Жадные глаза телекамер досыта наелись сценами уличных беспорядков — в Сербию пришла демократия. Под звон витрин и крики «тащи!» пал режим Милошевича, и что не показал телевизор, о том рассказывал югославский сегмент Internet.

Ирина Любич, активист оппозиционного студенческого движения OTPOR (www.otpor.com), считает, что Сеть стала для них палочкой-выручалочкой: «Только там можно было найти объективную информацию. Даже Милошевич не мог остановить Internet».

Сеть позволила оппозиционным журналистам обойти госмонополию на средства массовой информации. Независимую радиостанцию B92 все время закрывало правительство Милошевича, и они перешли в Internet. «Не верьте никому, даже нам», — гласит лозунг B92. Станция быстро привлекла к себе внимание оппозиционной аудитории.

По словам руководителя Internet-отделения B92 Горана Пауновича, B92 фактически стала первым югославским Internet-провайдером. В 1994 году был запущен проект OpenNet, после этого и другие организации начали предоставлять коммерческий доступ в Internet. Проект OpenNet существовал вплоть до 1999 года, когда оборудование и помещение B92 были конфискованы.

Но благодаря помощи из-за границы B92 продолжила работу. Голландский провайдер XS4ALL Internet предоставил станции бесплатный хостинг в Сети и техническую поддержку. XS4ALL — это не обычная коммерческая фирма, утверждает ее представитель Сьёра Нас: «Изначально нашей целью было предоставление людям доступа к Internet, ведь мы верим, что информация должна быть свободной». XS4ALL известна также тем, что организовала кампанию «Помогите B92» в поддержку сербских журналистов и всколыхнула всю мировую общественность, когда в апреле 1999 года очередной рейд спецслужб вышиб персонал В92 из занимаемых им помещений.

Вещание было возобновлено в децентрализованном режиме, причем значительная роль при этом отводилась сообщениям, передаваемым по электронной почте в зашифрованном виде. Оглядываясь назад, Паунович отмечает крупную ошибку, сделанную руководством В92 в самом начале: все подразделения станции были компактно сосредоточены в одном здании. Поэтому полиции не стоило большого труда приостановить теле- и радиовещание, выпуск книг и музыкальной продукции В92. Новые же помещения разбросаны по всему Белграду, а действия их координировались при помощи электронной переписки, закодированной посредством PGP.

Так или иначе, через несколько месяцев станция вновь вернулась в Сеть под названием Free B92 (www.freeb92.net). Главный редактор В92 Веран Матич пишет, что в то время Internet стала крайне серьезным раздражителем для режима.

Сеть повлияла и на те структуры, которые не имели доступа к Internet, — пышным цветом расцвел самиздат. На страничке новостей был размещен призыв к жителям небольших городов и сел распечатывать, тиражировать и всячески распространять прочитанную информацию. Это был, по выражению Пауновича, своего рода гибрид высоких технологий и дедовских методов.

Вскоре появился еще более важный гибрид: с ноября 1996 года на В92 стала использоваться тогда еще малораспространенная технология Real Audio. Получилось так, что начало этого проекта совпало с закрытием радиостанции. Сотрудники В92 продолжали выходить в эфир в Сети для весьма немногочисленной аудитории, а чуть позже В92 вернулась и к радиослушателям. Программы В92 в формате MP3 передавались на спутниковый ретранслятор в Лондон, откуда осуществлялось вещание на Сербию. Около трех десятков местных сербских радиостанций предоставили для программ B92 свои частоты. Это было возможно в глубинке, но абсолютно нереально в Белграде, где государство держало все СМИ в своих руках.

По словам обозревателя еженедельника Vreme Зорана Станоевича, когда самолеты НАТО бомбили Югославию и экономическая блокада усугублялась блокадой информационной, для многих сербов доступ к Internet стал единственным способом получения оперативной информации о происходящем. «Я каждое утро читал Web-серверы CNN, MSNBC, BBC и оттуда узнавал, что еще разбомбили в моем родном городе», — говорит Станоевич.

Internet стала главным средством связи с внешним миром и для журналистов, работавших в Косово. Скажем, известно, что сербский репортер Мирослав Филипович посылал по электронной почте донесения в Лондон, на адрес организации Institute for War and Peace. Та публиковала их на своем сайте (www.iwpr.net) на английском, албанском и сербском языках. «Это фантастический прорыв», — с восторгом говорит исполнительный директор IWPR Тони Борден.

Объективные публикации Филиповича привлекли внимание всего мира — в том числе и сербских компетентных органов. Прошедшим летом он был приговорен к семи годам лишения свободы за шпионаж. Тем самым, утверждает Борден, режим Милошевича признал мощь Internet и показал, что боится его могучей силы. Борден полагает, что в мировой практике это первый случай ареста журналиста по обвинению в шпионаже через Internet.

10 октября Филиповича выпустили из тюрьмы, а в Лондоне ему вручили награду как лучшему Internet-журналисту года.

В период выборов югославского президента Сеть стала мощным инструментом пропаганды и координации. Сайт Free B92 за месяц посетило более полумиллиона человек. Станция провозгласила себя «средоточием сетевого сообщества, нацеленного на борьбу за демократизацию». Более 20 тыс. абонентов ежедневно получали по электронной почте последние новости, которые тоже распечатывались и распространялись, где только можно.

Не осталась в стороне и сербская диаспора за рубежом — она поддерживала Free B92 и размещала агитационные материалы на собственных заморских сайтах.

Западные правительства, сочувствовавшие сербской оппозиции, тоже переписывались с ее представителями по электронной почте. Когда органы стали отлавливать все письма из США, в которых адрес отправителя кончается на .gov, американским чиновникам пришлось перейти на Hotmail и Yahoo, чтобы продолжить переписку.

Сербское правительство тоже приняло участие в информационных сражениях, распространяя собственную пропагандистскую информацию в противовес вражьим новостям, а порой прибегая и к более грубым методам. Имеются сведения о том, что люди Милошевича стоят за многочисленными попытками взлома оппозиционных сайтов, например переадресацией их посетителей на порносайты. Представители администрации домена .yu, по их собственному признанию, в этот период подвергались серьезному давлению и даже шантажу со стороны властей, требовавших изменить записи в таблицах DNS, относящиеся к некоторым сайтам. Но Free B92 находилась под надежной защитой голландского провайдера, и все усилия «хакеров от власти» были ей нипочем.

Летом правительство сделало последнюю попытку взять виртуальное пространство под свой контроль. Был принят закон, согласно которому все частные поставщики услуг Internet должны были быть поглощены провайдером-монополистом PTT Srbija NET (www.ptt.yu). Эта государственная компания, едва успев появиться на рынке Internet-услуг, уже успела продемонстрировать свою однозначную политическую ориентацию. Всем пользователям, разместившим на своей странице интерактивный опрос о доверии Милошевичу, было отказано в Web-пространстве.

Независимую радиостанцию B92 закрыло правительство Милошевича, и она перешла в Internet. «Не верьте никому, даже нам», — гласит лозунг B92. Станция быстро привлекла к себе внимание оппозиционной аудитории

В день выборов, 24 сентября, сербы потянулись на оппозиционные сайты в поисках свежей информации о ходе выборов. По словам Станоевича, в день выборов Сеть буквально прорвало. Количество обращений значительно превышало ограниченные возможности каналов связи. Линии были сильно перегружены, а политические партии публиковали каждый на свой лад «альтернативные подсчеты» результатов голосования. Вот почему стало затруднительно осуществить грубую подтасовку, до этого не раз выручавшую Милошевича.

Когда руководство страны отказалось признать победу кандидата от оппозиции Воислава Коштуницы, народ вышел на улицы, а кое-кто — в Сеть. Самое горячее время пришлось на первые числа октября. Как утверждают в Free B92, за день их сайт посещало до 100 тыс. человек — рекорд для всех республик бывшей Югославии.

Склонный к поэзии Матич называет происшедшее в стране маяком надежды в борьбе с репрессивными режимами во всем мире. Его слова подтверждает и белградский Web-мастер, который занимается поддержкой сайта активистов бурманской оппозиции: «В каком-то смысле Белград стал символом противостояния цензуре и попыткам контролировать Internet. Белград — место, где Сеть стала архипелагом свободы».

Все в один голос говорят, что Internet еще долго будет оставаться мощным инструментом для построения демократии в Сербии, которая только вступила на этот путь.

«Мы и в будущем хотим сохранить свою независимость и объективную подачу информации, невзирая на официальную точку зрения», — подчеркивает Паунович.

Станоевич считает, что Сеть не только сыграет важную роль в политической жизни Сербии, но и повлияет на подорванную экономику страны: «У нас огромный интеллектуальный потенциал, много способных людей — мы развиты лучше, чем любая страна в регионе, — но у нас плохая инфраструктура. В деле развития Internet-технологий Югославия шла вслед за США и Англией. Однако вместо дальнейшего развития мы получили кризис в Косово. Три года потеряны напрасно, и нужно наверстывать упущенное».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями