Второе пришествие компании в Россию

Второе пришествие компании BEA в Россию, точнее, на этот раз ее немецкого отделения BEA Systems GmBH в лице Мариана Грала и Витольда Яржебовского — менеджеров, ответственных за бизнес в Восточной Европе, оказалось намного скромнее первого, имевшего место весной 1997 года.

Тогда Москву посетили руководители первого и второго уровня: соответственно Эдуард Скотт, один из трех основателей компании, и директор компании Эдуард Брагинский. У компании было даже намерение открыть представительство, однако ряд драматических событий перечеркнул эти планы.

За несколько последних лет компания успела принципиально измениться благодаря агрессивной технологической политике — ею было приобретено несколько десятков начинающих компаний с их новыми технологиями. В 1997 году BEA однозначно ассоциировалась только с программным обеспечением промежуточного слоя Tuxedo, а после покупки в 1998 году WebLogic, одного из первых и, заметим, наиболее успешного производителя серверов приложений она обрела совершенно иное лицо.

Теперь BEA — признанный лидер на рынке серверов приложений. Если говорить о серверах, поддерживающих J2EE, то, по данным Meta Group, ей принадлежит 37% рынка (для сравнения: IBM — 22%, Oracle — 11%, iPlanet — 5%). В сегменте серверов, поддерживающих технологию EJB, разрыв еще больше — 52% соответственно против 14, 6 и 4%. Теперь продажа WebLogic приносит BEA 70% доходов. Монитор транзакций Tuxedo BEA и брокер объектных запросов ObjectBroker, бывшие когда-то основными продуктами, отошли на задний план.

В России компания BEA намерена прежде всего восстановить партнерские отношения с компанией ЛАНИТ, которая наряду с «Инфосистемами Джет» налаживала подобные отношения в прошлом. Обсудить перспективы этого союза удалось вместе с ведущими специалистами ЛАНИТа — вице-президентом Борисом Гольдштейном и директором отделения корпоративных информационных систем Леонидом Ленцером.

Первым обсуждаемым вопросом стала очевидная асимметрия: в мире продукты BEA очень популярны (11 тыс. заказчиков, сотни тысяч разработчиков), в числе потребителей — крупнейшие корпорации, а в России ее продукты не слишком популярны.

Гольдштейн полагает, что это явление временное, поскольку очевидное всем отставание России в области корпоративных информационных систем постепенно преодолевается, и по достижении общемирового уровня неизбежно возникнет спрос на те технологии, которыми пользуются западные разработчики.

С ним полностью солидарен Мариан Грала. Он считает, что, с одной стороны, местный рынок готов к восприятию продукции BEA, с другой — стратегический партнер, коим является ЛАНИТ, обладает необходимым потенциалом. Утверждается, что уже есть в наличии потенциальные клиенты, например неназванный «крупнейший банк».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями