Приметой нового времени явились шумиха вокруг бомбы и связанное с ней выдворение посетителей и участников

В прошлые годы Организаторы традиционно подчеркивали, что «Комтек» — выставка, открытая только для профессионалов

Проведя опрос во время самого «Комтека», его новые владельцы констатировали, что наиболее неприятным респонденты признали именно бомбу. Но спустя несколько месяцев, когда треволнения остались позади, а горечь за утраченные в суматохе экспонаты ослабела, о бомбе вспомнили лишь раз, и то в положительном аспекте: благодаря этому-де удалось пообщаться с новыми владельцами выставки. А основные их претензии — те же, что и год-три-пять лет назад.

Ввиду относительно малого числа отвечавших представлять полученные данные в виде «аналитики» с процентами и знаками после запятой смысла нет. И ответы на вопрос: «В чем, по-вашему, заключаются проблемы?» — просто расположены в порядке роста популярности затронутых тем.

Реклама — двигатель

Жалоб на рекламное и информационное обеспечение выставки относительно немного. Те, кто высказался на эту тему, недовольны не только объемом рекламы, но и ее невнятностью и непозиционированностью. А также отсутствием информации об участниках и их экспозициях. На общем унылом фоне упрек Михаила Каничева, коммерческого директора компании PROMT, в том, что «они (организаторы. — Прим. ред.) не сделали выставку национальным событием, практически не обеспечили присутствие на них высокопоставленных чиновников и т. д.», смотрится комплиментом. Ибо подразумевает, что «Комтек» еще можно было сделать «национальным событием».

Посетители

Жалобы на «не тех» посетителей традиционны, и, казалось, ничего нового к ним не прибавить (но и не убавить). Однако в этом году к «непрофильному» для ИТ-сектора контингенту добавились домохозяйки, вполне «профильные» для производителей электроплит и скороварок. Впрочем, проблема посетителей вторична, ибо порождается рекламой выставки, ее организацией (хотя бы по части распространения приглашений) и, главное, — ориентацией. В итоге, по мнению Настасьи Савиной, руководителя службы информации, рекламы и PR компании ABBYY, «отсутствие четкой специализации (читай: позиционирования. — Прим. ред.) и заявленная универсальность сыграли плохую шутку с организаторами — на выставку не приходят ни профессионалы, ни конечные пользователи... Большую часть посетителей последнего ?Комтека? волновали не новые технологии, а на каком стенде раздают сувениры». Особенно интересно в этом высказывании то, что до сих пор между «охотниками за пакетиками» и конечными пользователями фактически ставился знак равенства.

Организация

Тоже ничего нового. Низкий уровень сервиса, отсутствие автостоянок, транспортные проблемы, охрана со всеми причитающимися прилагательными, нехватка билетов для «правильных» людей, шум, отсутствие информации, общее невнимательное отношение к участникам... Далеко не все эти претензии напрямую относятся к владельцам торговой марки выставки, что новым, что старым, но участники в подобные мелочи не вникают. Как отметил Каничев, «выставочные компании ни в коей мере не берут на себя процесс организации, и ты остаешься один на один с этими (забыл, как называется эта компания), которые на Красной Пресне. Развивать эту тему бессмысленно, но проблемы преследуют от заезда и строительства до выезда — плюс хамство посередине».

Деньги — не главное. В теории

Принято считать, что основной недостаток «Комтека» — высокие цены на площадь и прочие прейскурантные услуги. А также «непрейскурантные». Все обсуждавшиеся альтернативы «Комтеку» (наиболее известная — роскомсоюзовская, 1995 года обнародования) базировались на утверждении «у нас дешевле будет» («дешевле», к слову, так ни у кого и не вышло, равно как и «альтернативно»). Недавнее снижение цен хоть и было существенным «в процентах», особого впечатления не произвело: снижение интереса к выставке за несколько последних лет было куда сильнее. Возражения же прежних владельцев «Комтека», что-де финансовые претензии выдвигают те, у кого просто нет денег на стенды, обоюдоостро: тех, кто не хочет участвовать в выставке по той или иной причине, можно попробовать уговорить. Если же у них просто НЕТ денег на «Комтек», тут уже никакими уговорами делу не поможешь.

От Unix-сервера до электроплиты

В этом году, наверное, в связи с соседством компьютерной выставки с несколькими другими (которое многие расценили как «скрещение») проблема ориентации хоть не намного, но опередила финансовую. И к обычным упрекам в «размытости» добавились связанные с созерцанием кухонной утвари и фотоаппаратов.

Владимир Липпинг, глава представительства D-Link: «Участие товаров народного потребления убило даже последние надежды».

Ну а на традиционные проблемы с ориентацией жалуются многие.

Любовь Захарченко, начальник отдела маркетинга JIB Group: «Общеизвестная проблема — несоответствие позиционирования выставки как мероприятия для специалистов и огромного количества конечных пользователей».

Андрей Туров, директор по маркетингу DPI: «Самая насущная проблема — определение концепции выставки и ЖЕСТКОЕ СЛЕДОВАНИЕ ей».

Впрочем, жалуются участники на посетителей не первый год, лучше те от этого не становятся.

Неновое — это незабытое старое

Все претензии, кроме «участия ТНП», повторяются из года в год. Возможно, новым владельцам выставки придется либо их решить, либо признать, что они нерешаемы: принципиально (Краснопресненскую набережную мощением Москвы-реки не расширишь) или до истечения некоего срока (например, пока не сменится поколение охранников). Может, тогда больше времени и сил останется для разрешения проблем с ценами и «информационным обеспечением» выставки?

Надо чаще встречаться… Но с кем и зачем?

Напомним, что поводом для нашего опроса стало обещание новых владельцев переговорить со всеми крупнейшими фигурами рынка и сделать соответствующие выводы. Надо признаться, среди откликнувшихся на опрос большинство (почти 90%) составили те, с кем представители L&A еще не встречались.

«Невстречавшиеся» делятся на две категории: одни полагают, что встреча была бы небесполезна, добавляя порой, что сначала хотелось бы узнать о планах ITE Group и L&A. Другие или разочаровались в «Комтеке» как таковом, или впали в пессимизм, увидев в рядах нового владельца все те же знакомые лица. Впрочем, встреча сама по себе не панацея. Лучшее свидетельство тому — разнобой во мнениях тех, кто во время самого «Комтека» или после него общался с менеджерами L&A. Вот, например, ответы на вопрос: «Имеется ли, на ваш взгляд, у руководства ITE и L&A представление о том, как проблемы решать и в какой срок (приблизительно) это может быть сделано?»

Алексей Харитонов, руководитель отдела продвижения экономических программ «1С»: «Новые владельцы производят впечатление достаточно деловых людей, хорошо знакомых с выставочным бизнесом... шаги, предпринимаемые ими, подтверждают стремление решить существующие проблемы».

Андрей Туров, директор по маркетингу DPI: «Они согласно кивают, когда им говоришь... Начиная с 1998 года у руководства «Комтека» появилось желание слушать участников. Пока трудно судить о наличии у руководства ITE и L&A представления о путях решения проблем. Одним из показателей может стать Internetcom».

Ирина Тимошенко, начальник презентационного отдела департамента маркетинга «Галактика»: «Пока четкой концепции по выставке у нового руководства нет».

Лада Белан, директор по маркетингу CHS: «Думаю, что проблем они не видят и как их решать — не представляют».

Сергей Пацкевич, директор по продажам и маркетингу «Марвел»: «Встреча показала, что такого представления нет».

А вот что думают о необходимости встречи «невстречавшиеся»:

Мария Гурьянова, координатор по маркетингу Oki: «Да, в такой встрече есть смысл. ?Комтек? в последнее время теряет былую популярность, поэтому важно понять, есть ли у нового руководства решения наиболее важных проблем».

Ирина Виноградова, PR-менеджер «Лаборатории Касперского»: «Новые собственники выставки не хотят или не могут дать какую-то информацию теперь уже потенциальным участникам некогда одной из самых крупных выставок России».

Вера Гурова, менеджер по маркетингу Sun Microsystems: «В любом случае встреча имеет смысл, так как, даже не участвуя в выставке напрямую, мы принимаем в ней участие через своих партнеров».

Кирилл Раннев, глава представительства Inprise/Borland: «Хорошо бы предварительно прочитать внятное изложение планов ITE по позиционированию «Комтека».

Сергей Головин, начальник отдела маркетинга и рекламы «Ландата»: «Мне кажется, особого смысла такая встреча не имеет. По крайней мере до тех пор, пока мы не узнаем, как новые владельцы ?Комтека? планируют провести очередную выставку, что они намерены изменить».

Роксана Янборисова, директор по маркетингу OCS: «После разговора (с менеджером L&A. — Прим. ред.) у меня возникло сильное подозрение, что от перемены мест слагаемых, как известно».

Сергей Шахов, менеджер по коммерческим операциям Lexmark: «Пока новые организаторы ?Комтека? не опубликуют свою концепцию выставки, отличную от прежней, наша компания не будет заинтересована в такой встрече».

Кому нужен «Комтек»?

Недовольство различными аспектами выставки логично выливается в нежелание в ней участвовать. При этом интеграторы утверждают, что они клиентов не большими стендами завлекают, а реальными проектами, дистрибьюторы полагают, что продвижение торговых марок — задача производителей, те, в свою очередь, указывают, что они работают в России через партнеров и конкретной работой на рынке должны заниматься именно они. Ранее наши и зарубежные компании тем или иным способом «кооперировались». Представительство Hewlett-Packard вообще принципиально со всех сторон «обкладывало» свой стенд экспозициями партнеров, аналогичный способ участия в выставке активно использовали в Intel. Однако традиция понемногу сходит на нет: HP на «Комтеке» уже нет, стенд Intel на этот раз выглядел непривычно скромно.

Ранее «Комтек» использовался компаниями и целыми направлениями бизнеса для быстрой «засветки». Например, на последней выставке трудно было не заметить стенды Internet-компаний. Но вот уже «связные» компании (бум в области телекоммуникаций также налицо) предпочитают «Связь-Экспокомм», в том числе и для работы с конечным пользователем.

С конечным пользователем ситуация тупиковая: именно его обвиняют в «разгоне» серьезных посетителей и компаний... однако и многие «пользовательские» фирмы по разным причинам уходят.

Популярно также мнение, что выставки ныне не так важны, как-никак — на дворе эпоха Internet. И других, менее ресурсоемких методов продвижения продукции.

Вот как объясняют свое нежелание участвовать в выставке некоторые из наших собеседников.

Инна Сорокина, менеджер по маркетингу и PR группы компаний Verysell: «Эффективность участия в такой выставке для дистрибьютора практически нулевая. Новых партнеров там не найти, для этого существуют менее ?деньгоемкие? и более действенные способы. Если же говорить о проектном бизнесе, то его появление после выставки тоже вызывает сомнения. Для производителя, может быть, смысл и есть...».

Елена Крапивина, PR-менеджер Compaq: «Сегодня, по нашему мнению, у крупных международных компаний появилось значительно больше способов заявить о себе, осуществить, так сказать, точечный маркетинг, чем несколько лет назад. Приоритеты компаний меняются, в соответствии с этими приоритетами распределяются и бюджеты».

Всеволод Ржевкин, региональный менеджер IMV в СНГ: «Мы, как иностранная компания, сами никогда не участвовали в ?Комтеке?, только через наших бизнес-партнеров в России и СНГ. По-видимому, мы будем придерживаться этой политики и впредь».

Валерий Левченко, менеджер по стратегическому планированию и маркетингу Motorola: «Наша компания участвует в выставке ?Связь-Экспокомм?, которая позволяет охватить нашу целевую аудиторию: потребительский рынок, операторов сетей и корпоративный рынок».

Марина Левина, менеджер Ericsson по организации мероприятий: «Центральная выставка для всех телекоммуникационных компаний — ?Связь-Экспокомм?. Помимо этого возможно ограниченное участие в одной-двух небольших и узкоспециальных выставках».

Подождем до «Интернеткома»?

Итак, смена владельцев не привела к автоматическому подъему рейтинга выставки или выдаче очередного «кредита доверия» (разве что в форме «посмотрим-де, что будет на «Интернеткоме», тогда и поговорим»), тем более, что «контактные лица» перетекли из одной компании в другую. Надо отметить, что комментарии этого года гораздо мягче по отношению к устроителям, но и гораздо безразличнее. Потому как тема утратила остроту, и многие пришли к мысли, что корень зла не в личностях и даже не в ширине Красногвардейского проезда. Как отметил Борис Глебов, директор по рекламе TopS, «выставки в целом и ?Комтек? в частности существенно утратили свои позиции в качестве главного информационного канала. Ушли с выставки крупные западные производители — и с ними часть «квалифицированной» публики. Ушли крупные российские компании — поставщики решений, предпочитая иные формы маркетинга (и рынок уже в значительной степени поделен, и денежки теперь достаются гораздо труднее, а тратить их только на ?имидж? — слишком большой шик). И с их уходом выставку перестала посещать еще одна часть ?квалифицированных? посетителей. Что же осталось: прежняя дороговизна, невысокий уровень организации, не очень ?престижный? список участников и неясное лицо посетителя выставки».

Впрочем, слово «Internet» (или часть его) в названии мероприятия тоже не билет в светлое будущее — по мнению Ольги Сатовской, начальника отдела рекламы и маркетинга Ruslan Communications, «гораздо более актуальная для нас выставка — Internetcom — тоже сейчас под большим вопросом. Отчет, предоставленный устроителями прошлогодней выставки, нас совершенно не удовлетворил в том смысле, что 70% посетителей — не наши клиенты, а в этом году и того хуже. Нет информации по продвижению этих выставок, рекламным и маркетинговым планам».

В качестве «правильной» выставки кивают на «Связь-Экспокомм»: большая, специализированная, посещаемая высокими чиновниками и т. д. Трудности с заездом-выездом, воспитание охранников и прочие родимые пятна «Комтека» (место проведения — тот же «Экспоцентр») мало кого не пугают, равно как и цены.

Однако лозунг «Связь-Экспокомм» — это ?Комтек? сегодня» более чем двусмыслен: связь вслед за компьютерами идет в массы, и если творцы самых шумных стендов «Комтека» всерьез возьмутся за работу с конечным пользователем и на «СЭ», история повторится. Будет это положенный по жанру фарс или новая трагедия — уж кому как.

Дмитрий Гапотченко

Неожиданная точка зрения

Сергей Данилов, директор «Роско: «?Комтек? позиционировался как общероссийская компьютерная выставка, но с 1997 года он не мог вместить и охватить все области, на которые замахивался, отсюда не получалось необходимой масштабности и зрелищности. Выставка с таким названием и задачами должна занимать гораздо большую площадь... Сейчас более зрелищны и посещаемы выставки специализированные. Хороший пример — «Связь-Экспокомм», но даже для этой выставки территория «Экспоцентра» оказалась мала. А «Комтек» предполагает и «связь», и Internet, и просто Net, и Multimedia, и интеграцию, и технологии... «Комтеку» в «Экспоцентре» тесно, поэтому многие компании и ушли».


Проблемы «Комтека» глазами участников и «сочувствующих»

Юрий Ремейко, менеджер Sony: «Самая большая проблема в том, что «Комтек» не в состоянии мыслить шире. Идеалом для него было бы распродавать в розницу арендованную оптом площадь. Для некоторых участников этого мало».

Алексей Калашников, коммерческий директор Techmarket Computers: «До сих пор было такое ощущение, что главная задача устроителей выставки — любыми методами выжать из участников как можно больше денег; сама же выставка была на втором месте, проблемы волновали лишь участников, а никак не устроителей».

Азопкова Ирина, менеджер по рекламе и PR, ELKO Moscow: «Несфокусированность выставки; дороговизна площади по сравнению с эффектом; плохая организация...»

Ирина Иванова, менеджер отдела маркетинга и развития компании ИВК: «Первая проблема — выставка стала очень затратным мероприятием из-за огромной стоимости 1 кв. метра и необходимости строить большие стенды, чтобы не затеряться среди соседствующих ?монстров? типа Samsung, LG и др. Кроме того, ?Комтек? уже в этом году требовал оплатить еще и площадь второго этажа — за воздух, надо понимать. Вторая проблема — ?Комтек? превратился из деловой выставки в шоу, где уже не заключаются сделки, а происходит соревнование имиджей. Третья проблема — закрытость информации. Невозможно было узнать в течение года о том, кто участвует в выставке, а кто отказался от участия».

Лада Белан, менеджер по маркетингу CHS Russia: «Во время ?Комтека? новые владельцы собирали крупнейших участников с тем, чтобы выяснить, что устраивает в выставке на сегодняшний день, а что — нет. Поскольку компания была достаточно разношерстной, претензии у всех были разные. Единственное, в чем мнения не разделились, — завышенность цены за единицу площади. О том, какие проблемы ОНИ считают актуальными, речь не шла. Наверное, думают, что все хорошо, раз купили ?Комтек?».

Алексей Харитонов, руководитель отдела продвижения экономических программ, «1С»: «Безусловно, в организации выставки еще очень многое можно и нужно улучшить. Речь идет не только о нормальной работе охраны «Экспоцентра». Желательно, чтобы устроители более четко следили за соблюдением установленных правил работы на выставке. Надо еще больше внимания уделять связям с прессой. Неплохо было бы пригласить на торжественное открытие выставки и провести по стендам не только чиновников самого разного уровня полномочий, но и журналистов (а не держать их в это время за забором)... После окончания выставки не помешало бы достаточно подробно рассказать о ее итогах».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями