Сделаем попытку разобраться, почему конкуренты по рынку Unix-систем, демонстрируя свои преимущества, часто отталкиваются от сделанного Sun.

Sun появилась на свет усилиями Винода Хостла, Билла Джоя, Энди (Андреаса) Бехтольшейма и Скотта Макнили. Официально компания была зарегистрирована в феврале 1982 года, и в том же году была выпущена ее первая рабочая станция. За последующий 1983 год новичку удалось почти невозможное: Sun обыграла главного на тот момент конкурента, компанию Apollo, подписав свой первый крупный контракт с Computervision на сумму 40 млн. долл.
Регулярно посещая пресс-конференции и семинары, приходишь к выводу, что конкуренты по рынку Unix-систем, демонстрируя свои собственные преимущества, часто отталкиваются от сделанного компанией Sun Microsystems. Они демонстрируют, например, на сколько процентов или во сколько раз их продукты эффективнее, дешевле, быстрее предложений Sun.

На самом деле стремление большинства конкурентов стать в чем-то выше этой компании является подспудным признанием того, что именно она, во всяком случае, на данном этапе, служит эталоном. Тем самым подтверждается особая роль Sun на рынке Unix. Сделаем попытку разобраться в том, почему это происходит, а для этого совершим экскурс в недалекое прошлое.

Компания вошла в жизнь как производитель рабочих станций. Это случилось в начале 80-х, когда идея создания высокопроизводительной рабочей станции была чрезвычайно актуальной и привлекала к себе всеобщее внимание. Число компаний, вышедших на рынок со своими близкими по параметрам компьютерами, которые можно назвать рабочими станциями, превысило полсотни.

Приводить их названия не имеет смысла, поскольку почти все они, за редким исключением, забыты. Практически все эти станции строились на базе самого мощного на тот момент процессора Motorola 68000 (этот индекс обозначал количество транзисторов в кристалле).

Желающих выйти в новый сегмент рынка было так много и они появлялись с такой скоростью, что для новых продуктов появилось специальное название JAWS (just another workstation) — «просто еще одна рабочая станция».

В тот период Sun не была исключением на общем фоне — это была очередная начинающая компания, но спустя всего несколько лет почти все производители компьютеров категории JAWS канули в лету, выжили только Sun Microsystems и Silicon Graphics.

Отсюда следует первый вывод: компания прошла через процесс строжайшего эволюционного отбора, и в этом ей помогло «лица необщее выражение».

Эмбриональный период

Sun появилась на свет усилиями Энди (Андреаса) Бехтольшейма, Винода Хостла, Скотта Макнили и Билла Джоя. Официально компания была зарегистрирована в феврале 1982 года, и в том же году была выпущена ее первая рабочая станция. За последующий 1983 год новичку удалось почти невозможное: Sun обыграла главного на тот момент конкурента, компанию Apollo, подписав свой первый крупный контракт с Computervision на сумму 40 млн. долл. Затем начинается стадия бурного роста, ежегодный размер доходов в период с 1983 по 1987 год соответственно составляет 8, 39, 115, 210 и 538 млн. долл., а 1988 году — 1,052 млрд. долл.

Локомотивом всего этого предприятия был Хостла, приехавший из Индии с твердым намерением (сформировавшимся у него, по его собственным словам, в возрасте 15 лет) стать предпринимателем в Кремниевой Долине. Ему это удалось. Sun его второе детище, а первой компанией, созданию которой он поспособствовал, была Daisy Systems. Вместе с несколькими выходцами из Intel в начале 1980 года Хостла вывел на рынок специализированную машину Daisy, предназначенную для автоматизации проектирования электронных компонентов.

О Daisy он позже напишет следующее: «Мы брали процессор Intel и строили вокруг него специализированную машину, ориентированную на приложения автоматизированного проектирования. Но мне скоро стало ясно, что эта идея страдает серьезными ограничениями. Пользователи хотели получить более универсальный компьютер, на котором можно было бы решать, кроме САПР, и другие задачи, например, программировать на Паскале, а этого мы им не могли обеспечить».

Но коллеги по Daisy отказались пойти по направлению к универсализации, и в 1981 году несогласный с ними Хостла покинул эту компанию. Теперь он мечтал об универсальной машине, особенно под влиянием того, что делалось в Xerox PARC. У него сложился образ идеальной рабочей станции, которая, по его представлению, должна была работать на процессоре Motorola 68000, иметь графический (bitmapped) экран, работать под Unix и подключаться в сеть Ethernet. Но сам Хостла не был инженером — он прирожденный организатор, — и нужны были мозги и руки, способные реализовать его замысел. В поисках союзников Хостла обнаружил, что в Стэнфорде был в ту пору проект, называвшийся Stanford University Network, над которым работал Энди Бехтольшейм, аспирант из Германии. Название проекта в последующем стало и названием компании — следует отметить, что не сразу, было и такое: VLSI Systems.

Бехтольшейм приехал учиться в США в 1975 году, руководствуясь тем, что в Германии невозможно было получить соответствующее его представлениям образование. Под руководством профессора Фореста Баскетта он делал диссертацию, до ее завершения оставалось не более года. Темой диссертационной работы была универсальная рабочая станция. Для воплощения проекта в «железе» требовались средства. Хотя университет и спонсировал Бехтольшейма, этого не хватало, и ему пришлось вложить своих личных 25 тысяч. Чтобы компенсировать издержки, Энди неоднократно пытался лицензировать свой проект разным компаниям, в том числе в IBM и DEC, но везде получал отказ.

Sun, выпустив систему Sun-1, отнюдь не была первой на рынке рабочих станций, но далеко и не последней, опередив и компанию DEC, и компанию IBM
Когда при первой же встрече Винод и Энди открыли друг другу карты, оказалось, что представление о будущей станции у них почти полностью совпадало. Поначалу Энди и Хостле предложил те же условия, что и другим — 10 тыс. за лицензию, но тот ответил знаменитой фразой, которая в последующем стала одним из основных принципов менеджмента в Sun: «Зачем мне золотые яйца, если я хочу курицу, которая их несет». Хостла предложил создать компанию, Бехтольшейм ответил согласием, и так два иммигранта положили начало созданию одной из самых знаменитых американских компаний, которую впоследствии стали называть «милашкой (the darling) Кремниевой Долины». Такова тамошняя реальность.

Третьим оказался Скотт Макнили, соученик Хостла, уже прежде имевший опыт работы в промышленности. К тому же Скотт выходец из семьи крупного менеджера, работавшего в автомобильной промышленности в самом Детройте.

Четвертым был Билл Джой, он появился потому, что покупателям не нужна была голая машина, к ней требовалась операционная система — понятно, что Unix, но какая именно? Рассматривалось несколько возможных альтернатив, например, временно воспользоваться дистрибутивом от компании Unisoft, а затем в долговременной перспективе выбирать между двумя: AT&T Unix и Berkeley Unix. У каждой из систем были свои преимущества и недостатки. Хотя первый вариант был почти промышленным стандартом, но он был 16-разрядным, к тому же над его развитием никто серьезно не работал. Напротив, второй был адаптирован к 32-разрядному аппаратному обеспечению, активно развивался в университете, имел хороший набор утилит, но оставался хакерским, был далек от промышленного стандарта. И вот, в то время как большинство других производителей рабочих станций из двух выбирало первый вариант, Энди предпочел второй. Следование проверенному правилу о золотых яйцах требовало заполучить Unix вместе с одним из авторов. В результате 26-летний Билл Джой, признанный Unix-гуру, стал еще одним сооснователем компании. Он принес с собой Berkeley Unix, BSD 4.2. Поначалу Джой присоединился к Sun из желания сделать свой вариант Unix коммерческим продуктом, но, познакомившись с будущей станцией ближе, понял преимущество интегрированного развития операционной системы вместе с аппаратным обеспечением и отдался этому делу полностью.

Четверо удачно дополняли друг друга: Винод обеспечивал контакты с внешним миром, Скотт организовывал производство, Энди и Билл — специализировались по аппаратному и программному обеспечению. Появление этого творческого союза стало стимулом для прихода в компанию других инженеров, «рабочих пчел». Их привлекали в том числе и неформальная обстановка, и амбициозность целей, и вообще понимание того, что союз культур Стэнфорда и Беркли чреват серьезными и не очень результатами. Еще несколько лет компания сохраняла студенческий дух, чего стоят проделки на День дурака 1 апреля, среди которых переоборудование кабинета в гольф-поле, затаскивание «Фольксвагена» на чердак или «Феррари» на остров.

Год великого перелома

В чем в чем, а в амбициозности четверке отказать нельзя. Их бизнес-план был готов в июне. В нем уже тогда были сформулированы основные принципы, сохранившиеся неизменными долгие годы. Решено было конкурировать не с другими производителями рабочих станций, а просто с компаниями номер один и два на рынке того времени, то есть непосредственно с IBM и DEC, особенно с последней. Отсюда второе правило: не связывать себя ни с какими прикладными областями; если и появляется какое-то специализированное решение, например компилятор или графическая система, то они должны стать не самоцелью, а только средством для конкурентной борьбы с DEC.

Примерно с 1990 года началась война за производительность. Ее участники создавали свое собственное оружие. HP купила Apollo и перешла на процессоры собственной архитектуры PA-RISC. DEC выпустила станцию на базе MIPS, назвав ее убийцей Sun (Sun killer), на что Sun ответила SPARCstation
Но как малочисленному и плохо финансируемому коллективу составить конкуренцию гигантам? Хостла нашел ответ на этот вопрос в слове «стандартизация». Если вы применяете стандартные покупные изделия в своей разработке, то тем самым косвенно используете труд других людей, и тогда несколько человек может справиться с тем, чем у конкурентов заняты десятки разработчиков. Например, Sun адаптировала технологию Ethernet, разработанную в Xerox, а Apollo развивала свою собственную сеть Domain; Sun использовала Berkeley Unix, а Apollo инвестировала средства в собственную операционную систему. Сегодня эти решения кажутся банальными, этим путем следуют все, но в начале 80-х за чрезмерное увлечение стандартами критиковали, утверждая, что сборка из готовых изделий не позволит придать изделию подобающее качество.

Решено было также практически отказаться от собственного производства, инфраструктура Кремниевой Долины позволяла без проблем разместить заказы на производство любых компонентов — без инвестиций в основные фонды. Это был еще один плюс в конкурентной борьбе. Сегодня же аутсорсинг производства стал почти правилом.

И еще очень важное стратегическое решение. В качестве основного рынка на первом этапе были выбраны университеты, все те же Стэнфорд, Беркли, Карнеги-Меллона, всего 42 из 50 имевшихся на тот момент факультетов, связанных с ИТ. В первое время на учебные заведения приходилось 80% всего бизнеса. Надо ли говорить о том, насколько разумно приучать студентов к своей технике? И сегодня до 10% бизнеса компании связано с университетами.

Среди других важнейших вещей, которые удалось сделать буквально в первые месяцы, — создание структуры небольших, но эффективных подразделений по продажам и инженерной поддержке продаж, налаживание OEM-партнерства.

И вот 30 июня 1983 был подведен итог первого финансового года. Он оказался весьма удачен, с тех пор и поныне Новый год в Sun Microsystems отмечается в этот день.

Становление

Период с 1984 по 1987 год можно назвать периодом становления Sun, поскольку в это время сложились главные технологические принципы. Среди них приверженность открытым стандартам, непосредственно следовавшая из университетских корней. Нужно заметить, что слово standard в английском языке не совсем точно соответствует русскому, это еще и «правило поведения». Если этого не учитывать, то получается странный парадокс. Собственно, стандарты и делаются, за редким исключением, чтобы быть открытыми всем, а «открытый стандарт» — это некая тавтология. Следовать тому, что называется open standards, значит, скорее, принимать и создавать общие правила игры.

Первым шагом в этом направлении стало предложение в 1984 году в качестве открытого стандарта технологии NFS для свободного лицензирования. В 1985-м начались работы над процессором SPARC. По сути, разрабатывалась система команд и архитектура, которые бы обеспечивали наиболее быстрое и дешевое выполнение ПО под Unix. Ни Intel, ни Motorola не согласились изготавливать RISC-процессоры, первой приняла это предложение компания Fujitsu. А уже в 1987-м Sun предложила станцию Sun-4/260 на базе SPARC. В том же году архитектура SPARC была предложена для лицензирования.

А завершился 1987 год со следующим распределением рынка рабочих станций, включающем не только Unix-компьютеры: Sun — 21%, DEC — 23,1%, Apollo — 19,3%, HP — 14,6%, IBM — 6,8%.


Происхождение логотипа

Нелегко представить себе более изящный по топологии логотип, чем магический сановский квадрат, состоящий из восьми символов конъюнкции. При этом еще можно удивиться тому, что автором идеи является вовсе не профессиональный художник, а профессор Воган Пратт, работающий в Стэнфордском университете по специальности computer science. Показательно, что первая диссертационная работа Пратта на звание магистра называлась «Перевод силлогизмов Льюиса Кэрролла в логические выражения». О своем участии в создании логотипа Пратт написал следующее: «Случилось так, что именно я, а не кто-то иной, изобрел этот логотип. Вместе с Бехтольшеймом мы работали над проектом Stanford University Network, к концу 1981 года начали задумываться о необходимости создать логотип для будущей рабочей станции. Признаюсь, я не уделял этой стороне дела заметного внимания, а вот когда Sun стартовала как компания, я вдруг отчетливо осознал, что логотипа-то у нас все еще нет. Я тут же засел за перебор вариантов, и к моему собственному удивлению, примерно за полдня породил почти то, что вы сегодня можете видеть».


Генеалогия SPARC

В основу архитектуры RISC заложены три проекта: один внутрифирменный, созданный в IBM, и два университетских — Berkeley RISC и Stanford MIPS. Хронологически первым, но, увы, так никогда и не реализованным, был микрокомпьютер IBM 801. Его отцом называют Джона Кока, который первым в 1968 году на основании исследования качества работы компиляторов выдвинул идею Reduced Instruction Set Computer. В частности, Кок показал, что при равном числе компонентов компьютер, построенный по архитектуре RISC, продемонстрирует вдвое более высокую производительность. Однако инженерные усилия корпорации в тот момент были сконцентрированы на Системе 360, и проект не получил заметного развития.

А спустя 12 лет, в 1980 году, идея RISC возродилась в двух калифорнийских университетах — Стэнфорде и Беркли. К SPARC имеет отношение работа Дэвида Патерсона и его коллег из Беркли, которая спонсировалась правительственным агентством, называвшимся на тот момент DARPA. В этом университете разработали процессоры RISC-I и RISC-II. Эти процессоры, как и MIPS, уже выполнялись на ином, чем проект 801, микропроцессорном технологическом уровне.

Через несколько лет, в 1986-1987 годах, началась коммерциализация RISC. В этом процессе участвовали Hewlett-Packard (PA-RISC), IBM (в альянсе PowerPC с участием Apple и Motorolа). Молодая компания Sun Microsystems была самым активным участником нового движения, избрав в качестве стратегической основы своего развития проект RISC-II.


Из истории рабочих станций

Все началось с прообраза персонального компьютера Alto, созданного в Xerox PARC — от него пошли и Apple, и все остальные. Рабочие станции начинались с первых Apollo, Three Rivers и Xerox STAR.

Xerox Star
PERQ-1
Apollo
DECstation 3100
Хронологически первой была Xerox STAR, но этот компьютер так никогда и не стал коммерческим продуктом, оставшись на уровне весьма совершенного текстового процессора. Хотя из перечисленных компьютеров менее всех известен PERQ-1, созданный в компании Three Rivers в 1980 году, однако именно его можно считать первой рабочей станцией, которая выпускалась серийно. Всего было выпущено порядка 350 таких компьютеров, но к их недостаткам следует отнести то, что в них все было собственное — архитектура, конструкция и даже операционная система. В том же году компания Apollo выпустила одноименную станцию на микропроцессоре Motorola 68000. Этот проект был более успешным. Позже, в 1989 году, компания была куплена Hewlett-Packard и стала родоначальником семейства 9000.

Таким образом, Sun отнюдь не была первой на рынке рабочих станций, но далеко и не последней, опередив и DEC, и IBM. До 1985 года на рынке рабочих станций доминировали компании Apollo и следовавшая за ней Hewlett-Packard. Ситуация стала меняться в 1985 году, когда появилась третья серия рабочих станций. Sun обошла HP в 1986-м, а годом позже Apollo, став производителем рабочих станций Unix номер один. Четвертой была компания DEC, ее станции VAXstation хотя и имели прекрасную репутацию, но заметно уступали по показателю цена/производительность продукции Sun, и на ней ОС Unix не была стандартом. Может быть, именно потеря темпа с выпуском рабочих станций в эти годы и стала причиной печальной судьбы этой компании. Она долго металась между двумя архитектурами DECstation на процессорах MIPS и VAXstation и сумела объединить их процессором Alpha с собственным вариантом Unix по имени Ultrix только в 1993 году, что было явно поздно.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями