Российский ИТ-бизнес объективно молод, а субъективно еще не созрел до осознания себя индустрией. Государство же худо-бедно, но потихоньку принимает нужные законы и даже обещает заняться информатизацией общества.

В свое время было очень популярно приписываемое Ленину изречение, что каждая кухарка должна научиться управлять государством. Вспомнилось оно в связи с рядом событий, которые в состоянии повлиять на каждого разработчика программ, сборщика компьютеров, каждого ИТ-менеджера.

Как? Очень просто. Изменение таможенных правил может привести к резкому росту или снижению цен на компьютеры. Разрешение включать расходы на ИТ в состав затрат — к заметному увеличению объема закупок. Контроль за соблюдением авторских прав — к существенному изменению структуры используемых программ; человек трижды подумает, купить ли ему за полную (непиратскую) стоимость Word или все-таки «Лексикон».

Вы скажете, менять законы — дело государства. Точно так же думает большинство. Именно поэтому развитием ИТ в России сегодня в основном управляют «кухарки». Поэтому и законы «кривые», а конкурсы на закупку государством программ или компьютеров проходят, мягко говоря, не совсем объективно.

За прошедший год кое-что изменилось, правда, пока не на деле, а в умах. С прошлой осени все как по команде стали твердить: «Ай да индусы! Сколько они зарабатывают на офшорном программировании! Давайте их догоним...». Индийский путь едва не возвели в ранг государственной идеи. Затем с не меньшим самозабвением стали восхвалять федеральную целевую программу «Электронная Россия». Недавно появилась новая песнь: «Даешь ИТ в образовании». Что стоит за этими благородными порывами? Мудрость государственных мужей или что-то иное?

Что может бизнес

Адам Смит говорил, что предприниматель преследует лишь собственный интерес и не имеет в виду общественной пользы (в том числе и создания передового информационного общества). Однако в условиях рынка он неизбежно выбирает такие действия, которые наилучшим образом служат интересам общества. Следовательно, и ИТ-бизнес вынужденно участвует в развитии технологий, формировании информационного общества и пр.

Важно, чтобы рыночные условия были комфортными для бизнеса. Сегодня их назвать такими нельзя. Значит, главное, чем может бизнес способствовать ускорению прогресса в области ИТ, заключается в его воздействии на изменение этих условий, и прежде всего правовой среды и промышленной политики государства.

Небольшие фирмы, какими до недавнего времени были все без исключения поставщики ИТ, лишь приспосабливаются к существующим условиям, уходя от неразумных налогов, прибегая к «серому импорту» и т.д. Крупные стремятся найти индивидуальные лазейки, например, в виде льгот.

И то и другое, по сути, асоциально и недальновидно. Не только чиновники, но и мы сами ведем себя, как «кухаркины дети». Пожалуй, только в последнее время некоторые предприниматели стали задумываться о цивилизованном влиянии на правовую среду. Но таких людей и фирм мало. Катастрофически мало. Скажем, обсуждать вопрос совершенствования Таможенного кодекса с точки зрения его удобства для производителей компьютеров попросту не с кем. Директора уважаемых фирм говорят, что им проще приспособиться к существующим нормам, то есть ведут себя как представители малого бизнеса.

Российский ИТ-бизнес объективно молод, а субъективно еще не созрел до осознания себя индустрией. Приведу пример. Есть поправки в законах, интересные только отдельным ИТ-компаниям. И можно понять, почему их продвижение интересно лишь немногим. Но почему компании равнодушно относятся к поправке в Налоговый кодекс, которая позволит абсолютно всем потребителям ИТ уменьшить налогооблагаемую базу? Причина проста: сегодняшним лидерам невыгодно, чтобы стало лучше сразу всему ИТ-бизнесу. Это не даст им преимуществ перед конкурентами. Как правило, они готовы лоббировать (лоббизм — от англ. lobby, т.е. кулуары, где депутаты парламента могли общаться с посторонними, — механизм воздействия частных и общественных организаций на процесс принятия решений парламентом; впервые возник в США, где лоббистская деятельность с 1946 года регулируется федеральным законом) лишь те законы, программы и меры, которые дают конкурентные преимущества исключительно им.

Пакет из дюжины законов

Каким образом бизнес может влиять на среду? Есть, вероятно, три пути.

Во-первых, лоббировать «правильную» государственную стратегию и нужные поправки в законодательство (например, по защите интеллектуальной собственности, по признанию электронной отчетности, по упрощению таможенной процедуры и т. д.).

Во-вторых, добиваться выполнения государством установленных им же правил игры (например, «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных», «О конкурсах на размещение госзаказов...» и др.).

В-третьих, способствовать принятию обществом справедливых законов и их соблюдению — и государством, и бизнесом, и населением (например, в отношении того же пиратства).

Специальные льготы для ИТ-бизнеса нецелесообразны, а в ряде случаев и вредны. Развитие необходимо обеспечивать совсем другими, рыночными методами. Чтобы общество быстрее стало «информационным», это должно быть ему — обществу — экономически выгодно. Следовательно, нужны меры экономического стимулирования. Например, уже упоминавшаяся возможность отнесения на себестоимость потраченных на ИТ средств. Создание таких стимулов — функция государства, но задача бизнеса — подсказать соответствующие меры.

Существует мнение, что есть некие академики или институты, которые разрабатывают мудрые ИТ-реформы. Увы, все хорошее или плохое, что выносится на обсуждение Госдумы — частная инициатива неких активных личностей или групп. Причем лоббисты-нефтяники или автомобилестроители очень конкретны. А от разработчиков ПО слышны одни только лозунги: «Искореним пиратство», «Даешь справедливые законы».

Общественный экспертный совет по развитию информационных технологий Государственной думы под руководством Кокошина (ОЭС) и Ассоциация разработчиков экономических программ (АРЭП) попробовали подойти к делу практически и выделить несколько значимых законов, коррекция или принятие которых помогли бы развитию ИТ-индустрии. Катализатором этой деятельности выступила компания «Экспосервис-1».

Проанализировав действующее законодательство, мы подготовили предложения по корректировке примерно дюжины законов и кодексов. Под каждый закон приходится искать рабочую группу, инициаторов аналогичных поправок, учитывать процедуру прохождения каждой поправки и т. д. Помимо этого, сформулирован еще ряд предложений органам исполнительной и законодательной власти.

Роль государства

Государство худо-бедно, но потихоньку принимает нужные законы и даже обещает заняться информатизацией общества. Наверное, упомянутую программу «Электронная Россия» следует расценивать именно как такое обещание.

Что в ней хорошего? Например, то, что государство уделяет главное внимание развитию инфраструктуры, обеспечивающей распространение и потребление продукции ИТ (коммуникации, доступ госслужащих и учащихся в Internet). Что плохого? То, что готовилась она кулуарно и слишком явно отражает интересы нескольких ведомств.

И все-таки это частность. Чего нам всем не хватает в деятельности государства? Прежде всего стратегических целей и приоритетов. Без этого получается пустое шараханье. Узнав об успехах Индии в офшорном программировании, наши чиновники заговорили о развитии аналогичного бизнеса. Но, заявляя о важности поддержки собственной индустрии производства ПО, Министерство образования проводит тендер, на котором в фавориты выводится продукция Microsoft.

Проект «Белой книги российских ИТ» поначалу обрадовал тем, что в России начали мыслить системно. Действительно, шаблон этого документа, подготовленный под руководством Игоря Агамирзяна (Microsoft), выглядел впечатляюще. Но дальше проекта дело не пошло: государственным деятелям не интересно играть в нашей «песочнице». Зачем им какая-то стратегия?

Но она нужна нам! Важно понимать, какие направления государство должно поддерживать, стимулировать в первую очередь, а что пока отложить. Сегодня никто не может решить, нужны ли (и по карману ли) стране свои микропроцессоры, своя операционная система, свои управленческие системы.

Предприниматели не ждут от государства инвестиций, хватило бы и того, что оно стало покупать отечественные разработки.

Непонятно, какая кухарка заставляет наших чиновников закупать исключительно западные прикладные системы управления финансами и ресурсами. Есть типовое объяснение: мол, вместе с программами они передают нам передовые приемы управления бизнесом. Но без модификации эти методики в России не работают, а в адаптированном виде смогут работать и с российской программой.

Сегодня нужны отечественные стандарты и концепции управления бизнесом (по аналогии с MRP II), которые, с одной стороны, стыковались бы с западными стандартами, а с другой — были понятны директорам российских предприятий. Но этого нет, поскольку нет стратегии на государственном уровне. Иногда чиновники говорят: «Вот вы и придумайте стратегию». Но даже, если мы ее придумаем, то кому нести предложения?

На стыке

Контакты между бизнесом и государством происходят все чаще. Нередко крупные чиновники высказывают мысль о необходимости создания в России ассоциаций, у которых можно было бы узнавать коллективное мнение. В стадии формирования сегодня находятся по крайней мере четыре таких потенциально мощных общественных объединения.

Но без соответствующей государственной политики это мало что изменит. Интересы ассоциаций существенно разнятся. Так, сторонники офшорного программирования неизбежно будут стремиться снизить себестоимость разработки программ, ссылаясь на международную конкуренцию, и добиваться налоговых льгот. Для них также выгодно построение ИТ-образования по индийской модели. Но для других разработчиков, которые создают не полуфабрикат (чем, по сути, является продукция «офшорщиков»), а конечные высокотехнологичные продукты, существование любых привилегий крайне вредно и опасно, поскольку ведет к криминализации отрасли, да и реформа образования видится по-иному. Кого послушают чиновники?

И тех и других? Это совершенно разные пути развития ИТ-индустрии. Государство, даже самое богатое, может достичь прорыва только на нескольких приоритетных направлениях. Поэтому крайне важно, чтобы государство имело ясные глобальные цели. На их основе уже можно строить планы поддержки развития элементной базы, создания отечественной операционной системы или офшорного программирования. Уверен, в стране есть специалисты, готовые принять участие в выработке планов и направлений развития отечественной ИТ-индустрии.

Что для этого нужно от государства? Возможно, создание некоего экспертного совета, который обладал бы реальной возможностью обмена мнениями с высшими государственными деятелями. И обязательно был открыт для всех участников рынка, вплоть до самых маленьких фирм.

Этой статьей Computerworld Россия открывает дискуссию о взаимоотношениях государства с молодой отраслью информационных технологий и приглашает к участию в ней все заинтересованные стороны. Николай Комлев (Komlev@finsoft.ru), директор Центра исследований экономических систем «Бизнес-Программы-Сервис» и президент АРЭП, принимает самое живое участие в формировании этих отношений

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями