Юрий Игошин: «Компания теперь полностью ориентирована на реализацию крупных проектов»

Список ведущих российских системных интеграторов фактически не меняется (печальное исключение составляет, пожалуй, «Анкей»). Все они давно и хорошо известны. Меняются лишь места в негласной табели о рангах и немногочисленных теперь рейтингах. Тем более удивило многих присвоение в прошедшем году компании «Микротест» звания лучшего интегратора в номинации «Компьютерная элита». До этого о «Микротесте» практически никто из «широкой компьютерной общественности» не знал. С одной стороны, такое положение дел объясняется уральским происхождением этой компании, а с другой — отсутствием «пересечений» с большинством конкурентов в центральных тендерах и работой с одним крупнейшим заказчиком — Министерством путей сообщения. Обозреватель еженедельника Computerworld Россия Алексей Чернобровцев встретился с генеральным директором «Микротеста» Юрием Игошиным, который рассказал об истории и основных направлениях деятельности своей компании.

С момента своего образования компания «Микротест» начала заниматься сетевой интеграцией и реализацией проектов. Однако в начале 90-х многие организации зарабатывали деньги, продавая компьютеры. Действительно ли вам удалось миновать этот этап «обязательной программы»?

Не совсем так. Некоторое время мы, как и другие российские начинающие ИТ-фирмы, поставляли компьютеры. Но недолго. Уже в 1991 году приняли участие в построении региональной телекоммуникационной сети Х.25 «УралВЭС», которая создавалась по решению правительства Свердловской области.

Но в то время «Микротест» был никому не известной начинающей фирмой. Как вам удалось заинтересовать областные власти?

Дело в том, что сеть «УралВЭС» базировалась на существовавшей тогда «Академсети». Когда был объявлен конкурс, «Микротест» вместе со Свердловским институтом математики принял в нем участие. Мне кажется, мы победили вопреки всем ожиданиям. Но практически сразу начались экономические трудности. Правительство отказалось финансировать проект и пришлось создавать акционерное общество «Информационные технологии», куда вошли «Уралмаш», «Уральская региональная биржа», некоторые банки. После этого купили и инсталлировали новейшие по тем временам маршрутизаторы Х.25, заменившие старое академическое «железо», а позднее ввели в действие электронную почту на базе спецификаций Х.400.

И в дальнейшем на счету «Микротеста» были только сетевые проекты?

Не только. Так, в 1992 году мы создали сетевую систему валютных торгов и торговли межбанковскими кредитами Уральской региональной валютной биржи. Позднее специалисты «Микротеста» разработали автоматизированную банковскую систему для «Уралинкомбанка».

Однако создание ПО для поддержки биржевых операций и АБС существенно отличается от сетевой интеграции. Почему вы решили заниматься такими задачами?

С момента создания компании нас интересовали не только сети, но и информационные системы. И когда появились такие задачи, мы просто не могли их упустить. Правда, ситуация была такова, что мы просто не могли за них не взяться. Для того чтобы разобраться в проблеме, купили вместе с дистрибутивами американскую банковскую систему IBS-II компании IBS Ketel. Ее изучение помогло понять идеологию автоматизации деятельности банка, определить функции АБС и используемые в ней методы и средства. Но это была старая система, и ее пришлось полностью переделать с применением современных методов программирования. Однако мы не смогли создать коммерческий продукт и пришлось согласиться на переход в банк части наших сотрудников. Но, как говорят, нет худа без добра. Если бы тогда все получилось, вполне возможно, что наша компания пополнила бы ряды разработчиков банковского ПО, а эта работа мало согласуется с системной интеграцией.

Ваша компания позиционирует себя как системный интегратор. Однако, если просмотреть помещенный на ее сайте список выполненных проектов, то подавляющее их большинство относится к созданию сетевых и телекоммуникационных инфраструктур. Может быть, логичнее отнести «Микротест» к сетевым интеграторам?

Действительно, до недавнего времени работы в области локальных и глобальных сетей были основными для «Микротеста». Однако немногим более двух лет назад было принято решение о диверсификации бизнеса и развитии направления, связанного с созданием информационной инфраструктуры предприятий, включающей программные системы управления их деятельностью, компьютерные платформы, локальные и глобальные сети.

Такая работа требует проведения комплексного обследования предприятий, оценки существующих методов управления и выработки рекомендаций по реинжинирингу и внедрению системы ERP. Готовы ли вы к такому непростому бизнесу?

Мы не планируем участвовать в реинжиниринге. Это сфера деятельности консалтинговых компаний. Изучив опыт, в ряде случаев отрицательный, накопленный отечественными и зарубежными организациями (в нашей стране с достоверной статистикой дело обстоит отнюдь не лучшим образом, а по американским данным, не менее 40% проектов внедрения информационных систем не привели к желаемым результатам), мы поняли, что очень часто неудачи связаны с неадекватностью внедряемой модели управления реальным условиям. Но это обнаруживается слишком поздно, и в результате процесс автоматизации либо прекращается, либо идет обычным хаотичным путем, когда отдельными подразделениями устанавливаются не связанные между собою приложения. Мы же исходим из того, что любая реально работающая модель управления имеет право на жизнь, и готовы предложить методы рациональной информационной поддержки входящих в нее бизнес-процессов. Специалистами «Микротеста» разработана технология автоматизации деятельности предприятий, позволяющая на каждом этапе получить вполне конкретный экономический или маркетинговый результат. Ее использование избавит в конечном итоге персонал предприятий от выполнения массы рутинных операций, присущих каждой модели управления, и позволит наделить ее ранее отсутствующими свойствами.

Но чем такой подход отличается от предложений других компаний, внедряющих системы ERP? Ведь их представители также говорят об эффективности и конкретных результатах.

Основное отличие состоит в том, что мы не предлагаем внедрить конкретную, как правило, весьма дорогостоящую систему, которая обеспечит получение всех мыслимых и немыслимых результатов, а готовы решить задачу заказчика, используя оптимальные для его конкретных условий программные и аппаратные средства.

То есть для решения такой задачи вы намерены применять различные системы ERP?

Да. Наши специалисты обладают опытом работы и с SAP R/3, и с Oracle Applications. Но они достаточно дороги и потому доступны только крупным предприятиям. Тем не менее рациональный выбор модулей и разумное ограничение числа используемых функций позволяет оптимизировать систему по стоимости и соответствию решаемым задачам. В компаниях меньшего размера, а также в подразделениях государственных или коммерческих организаций могут использоваться более простые, в том числе и отечественные приложения. В настоящее время определяется спектр систем, на которые мы намерены ориентироваться в дальнейшем.

Но, как известно, работа только с R/3 требует весьма значительных ресурсов. А вы говорите еще и об Oracle, и о ряде других систем. Сколько же человек для этого понадобится?

В отделе проектирования информационных систем сейчас около 40 человек, а два года назад это была группа, состоявшая из четырех сотрудников. Однако мы рассчитываем не только на их силы и намерены активно использовать субподрядчиков. Такая организация работ широко применяется при реализации проектов для Министерства путей сообщения.

Вы начали эту деятельность около двух лет назад. Можно ли уже назвать примеры конкретного внедрения одной из систем ERP?

В рамках внедрения министерством R/3 специалисты «Микротеста» создали интегрированную информационную систему материально-технического обеспечения для «Росжелдорснаба». Работая над этим проектом, наши сотрудники осваивали премудрости R/3 и одновременно апробировали свои методы построения подобных систем. Сейчас на стадии подписания еще несколько договоров. Хотелось бы подчеркнуть, что ситуация на российском ИТ-рынке заметно изменилась. Если раньше заказчики готовы были платить только за «железо», то теперь у нас есть контракты, которые заключаются только на разработку проектов. Люди начинают понимать, что проектирование — самая сложная и дорогостоящая часть работы.

Насколько я понимаю, МПС в настоящее время — крупнейший заказчик «Микротеста». Как вы установили отношения со столь прибыльным и масштабным клиентом?

Мы начали еще со Свердловской дороги. Они провели в 1995 году конкурс на создание сети. Тогда в «Микротесте», несмотря на отсутствие каких-либо обязательств со стороны администрации дороги, разработали подробные технические предложения построения IP-cети на базе оборудования Cisco, предоставив детальный сравнительный анализ возможностей сетей IP и X.25. Вот так все и начиналось. Позже, когда был объявлен тендер на создание охватывающей всю территорию России сети передачи данных МПС, в котором мы участвовали вместе с «ТехноСерв», было уже проще, поскольку, работая на Свердловской дороге, наши инженеры достаточно хорошо изучили железнодорожную специфику. Честно говоря, это был длительный и очень непростой процесс.

Меня всегда удивляли темпы создания сети передачи данных и локальных сетей многочисленных предприятий МПС, количество которых превышает 3 тыс. Каким образом удалось практически за год инсталлировать и ввести в действие большую часть этого грандиозного комплекса оборудования?

Я бы выделил следующие факторы: корпоративную культуру МПС, ориентированную на выполнение крупнейших объемов работ, наличие у железнодорожников достаточной численности ИТ-персонала, а также сложившиеся в «Микротесте» методы управления крупными проектами. На первых порах было трудно разработать даже обычный план-график, поскольку из-за длительных согласований, едва появившись, он уже отставал от реального положения дел. Использовать один из стандартных современных инструментов, такой, например, Microsoft Project, не представлялось возможным, поскольку тогда на предприятиях железных дорог подобных средств не было. Наши инженеры внедрили собственную Web-систему управления проектом, эффективность которой повышалась по мере развертывания сети. Появилась возможность оперативного согласования административных и технических вопросов, корректировки и, главное, одновременного распространения вносимых в документацию изменений. Значительно упростилось взаимодействие с многочисленными субподрядчиками. Руководства МПС и «Микротеста» получили доступ в реальном времени к информации о ходе выполнения работ. Наряду с этим отрабатывались административные и технические методы организации работы: появились руководители и главные инженеры проектов и отдельных их частей. Все это привело к перестройке деятельности компании, которая теперь полностью ориентирована на реализацию крупных проектов.

Но таких масштабных клиентов, как МПС, раз, два и обчелся. Да и у них сложились устойчивые связи с другими интеграторами. Работа с МПС в конце концов завершится, и поэтому, наверное, нужно уже сегодня представлять, как тогда будет использоваться созданный в компании сверхмощный механизм. Кроме того, вы не боитесь ориентироваться преимущественно на одного заказчика?

Естественно, это связано с определенным риском. Хотя пока не видно каких-либо причин прекращения отношений с МПС. Как я уже говорил, стратегия «Микротеста» направлена на диверсификацию бизнеса. К осени будет определен расширенный список задач, которые «Микротест» реализует для железнодорожников. В него включается не только завершение всех видов сетевых работ с последующим сопровождением и технической поддержкой. Значительное место отводится информационным системам и внедрению новых технологий, в частности методов электронного бизнеса для поддержки процессов материального снабжения. Кроме того, созданный нами механизм управления позволяет выполнять одновременно значительное число «обычных» проектов. В каждом из них мы оставим для себя только наиболее сложную концептуальную часть, а остальное поручим субподрядчикам, с которыми сложились устойчивые связи во всех регионах России.

Как работа с МПС отражается на экономических показателях?

В прошлом году оборот «Микротеста» составил около 80 млн. долл., 80% из которых определялось заказами МПС. На долю сетевых и телекоммуникационных инфраструктур приходилось около 60 млн. долл., информационных систем, включая создание Web-порталов, — приблизительно 10 млн. Думаю, что в 2001 году оборот останется на том же уровне, а доходы от создания и внедрения информационных систем возрастут раза в четыре. В дальнейшем можно ожидать уменьшения оборота с одновременным ростом прибыли за счет снижения поставок оборудования и увеличения объемов проектной деятельности.

Ваша компания начинала свою деятельность в Екатеринбурге. Теперь у нее есть офис и Москве. Вы сами считаете себя региональной или московской организацией?

Оба наших офиса равноправны, хотя и существует определенная специализация при реализации проектов, над которыми вместе работают и московские и екатеринбургские сотрудники. Что же касается самих проектов, то деньги на оплату большей их части поступают из Москвы. Так, заказчик широкополосной сети доступа «Уралтелеком» фактически входит в «Связьинвест». «Уралмаш» никуда не входит, но его руководство находится в Москве. А наш переезд в столицу был вызван необходимостью постоянного общения с руководством Центробанка, поскольку «Микротест» работает над несколькими проектами для его региональных главных управлений. В такой ситуации трудно провести четкую финансовую грань между региональными и центральными проектами.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями