Глава компании о нынешнем положении дел и планах ведущего производителя графических систем

Роберт Бишоп: «Мы стараемся делать то, чего от нас ждут наши клиенты, — чем лучше, тем лучше»

За год до этого интервью Роберт Бишоп занял пост генерального директора осажденной со всех сторон Silicon Graphics. Корреспондент еженедельника Computerworld Сэми Лэйз беседует с Бишопом о нынешнем положении дел, планах и задачах ведущего производителя мощных графических компьютерных систем.

Что заставило вас принять пост генерального директора компании, переживающей трудные времена?

В августе прошлого года наша компания находилась в состоянии кризиса. Будущее рисовалось в самых мрачных красках, наш моральный дух был в состоянии упадка, да и пресса все старалась укусить побольнее. Финансовые аналитики разнесли нас в пух и прах. Наши заказчики были всерьез обеспокоены. Я работаю в SGI с июня 1985 года, и немало крови пролил за эту компанию. Я просто не мог смириться с мыслью, что она перестанет существовать.

Каковы были ваши первые шаги в качестве генерального директора?

В первую очередь я постарался успокоить наших заказчиков. Надежная система технической поддержки пользователей и профессиональных услуг дала нам возможность провести необходимые преобразования.

В чем заключались эти преобразования?

Мы отказались от малоперспективных для нас направлений работы — электронной коммерции, планирования корпоративных ресурсов и электронной обработки данных. Мы решили бросить все эти бухгалтерские приложения и сосредоточиться на том, что создаем сами.

Мы отказались от побочной деятельности, распылявшей наше внимание. Я так считаю: автомобильная компания должна производить автомобили, фармацевтическая фирма должна делать лекарства. Аэрокосмическая корпорация должна выпускать самолеты, а киностудия — снимать фильмы. Вот и мы решили заняться тем, что умеем лучше всего.

Вы продали часть предприятий, принадлежащих компании?

Да, этот процесс проходил в четыре этапа.

Сначала мы избавились от принадлежавшей нам компании Cray. И хотя мы оставили около 800 инженеров, мы сочли ту модель параллельных вычислений, которую исповедовала Cray, бесперспективной для себя. В прошлом году Cray Research была продана.

Затем настал черед MIPS. (Обладая 65% акций MIPS Technologies, SGI продала ту ее часть, которая занималась разработкой встроенных систем. — С. Л.)

Наконец, мы продали две компании, специализировавшиеся на разработке программного обеспечения. Одна из них Kasenna, которая занималась MediaBase — весьма перспективным проектом потоковой передачи мультимедийной информации. На завершение разработки ушло бы еще два года, а ход ее зависел от внешних инвестиций. К тому же перенос системы на нашу платформу потребовал бы дополнительных затрат. Была продана также японская фирма Silicon Studio.

Вы перестроили систему управления компанией, назначив в августе трех новых вице-президентов.

Исполнительных вице-президентов. Они составляют мой руководящий триумвират. Кен Кольман отвечает за сбыт, обслуживание и маркетинг. Уоррен Пратт руководит разработками и производством, а Гарольд Коверт — финансовый директор и административный руководитель. Гарольд чем-то подобным занимался в Adobe, поэтому он превосходно ориентируется в ситуации. Перед тем как прийти к нам, он работал на Red Hat. Мы, наверное, единственная компания, в которой администрированием и финансами занимается выходец из мира Linux.

На чем вы сосредоточились в первую очередь?

Знаете, наша доля на рынке — лишь 2,5 млрд. долл. из 250 млрд. Нам есть куда расти. Мы стараемся делать то, чего от нас ждут наши клиенты, — чем лучше, тем лучше. Именно этим мы и занимаемся.

Какого направления вы придерживаетесь в исследованиях и разработках?

Фактически мы вернулись к тому, с чего начинали. Смена приоритетов не принесла нам удачи, и мы вернулись к истокам.

Чтобы работа с заказчиками была сколько-нибудь эффективной, нужно работать со скоростью мысли. Если мы не сможем удержать темп, то не сможем и удержаться на плаву. Необходимо создать систему, работающую в режиме реального времени. Это позволит дизайнерам эффективно работать, пробуя самые различные варианты.

Кто заказчики SGI?

Один из них — студия Disney. У них тысячи наших компьютеров, они использовали их, к примеру, при создании фильма Dinosaur.

Студия Джорджа Лукаса Industrial Light and Magic также использует наши компьютеры. Удачным примером применения технологий SGI могут служить спецэффекты в фильме The Perfect Storm.

Открывшийся в феврале нью-йоркский Hayden Planetarium использует рабочую станцию Onyx2 с семью подсистемами в проекте Space Theater — демонстрационном зале на 429 мест, под куполом которого разместилась трехмерная модель Млечного Пути.

NASA использует суперкомпьютеры SGI для цифрового моделирования галактики и создания базы данных на миллиард звезд. Описывая нам цель своего проекта, звездочеты попросили, чтобы события, происходящие в нашей системе, опережали скорость света. Сейчас мы строим для них 1024-процессорный суперкомпьютер.

Чего они хотят от вас?

Мощности, скорости, гибкости, чем больше, тем лучше. Реакция и на Origin 2000 была очень бурной, но сейчас для нас актуальнее проект модульной суперкомпьютерной архитектуры NUMA. Мы продолжаем разработку собственной платформы MIPS/Irix. Мы полностью контролируем процесс ее создания, а скорость ее разработки синхронизирована с нашими нуждами, в отличие от платформы Linux/Intel, над которой у нас нет вообще никакого контроля.

Мы ведь не можем приказать Intel, чтобы та, к примеру, прямо вот сейчас выпустила Itanium. Но мы перенесем на платформу Linux/Intel ровно такую часть своих технологий, какую будет эффективно использовать с экономической точки зрения. Многие наши потенциальные заказчики предпочитают именно эту платформу из-за ее сравнительно низкой стоимости.

Для нас важно включить их в свою орбиту, чтобы потом уже не выпускать из нее, подстраиваясь под их растущие запросы. Однако по достижении определенного уровня требований классические Unix-платформы становятся единственно приемлемым вариантом. Linux пока не может покуситься на это пространство, и Unix остается вне конкуренции по надежности и возможностям модульного наращивания системы.

Полтора года назад будущее платформы MIPS/Irix буквально висело в воздухе. Что-то изменилось?

Сейчас мы просто обречены на дальнейшую разработку этой платформы. Сначала процессоры с тактовой частотой 400 МГц, потом 1 ГГц, а там, глядишь, замахнемся и на терагерц. И все на основе процессорной архитектуры MIPS. Ее преимущества прежде всего в возможностях модульного расширения и производства большого объема вычислительных работ. В этом с нами никто не может потягаться. Платформа Linux/Intel сумеет достичь половины нашего бизнеса лишь лет через пять.

Как насчет переноса Linux на платформу MIPS?

Операционная система Linux будет устанавливаться нами только на Intel-компьютеры.

Большинство заказчиков SGI работают с гигантскими объемами данных и большими файлами. Соответственно, они нуждаются в системах хранения колоссальной емкости. Студия Disney разработала специально для создания цифрового фильма Dinosaur собственную архитектуру связи «сервер — хранилище данных» по высокоскоростному параллельному интерфейсу HIPPI (High-performance parallel interface).

Фильм Dinosaur создан целиком на нашей платформе. Более того, мы занимаемся маркетингом решения в области сетей хранения от Disney.

SGI занимается маркетингом архитектуры HIPPI SAN?

Да, это часть недавно обнародованной нами стратегии в области хранения данных. Хранение и резервное копирование информации — чрезвычайно важная вещь для наших заказчиков, поэтому для нас это столь же важно.

Мы говорили о том, что было в прошлом году. Каковы планы SGI на следующий год?

Мы планируем расти, сосредоточившись на главном и интересном, не распыляясь на мелочи. Я не удовлетворен котировками наших акций и нашей долей на рынке. Надеюсь повысить эти показатели. Мы еще покажем Уолл-стрит, чего мы стоим.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями