Читателю, успевшему устать от статей, повествующих о преуспевших в офшорном программировании соотечественниках, быть может, интересно проследить историю одной из столичных компаний, до последнего бившейся за место на британском рынке.

Пресс-конференции по таким поводам не собирают, информацию удается получить обычно «изнутри», что несложно: у кого-то есть однокурсник, у кого-то — сосед по лестничной клетке; мир московских программистов тесен. Впрочем, подглядывать через замочную скважину не было необходимости: к чести руководства компании, оно не стало делать тайну из этой истории и не метало громы и молнии ни в адрес своего бывшего сотрудника, ни в адрес журналиста. У руководства новые планы, которые строятся с учетом печального опыта. Да он и не такой уж печальный, раз глава московского офиса компании Евгений Байдаков говорит: «В самом факте закрытия компании нет ничего положительного, но все же в этом эксперименте было много полезного. Тем более что всем было приятно работать в компании. Она сильно повлияла на офшорную тусовку. Кое-какие компании из тех, что ходят в лидерах офшорного программирования, скопированы с Avicom».

Avicom была образована в 1999 году. Инвестором стала группа скандинавских компаний, не очень хорошо у нас известная, бизнес которой связан в СНГ главным образом с транспортировкой нефти. У нее есть свои нефтяные терминалы в Баку, в Батуми, которые занимаются переброской нефти из среднеазиатских месторождений в Средиземноморье — как по трубопроводам, так и по морю. Инвестируя в Avicom, датчане преследовали две цели: во-первых, использование труда квалифицированных московских программистов в своих собственных проектах, во-вторых, диверсификация бизнеса, которая при работе с такими странами, как Россия, тоже не помешает. Сначала инвесторы выступили как заказчики, для них было сделано несколько проектов по учету нефти при транспортировке и перегонке. Дальше взаимоотношения вышли из производственной сферы. Заказы поступали со стороны, через короткое время компания уже работала исключительно на внешних заказчиков.

Русские и датчане в Сити

Датский рынок для замыслов Avicom был тесноват. Ни в России, ни в Дании внешних заказчиков даже не искали. Решено было ориентироваться на британский рынок. Англия — страна высокоразвитая, там в больших количествах и новые технические решения требуются, и старые переделываются. Процесс выбора основной прикладной сферы не был быстрым. Только через год с лишним присутствия на рынке оформились два основных направления — работа с финансовыми институтами Сити и с торговыми предприятиями. Последнее означало автоматизацию магазинов и всех сопутствующих бизнес-процессов. Особого крена в сторону Internet-присутствия не было, скорее акцент делался на управление собственностью и складами.

Разумеется, присутствие на британском рынке без офиса на месте немыслимо. Говорят, что Англия как бы делится на две страны: Лондон и вся остальная территория. В Лондон люди ездят по два с половиной часа, лишь бы там работать — зарплата раза в два выше. У компании появился офис, который занимался прежде всего «продажами», предлагая услуги разработчиков Avicom. Сначала была выбрана модель прямолинейная, но испытанная: человек шесть обзванивают потенциальных клиентов прямо по телефонной книге. Общая же численность лондонского офиса в те времена доходила до 15 человек.

Увы, в условиях падения фондового рынка и надвигающегося кризиса ИТ-отрасли такая модель не работала абсолютно. «Телесейлз» были уволены, началось формирование собственной базы данных — с кем встретиться, с кем поговорить, кому и как демонстрировать преимущества перед конкурентами. В последний год для Avicom в Лондоне постоянных сотрудников осталось всего двое, да и те русские. Только они обладали уникальным в Англии свойством — могли работать по десять-двенадцать часов. Исполнительный директор Андрей Орехов сам чуть ли не ночевал в офисе, дожимая несговорчивых клиентов. С новой тактикой дело сдвинулось с мертвой точки, проекты появлялись, дело пошло, хотя и не так быстро, как хотелось.

О пользе презренного «кодирования»

За индийцами закрепился имидж исполнительных кодировщиков. Индийские компании-гиганты никак не могут откреститься от него, тем более что основная масса по-прежнему работает «по старинке»: группа программистов получает жесткие спецификации, алгоритмы для кодирования и начинает работать.

«И делает это великолепно, — рассказывает аналитик Avicom Дмитрий Хомаза, — в этом с ними сравниться невозможно в принципе. Крупные индийские фирмы обеспечивают уровень качества, недостижимый для большинства средних и мелких производителей, не сертифицированных по СММ. Они предлагают цены, которые мы выдержать не способны. ?Тупое кодирование? бесконечно скучно, но экономически выгодно, особенно на начальных этапах: все регламентировано, легко учесть все затраты и прогнозировать прибыль. Работу можно ставить на поток. Если ты получаешь свободу творчества, то необходимо иметь достаточно четкую технологию оценки и планирования проектов, чтобы не просчитаться с бюджетом. На то, чтобы научиться точно оценивать сроки исполнения и планировать ресурсы, ушел год».

От хорошей ли жизни, от плохой ли, но в Avicom не приняли стратегию «тупого кодирования». Ставка была сделана на работы «полного цикла» — анализ, написание собственной спецификации, самостоятельная разработка, а потом — или внедрение, или передача на внедрение заказчику. С самого начала решили создать индустриальное производство ПО: вовсю использовались инструменты коллективных разработок, UML, промышленные средства тестирования. Систему качества не только построили, но и получили сертификат ISO 9000, а это для российского рынка событие. Казалось, что это единственно правильная стратегия, так поступают и ведущие российские фирмы, ориентированные на аутсорсинг. Однако беда в том, что на мелких проектах такой подход часто не окупается, а до крупных проектов надо еще дожить: никто не торопится отдать небольшой фирме, да еще российской, существенную часть бизнес-процессов. Особенно в консервативной Англии. Да и вообще любой иностранной фирме получить здесь заказ непросто, хотя бы потому, что на этом бизнесе кормится множество местных консалтинговых фирм. Как показал опыт Avicom, цикл продаж от первого контакта до подписания договора на проведение обследования бизнес-процессов превышает шесть месяцев. И чем больше проект, тем больше задержек. В то время как разработчики делают свое дело в Москве, в Лондон выезжает ударная группа из двух-трех человек: она проводит первичное обследование, собирает всю информацию, увозит ее в Москву, готовит документы, выезжает для детального обследования, готовит новые документы, после подписания которых начинается собственно производство ПО. Чем больше проект, тем больше итераций.

«Такая модель, — иронизирует Хомаза, — гладко работает на чисто технических проектах, где, скажем, нужна интеграция датчиков в информационную систему, — то есть там, где не требуется учитывать интересы людей. У датчика есть интерфейс, который не меняется за время проекта. Идеальной была бы система, в которой вообще нет взаимодействия с людьми, а есть взаимодействие с другими системами — вот это устойчивая среда функционирования».

К концу второго года у компании появился потенциал и возможность брать большие проекты. Все, казалось, налаживалось, но увы, Avicom до дней процветания не дожила.

Отречение датчан

К началу нынешнего лета у компании был уже вполне внушительный портфель работ, прошедших стадию обследования и готовых к следующей фазе, — только три самых крупных проекта в совокупности должны были дать около полумиллиона фунтов. Оставалось только дождаться официальной «отмашки» для начала работ и получить финансирование на первые полгода. И в этот момент датчане отказались от дальнейшего финансирования, сославшись на то, что проект Avicom — затратный. Так оно и было, и вряд ли могло быть по-другому в условиях стратегии «полного цикла». Тем не менее случилось то, что случилось: «караул устал». Поняв, что уговорить инвесторов не удастся, руководство Avicom начало подготовку к привлечению дополнительных инвестиций и продаже пакета акций компании американцам, подписание документов должно было состояться 20 сентября.

Как говорится, комментарии излишни. От этого удара в Avicom оправиться уже не смогли. Пакет документов готовился не один месяц под конкретного инвестора, и начинать заново уже не было времени. Российский рынок рабочей силы пополнился полусотней квалифицированных программистов с опытом работы в западных проектах.


Спецбраузер

Один из самых экзотичных заказов Avicom был получен на разработку особого браузера «для учета посещения платных закрытых ресурсов». Известно, что посетители «закрытых ресурсов» не горят желанием «засвечивать» свои личные данные, особенно такие, как номера кредитных карт. Заказчик (владелец, кстати, вполне офлайновых ресурсов — элитных бизнес-клубов и ресторанов, проживающий в старинном поместье в пригороде Лондона) предложил такую модель: посетитель заходит на сайт, входящий в определенную систему специализированных сайтов, ему предлагают зарегистрироваться и скачать особый браузер, вооружившись которым можно уже больше не регистрироваться, браузер возьмет эту ответственную работу на себя. Браузер способен соединяться с серверами, входящими в систему, скрывая информацию о паролях и идентификаторах (на серверах, входящих в систему, предлагалось сделать как бы специальные «двери» для этого спецбраузера), и умеет учитывать время, проведенное на страницах сайтов. Далее через биллинговые системы Internet-провайдеров расчеты идут через финансовые институты, например те самые, через которые идут расчеты за газ, свет и электричество. Кредитная карточка при этом не используется. Пользователь может управлять своими счетами, указывая системе: «такие-то расходы оплатить из такого-то источника». Эта схема должна была работать в Великобритании, США, даже в России. Браузер сделали. За основу его были взяты стандартные компоненты ActiveX, к которым были добавлены средства безопасности и собственная веселенькая оболочка.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями