Брюс Перенс везде поспел. Или почти везде: в компьютерных кругах он известен как автор исходного определения открытых кодов, а также как первый руководитель проекта Debian. В конце 2000 года HP наняла его в качестве «консультанта по стратегическим вопросам»

Я согласился работать на Hewlett-Packard потому, что рассчитываю на поддержку своей деятельности в отношении открытых кодов, а это именно то, чем я хочу заниматься.

Брюс Перенс, один из руководителей проекта Debian, неустанный защитник GNU/Linux

С Брюсом Перенсом беседует корреспондент электронного журнала LinuxWorld Камерон Лэрд.

Неплохо звучит, Брюс, — «консультант по стратегическим вопросам»! Означает ли это, что в следующий раз, когда НР выпустит какое-нибудь устройство с драйверами для Windows, а про Linux позабудет, то можно все валить на тебя?

Что касается «железа» НР, то на кардинальное изменение политики корпорации, в которой работает более 80 тыс. человек, потребовалось бы куда больше времени, чем то, которым я располагал, то есть не меньше месяца. Сейчас я занимаюсь драйверами для принтеров; довольно успешно продвигается работа по уже существующим линиям, очень рассчитываю и на модели будущего. Собираюсь обговорить ситуацию с Winmodem с разработчиками ноутбуков.

Что это означает для тебя с точки зрения технологий? С точки зрения повседневной жизни? Что ты делаешь для распространения открытых кодов драйверов и почему эта работа не шла до твоего назначения?

Борьба за открытие кода драйверов для принтеров шла вовсю и до моего появления здесь. Не скажу, что все началось с меня, хотя в определенном смысле я повлиял на политику корпорации.

Самая большая проблема связана с лицензированием. Были случаи, когда лицензировали технологии для самого принтера и драйвер у одной и той же фирмы, но при этом протокол, по которому работал принтерный порт, был собственностью другой компании. На одном из закрытых собраний я пошутил, что мы не сможем сдвинуть головку собственных принтеров, не нарушив договора о неразглашении. Если так работать, проблем не оберешься. Я надеюсь, что все новые принтеры будут разрабатываться не таким способом, но ведь и старые надо как-то поддерживать.

Могу представить, как их задела твоя шуточка. Что же ты будешь делать с запрещающими лицензиями? И все-таки: что входит в круг твоих ежедневных обязанностей в НР?

Тогда по порядку. Сегодня я:

  1. помогаю менеджеру по драйверам принтеров разобраться со сложными проблемами патентования;
  2. читаю стратегические документы корпорации и высказываю свои по ним соображения;
  3. готовлюсь к разговору о распространении Linux внутри самой HP;
  4. рассчитываю разобраться с некоторыми вопросами в отношении Linux на базе 64-разрядной архитектуры;
  5. беседую с LinuxWorld, атакующим меня огромным количеством вопросов.

Завтра я собираюсь:

  1. поехать в офис HP в Купертино, куда я наведываюсь еженедельно;
  2. встретиться с одним из вице-президентов НР и поговорить с ним о Linux;
  3. встретиться с представителем еще одной большой компании и поговорить о партнерстве в отношении Linux;
  4. заехать в гости к автору одного из дистрибутивов Linux.

А почему ты оказался в НР? Ведь среди известных компаний, занимающихся свободно распространяемым программным обеспечением, она явно не на первом месте. Хотя, правда, свою деятельность в этом направлении НР не особенно рекламирует: технология e-Speak, похоже, используется ничуть не менее интенсивно, чем Jini, НР была лидером проекта CollabNet и т.д. Хотел бы ты создать еще какие-либо структуры — в НР или где-либо еще, которые бы поддерживали развитие открытых кодов? Ты принял предложение НР, учитывая старые заслуги корпорации, или потому что рассчитываешь на будущее?

Почему я в НР? Потому что, во-первых, момент сейчас не очень удачный, чтобы оставаться на венчурном рынке, нужно иметь колоссальное терпение или огромные накопления. Мой собственный капитал рос плохо. В свое время я пришел в Linux Capital Group, чтобы организовывать новые фирмы, а оказался вместо этого в роли торговца инвестициями, притом не самого удачливого. И во-вторых, я согласился работать на НР потому, что рассчитываю на поддержку своей деятельности в отношении открытых кодов, а это именно то, чем я хочу заниматься.

Так что я выбрал несколько компаний, послал людям, которых я в этих компаниях знал, электронные письма, и спросил, не хотят ли они сотрудничать с «высокооплачиваемым проповедником открытых кодов». Оказалось, что НР больше всего мною заинтересовалась. Я считаю, что для меня НР — лучший вариант, в частности, потому что у нее самый широкий рынок продуктов: от карманных компьютеров, ПК и потребительских принтеров до суперсерверов. НР даже является совладельцем 64-разрядной архитектуры IA-64, так как помогала ее разрабатывать. Я не говорю сейчас об IBM. По охвату рынка она ближе всего к НР, но у нее более явный уклон в сектор В2В и она не так сильно ориентирована на рядового потребителя.

Собирается ли НР сделать тебя объектом своего маркетинга? Она, например, явно хочет приучить публику к Карлтон Фьорине (генеральный директор и президент корпорации — Прим. ред.). Сколько времени ты будешь отдавать «общественному благу» и сколько работе на НР?

Маркетинг есть, а как же. Меня будут «выводить в свет» — на выставки и семинары. НР, взяв меня на работу, подготовила специальный пресс-релиз, и после него было много выпусков технических новостей. Но до такой звезды, как Карли, мне, конечно, еще далеко.

Ты уже несколько раз упомянул, что будешь работать внутри НР, приумножая прибыль корпорации за счет распространения открытых кодов (или, по крайней мере, снижая затраты). Я знаю много случаев, когда основная проблема заключалась не столько в том, как бы заполучить в штат людей, работающих с открытыми кодами, сколько в том, какую политику проводить внутри компании в отношении открытых кодов. Кстати, какой термин мне лучше в этом интервью использовать: открытые коды или бесплатные? Я пока что склоняюсь к первому варианту. Я, тем не менее, не пытаюсь занять какую-либо политическую позицию и поэтому могу употреблять другой термин, если тебе так удобнее.

Я-то как раз и пытаюсь объяснить, что открытые коды и бесплатное программное обеспечение на самом деле одно и то же. Когда я написал Определение открытых кодов (Open Source Definition), то это называлось Общими принципами бесплатного программного обеспечения Debian (Debian Free Software Guidelines), название изменилось позже. Ричард Столлмен тогда говорил, что наконец появился хороший документ про бесплатное программное обеспечение.

Я общаюсь с Ричардом в среднем пару раз в неделю — чаще, чем с любым другим лидером движения бесплатного программного обеспечения. Я думаю, он осознает позицию, в которой я нахожусь, — пытаюсь навести мосты между требованиями бизнеса и миром бесплатного программного обеспечения. Я все время удивляюсь, насколько у нас руки связаны, когда нужно предоставить в свободное пользование какое-либо оборудование. Объясняется это тем, что мы лицензировали технологию других фирм. Очевидно, что собственные разработки в будущем должны делаться по-другому. Я считаю, что корни проблемы не столько политические, сколько исторические. Что касается моего будущего в HP, то о вехах я мало что могу сказать. Пока я просто собираюсь показать сообществу, чего мне удалось добиться.

От чего ты отказываешься, устроившись на штатную должность? Можешь ли ты при этом свободно высказывать свое мнение о других фирмах? Можно тебе будет сказать, например, «Sun StarOffice рассыпается на части» или «Apple Source License мне не подходит»?

Мой контракт с НР позволяет мне высказывать вслух все, что я считаю нужным. При этом, правда, я должен оговаривать, что высказываю свое мнение, а не мнение НР. И критиковать НР я тоже критикую. В мои рабочие обязанности входит также ставить перспективные задачи перед руководством корпорации. Хотя, на мой взгляд, люди, занимающие высшие посты и сами искали тех перемен, которые я собираюсь внести. Им нужен был такой внутренний лидер, способный встряхнуть среднее звено. Что касается StarOffice, он мне нравится, и я хотел бы, чтобы он стал ближе к GNOME.

Ты видел, что писали газеты в начале года? «Решение правления Hewlett-Packard о сокращениях... подорвало боевой дух... Джефф Мэтьюз... считает, что Фьорина к осени покинет НР...». Это из статьи, напечатанной в Computer Reseller News. Правда это или слухи?

Честно говоря, не видел, чтобы такое писали на доске объявлений Hewlett-Packard. Никаких сплетен о Карлтон я не слышал, да и не стал бы винить ее в том, что сейчас происходит, — это вина экономики.

Что мне известно наверняка, так это то, что я закончил свою деятельность в амплуа венчурного капиталиста и помог обанкротить две фирмы, в которых сам был одним из членов совета директоров. Разумеется, мы мечтали заработать большие деньги на акциях, а вместо этого получили головную боль и в итоге обвал. Компьютерная отрасль страдает от неприятностей с Internet-компаниями, и страдания эти еще какое-то время продлятся.

Компьютерный бизнес приносит НР около 22 млрд. долл. в год. Один только Unix-бизнес дает примерно 5 млрд. долл. Так что об их здравии я не волнуюсь. Компаниям приходится иногда затягивать пояса, но это лучше, чем не принимать решений и страдать от последствий такой нерешительности.

У меня тоже было некоторое количество акций, и вся эта суета мне дорого обошлась. Действительно, лучше экономить, чем впоследствии терпеть лишения. А теперь представь, что в НР настанет режим строжайшей экономии: как это скажется на бесплатном ПО? Как на тебя, стратега Брюса Перенса, будут смотреть в корпорации: как на увеличивающую накладные расходы сущность или весьма выгодное вложение капитала?

Вообще, не в правилах НР нанимать людей на полную ставку для работы вне офиса. Но в некоторой степени я им нужен именно вне офиса, потому что им нужен человек, который будет думать несколько иначе, чем те, кто внутри. Мне кажется, что НР очень заинтересовано в людях, умеющих посмотреть на проблему со стороны, чтобы генерировать нестандартные идеи.

Во время спада экономики Linux выйдет вперед, потому что ИТ-менеджеры постараются выжать из бюджета максимум возможного, а это можно будет сделать только за счет бесплатного ПО и устройств для потребительского рынка. Я уверен, что моя должность довольно рискованна. Кроме того, приблизить такого человека, как я, к браздам правления огромной корпорации — это и в самом деле радикальная перемена. И тем не менее моя позиция достаточно прочна, чтобы с этим риском справиться. Благодаря успешному акционированию компании Pixar я расплатился с долгами и построил отличный дом. Так что если дела у меня в НР не пойдут, я не пропаду.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями