО главное — содействовать созданию российского рынка офшорного программирования
Валентин Макаров: «Задача ассоциации не просто сохранить существующий уровень, а создать новый мощный «кластер» экономики России, который смог бы конкурировать на равных с Индией и Китаем»

Ассоциация разработчиков программного обеспечения (АРПО) несколько месяцев жила своей непростой внутренней жизнью, отголоски которой доходили и до внешнего мира. И переговоры с крупнейшими региональными ассоциациями (например, с Fort-Ross) не всегда шли гладко, да и внутри АРПО противоречий хватало. 29 марта на очередной конференции ассоциацией было принято сразу несколько важных решений. Был заслушан отчет о деятельности за шесть месяцев; она была оценена положительно, и правлению была вынесена благодарность. Правление и президент АРПО Булат Гайфуллин добились самого главного: ассоциация состоялась.

Была принята программа деятельности и переработанный устав, в разработке которых принимали активное участие компании, наиболее критически оценивавшие работу ассоциации: Luxoft, Spirit, VDI и Reksoft. Решены многие организационные вопросы. В правлении теперь будет работать 14 человек. Но среди всех решений одно, пожалуй, самое значительное: президентом АРПО избран Валентин Макаров, ранее возглавлявший Fort-Ross. Редактор еженедельника Computerworld Россия Игорь Левшин встретился с Макаровым в помещении НИВЦ МГУ, где состоялось очередное собрание правления АРПО.

У меня сложилось впечатление, что эта конференция и особенно избрание вас президентом распутали целый клубок противоречий. Чего стоит хотя бы вступление Fort-Ross в АРПО...

Вступление в АРПО долгое время было для нас неочевидным шагом. Fort-Ross уже давно предлагал сделать Союз независимых региональных ассоциаций, где АРПО, в которой в основном были московские компании, могла бы представлять Москву. Но сейчас ситуация изменилась. АРПО стала явно перерастать московские рамки, а позиция ее лидеров предполагала равное сотрудничество в рамках ассоциации. Консорциум Fort-Ross не ставил себе задачи обязательно быть равным среди равных. Главное — содействовать созданию инфраструктуры всероссийского рынка офшорного программирования и продвигать его возможности на мировой рынок. Когда мы увидели, что эти задачи с помощью АРПО могут быть реально решены, мы приняли решение о вступлении. Это произошло еще месяц назад, с моей кандидатурой в президенты АРПО это не было связано.

Планировалось, что на конференции произойдет присоединение к АРПО крупных региональных объединений. Кроме Fort-Ross мог войти «СибАкадемСофт», но этого пока не случилось. Вошел Fort-Ross целиком, как некоммерческое партнерство 18 компаний. Это не мешает отдельным компаниям, входящим в Fort-Ross, быть индивидуальными членами АРПО. Fort-Ross не отказывается от своей региональной деятельности, но то, что Fort-Ross вошел в ассоциацию, значит, что все его члены принимают устав и программу АРПО. Мы надеемся, что и «СибАкадемСофт» присоединится на тех же условиях.

Будет ли у АРПО собственное помещение, перебираетесь ли вы в Москву?

Для работы нужны все необходимые атрибуты и ресурсы: счет в банке, печать, арендованный офис, персонал, бюджет. Работа должна вестись не на общественных началах, а как плановый, промышленный процесс. На первое время базой для офиса ассоциации будет НИВЦ МГУ, по мере развития ассоциации, возможно, подыщем другое помещение.

Власть будет поделена на исполнительную (президент и персонал) и законодательную (правление). Хорошо, что в состав правления вошли и самые известные директора компаний-разработчиков, и профессиональные юристы, и опытный менеджер Владимир Преображенский. Он активно участвовал в заседаниях, его навыки могут очень пригодиться для работы в ассоциации. Через месяц будут выборы председателя правления. До выборов эту должность занимает Виктор Вайнштейн из «АйТи».

Ближайшие мероприятия?

Сейчас прежде всего необходимо выполнить задачу техническую, но очень важную: зарегистрировать ассоциацию во всех необходимых органах государственной власти и обустроить офис. В апреле мы участвуем в выставке Outsource World в Лондоне. Там будет российский павильон, который готовил Fort-Ross, но теперь он появится под эгидой АРПО. Второе мероприятие — участие в российско-американском форуме в Вашингтоне в апреле. Там будет ИТ-секция, и на ней будут представители нашей ассоциации. Еще мы подали в МИД, Минсвязи и Американскую торговую палату предложение о проведении встречи по вопросам информационных технологий во время приезда в Россию американского президента. В июне пройдет уже традиционное мероприятие — Software Outsourcing Summit. Я думаю, что на нем как раз уже можно будет говорить о результатах первых шагов деятельности ассоциации.

Появятся ли представительства АРПО в других странах, хотя бы с офисом из одной комнаты и штатом из одного сотрудника?

В программе деятельности на этот год создание представительств не прописано. В принципе это необходимо, но на первых порах мы, видимо, пойдем по пути установления партнерских отношений с другими ассоциациями. Думаю, мы найдем недорогие и эффективные формы создания таких совместных представительств. Создание собственных офисов потребовало бы серьезных средств. Наша финансовая модель не предполагает аккумулирования коммерческих средств, мы опираемся на вклады членов ассоциации. Но мы можем находить и дополнительные средства: поскольку ассоциация общероссийская, она может претендовать на международные гранты, например TACIS или USAID. Эти средства могут использоваться для самых разных проектов.

Каково ваше отношение ко взаимодействию с государством? Ведь многие члены высказываются в духе «не надо помощи, лишь бы не трогали».

Лоббирование интересов отрасли прописано в программе ассоциации. Без поддержки государства мы, безусловно, сможем прожить: останется ассоциация, и компании выживут, как они выживали и прежде. Но задача ассоциации не просто сохранить существующий уровень, а создать новый мощный «кластер» экономики России, который смог бы конкурировать на равных с Индией и Китаем. Для этого нужно получить те же стартовые условия, что и у конкурентов. Без поддержки на государственном уровне нам трудно реализовать преимущества, которые у нас, безусловно, есть. Взаимодействие с государством можно расширить уже сейчас, не требуя льгот. Существуют, например, межправительственные комиссии по сотрудничеству с другими странами. С их помощью можно донести до другой стороны информацию о том, что есть у нас в России такой кластер экономики, и предложить конкретные проекты сотрудничества. И для партнеров это важно — они могут использовать наши интеллектуальные ресурсы и технические решения, снижая себестоимость продукции и создавая новые совместные продукты для вывода на чужие рынки. И для нашей страны это крайне важно, поскольку будут загружены специалисты с высшим образованием, созданы высокооплачиваемые рабочие места. Хотелось бы, чтобы члены правления нашей ассоциации вошли в такие межправительственные комиссии.

Даже если в правительственных кругах кто-то всерьез задумывается о необходимости поддержки офшорного программирования, то у них, как мне показалось, глаза разбегаются от обилия появившихся в последнее время ассоциаций и консорциумов.

Деятельность АРПО направлена на поддержку ориентированных на экспорт разработчиков ПО. Это более узкая направленность, чем у такой ассоциации, как АП КИТ, охватывающей в первую очередь крупные компании — интеграторы и импортеры зарубежного ПО или RITA — ассоциации ассоциаций, покрывающей весь сектор информационных технологий. Из объединений ИТ-компаний только «Инфорус» действительно работает в области, сильно пересекающейся с АРПО. Правда, по модели деятельности он похож скорее на Fort-Ross. Поскольку «Инфорус» сделал заметные шаги по продвижению российского ПО, Fort-Ross уже обратился к «Инфорусу» с предложением партнерства на конференции SOS. На мой взгляд, АРПО и «Инфорус» — родственные ассоциации. Но для того чтобы они слились, должны созреть весомые стимулы. А пока то, что они существуют параллельно, для обоих союзов только на пользу, потому что соревновательность стимулирует их придумывать новые шаги, искать новые формы. Поскольку и задачи во многом схожи, и спектр компаний, которые могли бы войти в них, не сильно различается, есть вероятность, что со временем эти ассоциации сольются. Но сегодня на повестке дня только организация взаимовыгодного сотрудничества. Общую картину я представляю себе так: ассоциации, скорее всего, разобьются по секторам — по экспортному ПО, интеграции, импортному ПО, программам для России и т.д., а над ними будет, видимо, ассоциация по всей отрасли. Станет ли она похожа на российскую RITA, или на индийский NASSCOM, или на немецкий BITKOM — будет зависеть от внутренней конъюнктуры.

Как вы будете относиться к центрам разработки глобальных компаний? Войдут ли они в АРПО, пригласите ли вы их?

Почему бы нет? В них трудятся российские программисты, они работают в России, хоть и в иностранных компаниях. У нас много общих проблем с налогами, таможней и т.д., решить которые вместе будет проще. Я не вижу причин, почему бы нам не работать вместе — с пользой для России.

Про АРПО говорят, что это ассоциация офшорных программистов и «продуктовые» компании попали туда случайно. Каково ваше мнение по этому вопросу?

На конференции, да и в частном порядке мы это обсуждали. Необходимо развивать весь сектор экспортно-ориентированных разработок. Да, самые дешевые услуги — в офшорном программировании, а самый доходный бизнес — продажа лицензий и продуктов. Но из одной категории в другую за один день не перепрыгнешь: нельзя сегодня программировать на заказ, а завтра уже продавать на западном рынке свои продукты. Компания должна до этого дорасти, да и не каждая захочет и сможет это сделать. Мы должны помочь компаниям реализовать свой потенциал — либо подняться к предоставлению наиболее дорогих услуг, либо браться за создание и продажу продуктов. Но приглашаются все, кто готов конкурировать на мировом рынке, и это их дело — остаться ли чисто офшорными программистами или двигаться в другом направлении.

Ваше президентство, похоже, свело на нет многие противоречия, не так ли?

Конференция показала: то, что со стороны казалось распрями, на самом деле было, в общем-то, нормальной работой, очень полезной. Не все проходило гладко в период становления, но все единодушно оценили деятельность правления и самого Булата Гайфуллина как полезную. Все соглашаются с тем, что это был трудный период и что теперь надо идти дальше.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями