Брайан Белендорф, основатель и президент Apache Software Foundation, один из самых ярых приверженцев модели открытых исходных текстов в разработке ПО

Брайан Белендорф: «Мне сложно представить ситуацию, когда кто-то сознательно злоупотребляет моделью свободно распространяемого ПО»

Брайан Белендорф, один из основателей и президент Apache Software Foundation (ASF), безусловно относится к самым ярым приверженцам этого подхода и уверен в его блестящем будущем.

Среди оппонентов Белендорфа — очень крупные игроки программной индустрии, например Microsoft. Несмотря на поддержку таких компаний, как Sun Microsystems и IBM, предпринимающих активные шаги на рынке свободно распространяемого ПО, подавляющее большинство организаций, выпускающих собственное коммерческое программное обеспечение, сомневаются в успехе движения в поддержку открытого кода. ASF разработала Apache Server, который, по данным Белендорфа, установлен на 60% всех Web-серверов в мире и на сегодняшний день считается одним из самых успешных проектов в области свободно распространяемого ПО.

Сейчас Белендорф тратит большую часть своего времени на выполнение обязанностей директора по технологиям компании CollabNet, которая предлагает платформу для разработки свободно распространяемого ПО. Разработки CollabNet финансируются крупными корпорациями — такими как Sun, Oracle и Intel.

Безумно занятый Брайан Белендорф, несмотря на свое плотное расписание, выкроил время, чтобы дать интервью корреспонденту службы новостей IDG Эшли Вансу.

Как относятся к свободно распространяемому ПО в крупных организациях? Иногда в компаниях, опоздавших вступить в игру на этом поле, начинают поносить эту технологию.

Безусловно, в крупных компаниях, интересующихся свободно распространяемым ПО, придерживаются различных мнений по этому поводу.

У меня есть немалый опыт общения с такими компаниями, как IBM и Sun, и мне приходилось видеть немало политических в основе своей дискуссий, возникающих всякий раз, когда встает вопрос о поддержке свободно распространяемого ПО. Самое интересное, что обычно в большинстве своем между руководителями высшего звена и рядовыми сотрудниками царит полное согласие по этому вопросу. Больше всего обеспокоены специалисты, относящиеся к среднему звену. Именно они отвечают за рентабельность и объемы продаж. И именно они препятствуют изменению бизнес-модели компании, переходу от продажи битов на компакт-дисках в пользу продажи разного рода услуг, позволяющих получить прибыль из источников иного типа.

Так что руководство компаний на самом деле готово реализовать новую стратегию или поддержать смену ориентиров. Например, IBM постепенно превращается из компании, предлагавшей программное и аппаратное обеспечение, в компанию, которая предлагает услуги. Она по-прежнему продает программы, но основной упор делается на продажу услуг, связанных с ПО.

Большинство сейчас постепенно меняет ориентиры. Даже такие стойкие приверженцы старой модели, как Oracle и Microsoft, начинают понимать, что в будущем им не следует рассчитывать на модель лицензирования программного обеспечения.

Ведутся ли споры о том, когда исходные тексты действительно станут открытыми? Есть несколько крупных компаний, заявляющих о своей поддержке модели свободно распространяемого ПО, но у них свое представление о том, что скрывается по этим термином.

Возможно, я несколько пристрастен, поскольку вхожу в состав совета директоров Open Source Initiative — группы, которая считает своим долгом защищать сам термин «свободно распространяемое». В тех случаях, когда мы узнаем, что определенные программы распространяются в рамках некорректной открытой лицензии, мы берем дело в свои руки и предъявляем их распространителям ультиматум. Как правило, они отвечают что-то вроде «да, конечно же, мы обдумаем и пересмотрим свое решение».

Мне сложно представить ситуацию, когда кто-то сознательно злоупотребляет моделью свободно распространяемого ПО. Я думаю, что нам удается достаточно много делать для того, чтобы препятствовать некорректному использованию этого термина. Этим термином часто злоупотребляют. Особенно в тех случаях, когда люди не дают себе труда подумать, но я считаю, что определение остается достаточно четким.

Термин «открытый код» связан с определением свободно распространяемого ПО, что в свою очередь затрачивает множество различных аспектов, которые позволяют упростить распространение этих текстов и добиться выполнения конкретных требований. Я бы сказал, что важнейшее требование — это «право на ветвление». Имеется в виду право любого человека, не входящего в число создателей кода или даже вообще в сообщество разработчиков, использовать этот код для реализации нового проекта.

Не кажется ли вам, что некоторые крупные проекты в области свободно распространяемого ПО не пользуются достаточным вниманием? Apache установлен на 60% всех Web-серверов, но мало кому известно о его доминирующем положении на этом рынке. Вам не бывает обидно от такой несправедливости?

Нас это сильно не задевает. У нас нет маркетинговой машины с бюджетом в несколько миллиардов долларов и, конечно же, мы не можем делать такие вещи, которые делает Microsoft. Мы полагаемся на собственные силы. Я надеюсь, что нам не придется заниматься столь масштабной пропагандой, чтобы добиться внимания среднего пользователя. Эта роль отводится крупным компаниям, работающим на рынке свободно распространяемого ПО. Их роль как раз и состоит в том, чтобы рассказывать всему миру об использовании такого рода решений и их пропагандировать.

Как вы думаете, в конце концов Microsoft примет модель свободно распространяемого ПО?

Я не берусь делать предсказания, касающиеся Microsoft (смеясь). С 25 млрд. долл. сложно не добиться успеха, придерживаясь любой разумной модели.

Кто знает, что произойдет в будущем. Я думаю, что к тому времени, когда их деятельность, связанная с Internet, начнет обретать форму, — то есть всем станет ясно, что это и как оно работает, — будет существовать альтернатива их решениям, но в мире свободно распространяемого ПО. По крайней мере, насколько я представляю себе Internet сейчас, уже существуют эквивалентные решения с открытым кодом.

Microsoft закидывает удочки, пытаясь выяснить, могут ли они предложить свободно распространяемый вариант C#. Не думаю, что они искренни. По крайней мере, я не вижу никаких тому доказательств.

Они отчасти переориентируют свою бизнес-модель на услуги. Я не понимаю, неужели они не видят, что их подход уступает по эффективности подходу, который обеспечивает модель открытого ПО?

Поговаривают, что Microsoft хочет злоупотребить XML, а Oracle и вовсе заявляет, что Microsoft предлагает решение, которое не является настоящим XML, и намерена противостоять этому. Что вы думаете о такого рода «битвах за XML»?

XML — всего лишь шаг от ASCII. Сам по себе XML не представляет ничего радикально нового или важного. Думаю, что XML — это самый лучший способ организовать нетабличные типы данных. Он может даже использоваться для реляционных типов данных. Люди хотят того же добиться от HTML, но он не обладает достаточной гибкостью, чтобы выступать в роли формата хранения или обмена данными. Я рад тому, что XML набирает темп и используется все шире; хотя во многом тому он обязан поднятой вокруг него шумихе.

А что вы думаете по поводу использования Linux на настольных ПК? Сможет ли эта ОС когда-нибудь соперничать с Windows по популярности у потребителей?

Можно надеяться, что OpenOffice — это серьезный шаг вперед в решении важной задачи создания офисных приложений для Linux. Эта проблема начинает решаться.

Необходимо, чтобы поставщики дистрибутивов Linux, такие как Corel и Red Hat, задумались над тем, как сделать свои решения столь же простыми в работе, как Windows, а в определенных ситуациях и превзойти ее. Создайте панель управления, которая выглядит и действует так же, как в Windows. Создайте модуль просмотра файлов, который выглядит и действует так же, как в Windows.

Я не вижу причин, почему бы не использовать свободно распространяемое ПО на настольных системах. Впрочем, здесь добиться успеха намного сложнее. Сейчас ОС Linux вполне приемлема с точки зрения стабильности, производительности и гибкости, чего, вероятно, нельзя было сказать два года назад. И нужные приложения для настольных систем уже на подходе.

Компании, работающие на рынке Linux и имеющие графический пользовательский интерфейс, а также достаточно большое число приложений, не предлагают интегрированный пакет, сравнимый с тем, который имеется для Windows. Не опасаетесь ли вы того, что все эти приложения, добавляемые к Linux, превратят его в столь же раздутую систему, как Windows?

Программисты в Microsoft не дураки, но они строят свое здание на весьма шатком фундаменте. Причина тому, в частности, в необходимости обеспечивать обратную совместимость с DOS. Свободно распространяемые решения всегда должны опережать коммерческие системы, за исключением тех редких ситуаций, когда научные исследования намного опережают свое время. Думаю, что компаниям следует «первыми» открывать новые земли.

Сколько времени вы отдаете Apache?

Я стараюсь посвящать ему 5-10 часов в неделю, но неизбежно трачу намного больше. Я больше не занимаюсь программированием. В основном я занимаюсь вопросами, связанными с инфраструктурой, и тем, каким образом можно помочь разработчикам работать вместе и добиться более высокой эффективности проекта. Кроме того, на мне лежит ответственность за все внешние контакты. Все вопросы скатываются на меня, и мне приходится ими заниматься.

Приводит ли это к конфликтам между CollabNet и ASF?

Мне удается избегать этого. Мне никогда не приходилось заставлять одну организацию что-то делать для другой. Конечно, CollabNet предоставляет ресурсы для Apache. Разработкой Apache наравне с Джоном Стивенсоном (еще одним участником ASF) и мной занимаются и другие. Некоторые сотрудники CollabNet тратят на него собственное время. Кроме того, мы предоставляем хостинг для apache.org. Но мы никогда не пытались поднимать вокруг этого большой шум или делать что-нибудь подобное. Мы не хотим, чтобы наши имена красовались на домашней странице Apache. И я очень тщательно слежу за тем, чтобы не смешивать работу обеих организаций.

Каковы, по-вашему, перспективы ASF? Останется ли эта организация объединением волонтеров, которое вряд ли сможет добиться многого в области разработки, или она постепенно будет превращаться в корпорацию?

Думаю, что у нас будет пара постоянных специалистов, которые будут получать зарплату. Кто-то станет заниматься вопросами информационного наполнения. Разработчики традиционно оказываются не самыми лучшими авторами документации и тому подобных вещей. Нам, конечно же, для этого потребуются добровольцы, но, чтобы координировать их работу, необходим человек, который в определенное время будет находиться в определенном месте. Организовать работу, опираясь только на возможности волонтеров, не всегда удается.

Кроме того, нам, возможно, потребуются люди для обслуживания, модернизаций и других подобных вещей. Именно этим я сейчас и занимаюсь, но, к сожалению, проходит слишком много времени между моментом обращения людей и моментом, когда я могу ответить на их вопросы или предложить затребованную помощь.

Вот такого рода персонал нам необходим. Скорее всего, мы никогда не будем платить людям за разработку программ. Ею будут заниматься добровольцы. Свободно распространяемые программы предполагают использование талантов различных людей. То есть реализуется наилучшая идея, которая родилась в процессе обсуждения, и никто конкретно не берет на себя право объявить решение правильным или неправильным. Наш основной принцип состоит в том, чтобы платить за услуги поддержки.

CollabNet уже удалось привлечь финансирование в размере 35 млн. долл. Намерены ли вы добиваться новых инвестиций в ближайшие месяцы?

Финансовая ситуация складывается довольно удачно. В ближайшее время мы не собираемся искать источники новых средств. Все, кто инвестирует в нас, рассчитывают, что рано или поздно наша компания станет акционерной. Я думаю, что если все пойдет хорошо, мы решимся на такой шаг, но не намерены предлагать акции первого выпуска ни в следующем году, ни через год. Акции будут выпущены, когда придет время.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями