ИТ-специалисты, приехавшие в США по визе H-1B, оказались заложниками собственных иллюзий

Несколько лет назад, когда ИТ-специалисты ценились на вес золота, руководители компаний всячески стремились восполнить недостаток квалифицированных работников. Они призывали привлечь иностранных инженеров и программистов на работу в Америку в рамках специально принятой визовой программы для профессионалов H-1B.

«Иммиграция может помочь нам хотя бы частично решить проблему кадрового дефицита», — заявлял президент Американской ассоциации информационных технологий Харрис Миллер на слушаниях в сенате в 1998 году. Представители ассоциации, поддерживаемой корпорациями Microsoft, Sun Microsystems и другими тяжеловесами отрасли, утверждали, что ограничения на выдачу виз H-1B мешают дальнейшему движению ко всеобщему процветанию.

Миллер получил то, что хотел. В прошлом году конгресс увеличил ежегодную квоту на выдачу виз H-1B на 70%. Однако эти визы — желанный пропуск в американскую мечту — на практике для многих иностранных специалистов стали крушением надежд, лишив их работы в период технологического кризиса и поставив перед реальной угрозой депортации. Визы действительны в течение шести лет, однако в соответствии с неумолимыми условиями программы иностранные работники, получившие извещение об увольнении, должны паковать чемоданы и отправляться домой до тех пор, пока снова не найдут работу в организации, готовой оплачивать их труд и проживание. Впрочем, бедственное положение иностранцев сейчас не вызывает никакого сочувствия у организаций, прежде годами осаждавших конгресс ради того, чтобы позволить им иммигрировать.

«Уволенные почему-то считают, что виза H-1B законодательно закрепляет за ними право проживать здесь, но на самом деле все не так просто, — говорит сегодня Миллер. — И мы не собираемся придумывать аргументы, оправдывающие их желание находиться в Соединенных Штатах сколько им вздумается».

Ослабляя визовые ограничения, конгресс принял в прошлом году закон, упрощающий иностранным ИТ-специалистам пребывание в США на период поиска работы. Однако иммиграционная служба не спешила принять соответствующее постановление. Впрочем, и техническое лобби не проявляло в те дни особой активности. «Такого прессинга, как в недавнем прошлом, не было и в помине», — заметила пресс-секретарь службы Эйлин Шмидт.

Лишь иногда проскальзывали весьма сдержанные высказывания. Представитель Sun заявил, что данный вопрос не является приоритетным в политике его компании. Его коллега из Hewlett-Packard занял аналогичную позицию. А сотрудники Microsoft вообще предпочли воздержаться от комментариев.

Таким образом, работники, приехавшие в страну по визе H-1B, оказались в плену собственных иллюзий. «Очень жестоко привезти сюда людей и поставить их перед фактом: тот, кто потерял работу, не имеет права трудиться где-либо в другом месте до тех пор, пока не получит разрешения на это», — подчеркнул представитель некоммерческой организации Immigrants Support Network Мурали Кришна Девараконда.

Число иностранцев, приехавших по визе H-1B и вынужденных вернуться на родину, неизвестно. С октября 1997-го по сентябрь 2000 года Государственный департамент выдал почти 342 тыс. виз H-1B. К ним относятся и визы, полученные квалифицированными работниками, не имеющими технического образования, например архитекторами. В прошлом году большая часть из них прибывала из Индии и Китая. «Сегодня в этой среде царит настоящая паника», — сообщил Джон Клемент, адвокат, занимающийся вопросами иммиграции.

Взять, к примеру, случай с индийцем, который не так давно потерял работу в корпорации EMC, специализирующейся на технологиях хранения данных. «Я живу сейчас на оставшиеся сбережения, — рассказал он. — Моя жена на пятом месяце беременности. Если мы уедем, то потеряем очень многое».

Для него и других работников, приехавших по программе H-1B, выезд за пределы страны означает отказ от возможности превратить визу в грин-карту, гарантирующую право на постоянное пребывание в стране. «А ведь именно этот шанс, как правило, все ценят больше всего», — пояснил Девараконда. Из EMC уволено почти 700 сотрудников; еще в прошлом году EMC лоббировала увеличение числа виз H-1B.

В марте австралийский программист, получивший приглашение от Oracle, уже в прямом смысле находился в пути, когда ему вручили уведомление о том, что руководство корпорации внезапно приняло решение прервать реализацию проекта, в котором он должен был участвовать (а следовательно, и ликвидировать рабочее место). Ранее Oracle финансировала программу выдачи грин-карт людям, переехавшим в Кремниевую Долину, но теперь эта инициатива зависла в воздухе.

Сотрудница лоббистской группы TechNet Конни Коррелл назвала выдачу виз H-1B краткосрочной программой и заметила, что ее коллег сейчас в большей степени интересует подготовка национальных кадров. Но и эта тенденция может оказаться недолговечной. В конце концов, если хорошие времена вернутся, квалифицированные иностранные специалисты опять будут пользоваться спросом, и тогда представители отрасли, наверное, захотят протянуть им руку помощи.


Необходимые, но нежелательные

Вот как распределились ответы на опрос «Должны ли специалисты, не являющиеся гражданами США, работать в высокотехнологичном секторе экономики США?», проведенный американской службой иммграции и натурализации.

34%Иммигранты имеют равные права на занятие таких должностей с гражданами США
52%Приглашать иностранцев можно только в том случае, если невозможно найти соответствующих специалистов из числа граждан США
8%Предпочтительнее, чтобы вакансия оставалась незанятой, нежели чтобы ее занимал иностранец
6%Не интересуюсь вопросами иммиграции

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями