Директор отдела программных разработок компании «Оптима» об итогах форума TDA

Александр Антонов: «Все отказываются инвестировать в отдельные проекты в России под разными предлогами. Но инвестировать в компанию, которая уже будет вкладывать деньги в конкретный проект, они готовы»

Американская государственная организация Trade and Development Agency (TDA) занимается развитием отношений США с другими странами, в том числе и с Россией. В июне в Брюсселе состоялся форум TDA, ориентированный на страны Восточной Европы. Для того чтобы попасть на него, надо было пройти конкурс проектов. Компании «Оптима», которая представила программную систему электронного документооборота собственной разработки, это удалось. О том, что происходило на форуме, Александр Антонов, директор отдела программных разработок «Оптимы», рассказал редактору еженедельника Computerworld Россия Игорю Левшину.

Как происходил отбор, по каким критериям и кого выбрали?

Наш первый контакт с TDA состоялся зимой в представительстве Министерства торговли США в Москве, которое содействовало TDA в отборе кандидатов. Мы провели презентации проекта и компании в течение одного дня, а к концу недели получили подтверждение о включении нашего проекта в список для конкурсного отбора. В течение месяца мы работали с экспертами в нашем офисе, готовили необходимую документацию и отсылали ее организаторам. Затем, готовя свое решение, они анализировали предоставленные документы и собирали отзывы.

Проверялась компания, проверялись люди. В конце весны мы узнали, что прошли отбор. Устроителей интересовали в основном три вещи: потенциальный интерес к проекту, его бюджет, история компании. Рассматривались объемы инвестиций от 1 млн. долл.; из проектов с меньшим бюджетом ни один не прошел, — видимо, расходы неоправданны. Задавался вопрос об экспортном потенциале проекта. От России прошло пять компаний с восемью проектами. Выбор американцев оказался очень любопытен, например: проект в области телемедицины (глобальная медицинская система компании Tana Telemedical Systems), «Фонд глобализации Интернета», «РТР-Сигнал», которая обеспечивает поддержку РТР.

Какого рода проекты были представлены?

В основном глобальные и инфраструктурные. Скажем, информатизация всей Грузии, продажа гигантского числа выделенных линий в Казахстане или Турции, создание общенациональных порталов. Реальных проектов, про которые можно было сказать: такая-то работа сделана, нужно еще столько-то вложить и получить результат — практически не было. Все говорили о том, что надо столько-то денег, и, скорее всего, через три-пять лет все будет готово. Самая большая делегация — из Турции. Меня заинтересовал турецкий проект по гостиницам: они хотят сделать примерно то же, что у американцев, которые объединили системы бронирования Best Western International и Holiday Inn, создав общий центр бронирования и общую систему скидок. Много было чисто телекоммуникационных компаний. Софтверных всего две: одна турецкая и «Оптима». Большинство — либо производители оборудования, либо связисты, в основном они просили денег под развертывание сетей или IP-телефонию.

Каковы же были ваши цели?

Первая цель — распространение информации о том, кто мы, что у нас за продукт, что за проект. Ну и приобретение контактов, конечно. Вторая — получение инвестиций под разработку продуктов класса workflow. Доклад был короткий — десять минут. Шел разговор о преимуществах нашей системы, функциональных и архитектурных. В тонкостях там отнюдь не все разбираются. Основной упор делался на награды, на клиентов, на имя компании и на потенциал, который может быть реализован через партнеров за границей. И контакты завязались.

Как проходила конференция?

Конференция длилась три дня, график был очень напряженный. Вечерами — всевозможные приемы, один из приемов был организован американским послом в Брюсселе. Все делалось за счет организаторов: билеты, питание, гостиница. Спонсорами конференции в основном были производители оборудования, и лишь один — производитель программного обеспечения. Основная форма участия — отчеты и доклады. Было всего три стенда, но это были стенды спонсоров. Общение как обычно: люди подходят после докладов, пресс-конференций, спрашивают. Кроме того, устроители предложили такую форму общения: ты садишься за выделенный тебе стол и в течение трех часов говоришь с теми, кто заинтересовался твоим проектом. Есть бумага с расписанием встреч — «хочу увидеться вот с таким-то», и через Internet тоже идет регистрация встреч. Таких столиков было 30-35. В день у меня получалось четыре-пять содержательных контактов. Кого-то я сам приглашал. Инвесторы действительно встречались, хотя большинство представляли американских производителей оборудования и хотели просто установить контакт для организации поставок.

Кто у потенциальных инвесторов вызывал наибольший интерес?

Можно точно сказать, что появились новые компании, которым интересно вкладывать деньги в Россию. Но окончательные решения не приняты: вкладывать в принципе хотят, но самих проектов нет, пока только изучается потенциал. В основном докладчики рассказывали о том, кто они, какими занимаются инвестициями, это было предварительное знакомство — никакой конкретной информации. Вообще, как мне показалось, инвесторы активно реагируют как на историю успеха, так и на свидетельства стабильности компании. У фондов достаточно денег, они присматриваются к России, но речь идет только об инвестициях в компанию. Это характерно: все отказываются инвестировать в отдельные проекты в России под разными предлогами — выдвигают очень жесткие требования к бизнес-планам или требуют доказательства уникальности и потенциальной востребованности услуги с недостижимой степенью подробности. На самом деле они к этому просто не готовы. Но инвестировать в компанию, которая уже будет вкладывать деньги в конкретный проект, они готовы, если только их устраивает история и перспективы роста компании, а также гарантии партнеров и банков. История успеха продукта на российском рынке, как и история успеха и репутация компании, для них основной гарант того, что продукт будет доработан и можно ждать возврата инвестиций. Все-таки идея конференции — связать американских инвесторов с российскими компаниями для того, чтобы американские деньги пришли в Россию и принесли больше денег Америке. Ну а заодно помогли и России.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями