Прошло уже десять лет с момента зарождения в России рынка делового ПО. Генеральный директор центра «Бизнес-Программы-Сервис» делится своими мыслями о том, что собой представляет этот рынок, о существующих на нем тенденциях, о проблемах и путях их решения.

Николай Комлев: «Наблюдается четкая взаимосвязь: чем более зрелым и эффективным становится управление бизнесом, тем выше спрос на ИТ-продукты»

«Прошло уже десять лет с момента зарождения в России рынка делового ПО», — считает известный эксперт, генеральный директор центра «Бизнес-Программы-Сервис» Николай Комлев. В беседе с редактором еженедельника Computerworld Россия Михаилом Зыряновым, которая состоялась во время традиционного летнего семинара партнеров «1С», он поделился своими мыслями о том, что собой представляет этот рынок, о существующих на нем тенденциях, о проблемах и путях их решения.

Каково состояние отечественного рынка деловых программ с точки зрения экономических показателей?

Судя по всему, он окончательно оправился после кризиса: прошедшей зимой разработчики вышли на уровень продаж начала 1998 года. В среднем по индустрии рост составил 30-40%, при этом некоторые ведущие компании объявили о еще более серьезном росте — на 60-70%. Объем рынка программ делового назначения в России за 2000 год (включая услуги, но без поставок оборудования) мы оцениваем примерно в 700-800 млн. долл. Полагаю, что в нынешнем году рост окажется не ниже 40%, а объем рынка приблизится к заветному рубежу в 1 млрд. долл. Отрасль активно развивается и становится существенной частью российской экономики.

Конечно, в сравнении с рынком нефти или автомобилей, это цифры небольшие. Но ведь речь идет о чем-то нематериальном, чего нельзя потрогать, но нельзя и исчерпать, как ту же нефть. В России, где еще лет десять назад казалось дикостью платить за какие-то программы, сегодня реально платят такие суммы.

Какие качественные изменения происходят на рынке?

Наблюдается интересная тенденция: движение лидеров рынка делового ПО и государства навстречу друг другу. С осени 2000 года государство на всех ветвях власти резко усилило внимание к информационным технологиям. Если не ошибаюсь, в Госдуме восемь комитетов занимаются обсуждением проблем ИТ, начиная с законопроектов об электронной подписи и электронной коммерции и заканчивая проблемами налогообложения. А уж экспертные комитеты, комиссии, группы по информатизации появились едва ли не у каждой крупной федеральной и региональной структуры. На мой взгляд, многие компании-разработчики отстаивают в коридорах власти прежде всего свои частные интересы. Между тем проблема, например, ускоренной амортизации компьютерной техники касается всех участников рынка, ее решение будет выгодно и предприятиям, и компьютерным фирмам. Не менее важен и другой вопрос — возможность отнесения средств, потраченных любым заводом на ИТ, в состав затрат при составлении отчетности и уплате налогов. Тем самым можно бы существенно стимулировать спрос на ИТ. Это чисто рыночный прием лоббирования интересов ИТ-индустрии через стимуляцию спроса. В последнее время активно обсуждается федеральная целевая программа «Электронная Россия», рассчитанная на 2002-2010 годы. На ее реализацию потребуется около 4,6 млрд. долл. Для России это деньги немалые. К сожалению, многие положения программы сформулированы недостаточно четко. Похоже, она была составлена без широких консультаций с представителями ИТ-бизнеса. Нельзя же считать учтенными интересы отрасли, если учтены интересы в первую очередь поставщиков западных программ и оборудования, пусть даже поставщики эти формально считаются российскими компаниями. Основные средства будут направлены на решение проблем «последней мили» при подключении школ к Internet. Тех, кто будет укладывать кабели, это, безусловно, устраивает, но насколько это оправданно для других участников рынка, не знаю.

Вероятно, диалог с государством — лишь одна из тенденций. Что еще важного сейчас происходит?

Налицо переход от конкуренции решений к конкуренции сбытовых сетей и далее — к конкуренции услуг, которые продвигают по этим сетям вместе с программными продуктами. Предложение услуг становится очень важным фактором в конкурентной борьбе. Это качественно иной уровень — более сложный, более трудоемкий. Анализ мировых тенденций показывает, что основной прирост доходов ведущих компаний-разработчиков происходит не за счет расширения сбыта продуктов, а за счет оказания услуг. Для этого необходимо создавать инфраструктуру, обучать специалистов. В некотором смысле это «трансляция» бизнеса по обслуживанию клиентов в рамках сбытовой сети компании. Кто раньше научится это делать, тот и завоюет рынок. Нужны примеры — пожалуйста: «1С», «КонсультантПлюс», «Гарант». Я уверен, что в будущем транслируемый ими бизнес будет усложняться, охватывая все новые аспекты обслуживания клиентов.

Можно подметить также целый ряд локальных тенденций, связанных с изменениями в технологиях: развитием систем управления цепочками поставок, управления отношениями с заказчиками, MRP II и пр. На мой взгляд, это скорее модные темы, поддержанные шумными маркетинговыми кампаниями, а не что-то качественно новое. Есть общая тенденция к сокращению издержек через глобализацию и использование интеллектуальных систем, к увеличению скорости работы, к учету индивидуальных запросов потребителей. Это факт. А конкретные приемы, как реализовать эти тенденции — уже частности.

Какие факторы сдерживают развитие рынка?

Принципиальных (запретительных или каких-то иных) барьеров нет. Правильнее было бы вести речь не о том, что сдерживает, а что могло бы ускорить развитие рынка. Как я уже сказал, более совершенное законодательство могло бы стимулировать потребление программных средств. Развитию рынка способствовало бы также совершенствование бизнес-образования руководителей и менеджеров предприятий. Как только руководство осознает, что необходимо развивать не производство само по себе, а свой бизнес, что нужно зарабатывать деньги, тут же меняется отношение к учету, к управлению. А поскольку современные методики управления опираются на ИТ, меняется отношение и к информационным системам. Наблюдается четкая взаимосвязь: чем более зрелым и эффективным становится управление бизнесом, тем выше спрос на программы, компьютеры, сетевые устройства, услуги Internet и пр.

Думаю, полезно ввести в школьную программу обучение элементам опирающейся на ИТ бизнес-культуры. Возможно, другой подход нужен и к высшему образованию. Примечательно, что в стране нет ни одного профильного для ИТ-отрасли вуза. Азам программирования и MS Office учат многие, но для ИТ-бизнеса нужны специалисты иного уровня — менеджеры управления проектом разработки; постановщики задач; специалисты в области стандартов и протоколов и т.д.

Нет и организации, которая разрабатывала бы современные методики управления производством, сбытом, вообще бизнесом. Сейчас наши разработчики копируют западные подходы. Но копировать — значит повторять, следовательно, быть всегда на вторых ролях. Предприятия, которые собираются приобрести интегрированную систему управления, обращают внимание не только на программные продукты, но и на принципы, которые в них заложены. И, как правило, выбирают западные методики, поэтому и продукты приобретают западные — «от первоисточника». Думаю, государство могло бы способствовать развитию программной индустрии, просто уделив внимание созданию отечественных методологий управления предприятием.

Не будет ли это означать попытку изобрести наш управленческий «велосипед»?

Конечно, нет. В России есть Государственная академия управления, есть институты управления. Но у них две крайности — или теоретические выкладки, далекие от сегодняшней реализации, или примитивные кустарные поделки. Посмотрите, что они демонстрируют на выставках и конференциях. Не готовы предложить отечественные концепции — и не надо пока. Локализуйте западные. Сделайте их доступными каждому российскому директору. APICS и другие западные организации, которые работают над этими методиками, наверняка бы согласились помочь нашим организациям. Пока же в этих методиках лучше всего ориентируются российские фирмы, поставляющие на наш рынок западные системы. Но это попросту перевод, а не локализация. Кроме того, они переводят не стандарты как таковые, а их реализацию в той системе, которую продвигают.

Если государство не заинтересуется этой проблемой, в ближайшие пять лет на всех действительно крупных наших предприятиях будут стоять западные системы ERP. На мой взгляд, это вопрос принципиально важный: если у российских разработчиков не будет заказчиков такого масштаба, то какими бы умными мы ни были, наши разработки просто умрут за ненадобностью.

Насколько соответствуют реальности заявления отечественных разработчиков о поддержке ими западных стандартов?

Необходимо различать поддержку стандартов, концепций и определений. ERP, например, не стандарт, а концепция. Кроме того, эта аббревиатура часто используется в более широком смысле — для определения класса систем учета и управления делами на предприятии. Поэтому, на мой взгляд, к заявлению о соответствии ERP следует относиться с известной долей скепсиса.

Другое дело — когда говорят о соответствии стандартам MRP и MRP II. Например, APICS четко определила перечень свойств, которыми должна обладать система этого класса. Когда компания заявляет, что ее продукт соответствует MRP/MRP II, нужно действовать так же, как и с проверкой утверждений о соответствии стандарту качества ISO 9000, — надо поинтересоваться, какая авторитетная организация может подтвердить факт соответствия. Если заявления не подкреплены заключением такой организации, то, вероятнее всего, фирма-разработчик решила выйти на рынок производственных предприятий, реализуя MRP и MRP II фрагментарно.

Между тем эти стандарты предполагают сквозное управление. Проверить, у кого из заказчиков сквозное управление действительно реализовано, как правило, невозможно. Если нет объекта, который реально работает в рамках MRP/MRP II как концепции управления, то можно заявлять все, что угодно, никто этого не сможет проверить. Лично я отношусь к подобным заявлениям как к элементам маркетинга.

Какие программы будут пользоваться наибольшим спросом в ближайшее время?

Сохранится стабильный спрос на бухгалтерию, на торговлю. Будет продолжаться развитие отдельных подсистем управления предприятиями. Как самостоятельные подсистемы, они могут иметь и другие названия, тем более что само слово «торговля» настолько объемно, что разработчики, выпуская продукт, нередко включают в него весьма широкий смысл. Сегодня под торговлей понимается электронная коммерция, завтра — обслуживание клиентов и т.д.

В финансово-экономической системе сохранится стабильный спрос на бюджетирование, управление финансами. Каковы причины формирования спроса? Он создается по мере развития бизнес-менталитета. Как только руководитель российского предприятия — будь то маленькая фирма, которой удалось «подрасти», либо унаследованное от советских времен предприятие, например небольшой завод, — начинает думать, что делать со своей фирмой дальше, ему приходится решать обычные менеджерские задачи, среди которых управление финансами. Это уже не бухгалтерия. Специалистов в данной области очень мало. Спрос на эти системы будет расти вместе с появлением специалистов и потребности в них. При этом взрывному спросу взяться неоткуда.

Есть системы управления предприятием, которые базируются на финансово-экономических системах и системах поддержки материального снабжения. Несколько особняком стоит торговля и управление производством. Не то чтобы спрос на отдельные их фрагменты будет расти быстрее, но вокруг них будут разыгрываться маркетинговые игры. Поэтому может складываться впечатление, что, к примеру, происходит взрывной спрос на CRM.

Собственно, аббревиатуру CRM (customer relationship management — «управление отношениями с заказчиками») ввела одна из известных западных фирм, после того как несколько пересмотрела концепцию работы с клиентами. Они поняли, что в условиях насыщенного рынка очень трудно находить новых клиентов, а значит, надо бережнее относиться к старым. Что для этого нужно сделать — уметь оперативно рассылать им информацию, собирать запросы, добиться того, чтобы клиенты косвенно могли управлять производством. Иными словами, они просто «собрали» все ограничения прежнего, так сказать, механистического бизнеса, придумали название — CRM, «подложив» под это соответствующие программы и маркетинг.

Затем это начинание поддержали крупные корпорации, которым было выгодно сказать, что они пользуются концепцией CRM. Следом за ними и другие разработчики стали заявлять, что они предлагают CRM. Они воспользовались этой уже готовой аббревиатурой, внеся свой вклад в раскрутку этого термина. Иными словами, получается, что речь идет не о программе и даже не о новой концепции. Эта аббревиатура объединяет то, что как бы «накопилось», — кусочки программ по сбыту, по работе с клиентами — в нечто новое.

Это пример бесконечной игры консалтинговых фирм и фирм-разработчиков. У каждой концепции есть момент зарождения, время расцвета, потом появляются последователи, а потом она просто обязана быть заменена новой игрой. Можно быть уверенным, что через два-три года придумают новую эффектную концепцию.

Принято считать, что концепции, базирующиеся на применении ИТ, особенно важны для отраслей с жесткой конкуренцией.

Это действительно так. Конкуренция может повышаться и из-за «тесноты» на внутреннем рынке и за счет открытия рынка. По мере развития бизнеса в целом спрос на ИТ будет только расти. Но, поскольку Россия взяла курс на открытие своего рынка, на него хлынут западные корпорации.

С появлением новых предприятий, казалось бы, появятся новые объекты автоматизации. Но российские разработки это не сильно подтолкнет, западный капитал придет со «своим» софтом. Вряд ли это благоприятно отразится на нас, хотя и увеличит общее употребление ИТ. Некоторые из компаний-разработчиков этого опасаются и готовятся уже сейчас. Одни лоббируют интересы отечественной индустрии делового ПО, другие решают свою собственную задачу локально — пытаются стать филиалом западной фирмы, «западным» разработчиком. Они говорят, что умеют разрабатывать некий продукт — скажем, финансово-экономический. Они не пытаются его продавать на Западе, а говорят, что у них стоимость разработки составляет столько-то, ниже, чем в мире, что они, в отличие от индусов, могут поставлять законченный продукт, могут его поддерживать, сопровождать. То есть они пытаются заранее «продаться», но сохранить себя как фирму. Есть и третья категория, которые стремятся поддерживать в своих системах международные стандарты, в том числе и западные стандарты качества.

Это нелегкий путь, поскольку западной фирме проще доказать, что она реализует тот же стандарт лучше, у нее большее число внедрений. Ни одна наша фирма не сможет похвастаться тем, что внедрила MRP II и вся цепочка работает. Еще один путь — брать на вооружение западные методы работы, их методы продвижения ПО, их методы обслуживания и пытаться применить хотя бы на локальном рынке. Этим путем идет «1С». Однако вопрос о том, кто будет противостоять западным компаниям в нише систем для крупных организаций, остается открытым.

Крупные транснациональные компании заинтересованы в существовании структур, подобных APICS, которые бы создавали концепции управления, стандарты. Было бы хорошо, если бы у нас государство вспомнило об институтах управления, а ГАЗ, ВАЗ, «Авиапром» или еще кто-то позаботились о создании центров, развивающих такие концепции, которые способствовали бы продвижению отечественных разработок. Жаль, но наши фирмы заведомо оказываются в стороне, и предпочтение западным компаниям отдают, не только, например, Pricewaterhouse, но и российские консалтинговые фирмы.

Давайте поговорим о модных сейчас нишах. Каковы перспективы концепции ASP (application service providing — «аренда приложений») в нашей стране?

ASP — очередной виток спирали. В свое время, в общем, было то же самое — машинно-счетные станции, оснащенные мэйнфреймами, на которых разные предприятия считали централизованно свои задачи, как минимум зарплату. В связи с развитием персональных компьютеров большие машины отправились на свалку. Произошла полная децентрализация, потом появились локальные сети, теперь же мы возвращаемся к старой идее. Что же касается практических вопросов, то ближайшие три года развитие ASP будут ограничивать соображения, связанные с доверием, с открытостью бизнеса. Трудно представить, чтобы кто-то отдал выполнение своих бухгалтерских программ сторонней компании.

А если речь идет не о бухгалтерии, а об отраслевой программе?

Для каких-то фирм это подойдет. Эта технология имеет свои плюсы. Она позволяет снизить издержки — не надо своих систем, не надо своего обслуживающего персонала, достаточно иметь терминал. При этом обеспечивается высокая мобильность. Лишь бы связь стала достаточно устойчивой, надежной и защищенной. Мне кажется, это нашло бы хорошее применение в бюджетных отраслях, если они решат вопросы, связанные с цифровой подписью.

Теперь несколько слов по поводу CRM.

Уже сейчас есть российские компании, которые предлагают такие услуги, правда они не всегда обозначают это термином CRM. В России уже сейчас есть системы такого типа. В законченном, коробочном виде их, наверное, три. Наиболее известна Sales Expert компании «Про-Инвест-ИТ». Возможно, западный консультант, познакомившийся с тамошним инструментарием CRM, назовет ее не более чем игрушкой. Но, на мой взгляд, как в системе ERP действительно востребовано не более 20% функций, так же и с CRM — из 100% функций, заложенных с мощные западные системы CRM, на нашем рынке сегодня и в ближайший год нужно 3-5%. Для того чтобы остальные работали, нужно все переделывать. Надо поменять управление не только у себя, но и у дилеров и т.д. Плюс каналы и технические возможности. Больший эффект приносят не эти системы, а системы управления качеством. Если компания внедрит у себя систему управления качеством, то она будет обслуживать своих заказчиков лучше, независимо от того, намеревается она использовать CRM или нет.

Почему «1С» не спешит с выпуском системы управления?

Изначально в основе «1С:Предприятия» лежала учетная система — «1С:Бухгалтерия». Сегодня в «1С» гарантируют качественное ведение учета с помощью этой системы. На самом деле эта программа может много больше. Но фирма не делает на этом акцент, потому что все дополнительные элементы управления пока связаны с умением и ответственностью партнеров. «Рарус», например, недавно выпустил надстройку над этой системой, которая вносит в нее элементы контроллинга.

Сейчас «1С» ориентирована на малый и отчасти средний бизнес. Она для этого оптимально конфигурирована. Учет — основа управления. Развитие бизнеса должно идти поэтапно, сейчас достаточно управления с опорой на учетные данные.

Собственно управление — на порядок более сложная задача, она менее формализована, менее стандартизована. Управление на предприятиях всегда достаточно индивидуально и трудно делать тиражные системы. В действительности «1С» идет в этом направлении и уже года два делает, так сказать, пробные вылазки. Скорость движения в сторону управления зависит от нескольких условий, в том числе от скорости разработки новой платформы, скорости создания новых настроек. Однако это технические трудности, но есть еще трудности организационные, о которых часто забывают, например проблема позиционирования. Сегодня «1С» — «народный автомобиль». Но когда говорят об управленческом ПО, то часто уже подразумевают «мерседесы». Есть еще проблема методик, которые бы несла новая управленческая система и продвигающие ее дилеры. Я знаю, что «1С» много работает в этом направлении.

В наступающем деловом сезоне вряд ли следует ждать каких-то принципиальных программных новинок. Эволюция, и не более того. Новое будет скорее в раскладе сил на рынке, в инфраструктуре, в том, что сопровождает продвижение деловых программ.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями