Одна и та же философия может привести к существенно разным выводам

Новая экономика — это: «микроэкономический эффект устранения препятствий к экономической интеграции, вызванный значительным снижением расходов на взаимодействие».
Геннадий Газин, «Основы новой экономики»

Однако сравнение «Основ новой экономики» Газина и «B2B. Как это по-русски» Мацоцкого показывает, что одна и та же философия может у консультантов и интеграторов привести к существенно разным выводам.

Например, по мнению Газина, новая глобальная экономика получается из старой посредством компьютеризации, либерализации рынков и следующей из этого мобильности капитала. Резко снижаются «расходы на взаимодействие» (поиск информации, обмен ею и т. д.), теряют преимущества вертикально ориентированные компании. Зато процветают фирмы, специализирующиеся на каком-либо одном бизнес-процессе. На схеме же, представленной IBS, «концерн-производитель» посредством электронного бизнеса ликвидирует большую часть стоящих между ним и потребителями трейдеров за ненадобностью, развивая внутри себя их заменяющие структуры. То есть картина, прямо скажем, получается вовсе противоположная.

Подмеченное противоречие Газин и Мацоцкий, естественно, немедленно разъяснили, однако с учетом сказанного во время выступлений объяснение получилось несколько противоречивым. Опять-таки, даже по версии Мацоцкого, не все же трейдеры погибнут (вряд ли в IBS напророчат гибель «Дилайну»), выжившие вполне могут процветать в качестве специализированных фирм новой эпохи.

Естественно, оба выступавших подробно рассказали о преимуществах бизнеса посредством Internet, активно, впрочем, пропагандируемого последние полгода всеми, кто желает в той или иной роли стать участниками зарождающегося рынка. Среди нового можно назвать активную критику российской модели B2C в ее нынешнем виде и в нынешних условиях. Аргументы приводились сколь железные, столь и очевидные: малое число подключенных к Сети конечных пользователей вообще, низкий процент покупающих через Internet, малая покупательная способность россиян, неразвитость служб интерактивной оплаты и реальной доставки и т. д. Критиковать «бизнес для пользователей» в последнее время вообще стало довольно модным занятием среди высказывающихся на тему бизнеса в Internet (что не помешало Газину включить в качестве поучительного примера в свою презентацию сервер price.ru, на звание B2B системы никак не претендующий). Возобладание здравого смысла над маркетинговыми лозунгами — явление крайне отрадное, но некоторых представителей не самых последних изданий гражданской прессы смена технологической моды застала просто врасплох и вызвала даже крик души: «так что же теперь писать?»

Соответствующие разъяснения были даны, и можно надеяться на то, что количество статей об Internet как о малоросском черноземе, в который достаточно воткнуть кусок HTML-кода — и немедленно вырастет портал с деньгами, — несколько поуменьшится.

Еще один несколько необычный тезис «Основ» состоял в том, что только компании новой экономики могут принести сверхприбыль (поскольку в «старой» прибыль в значительной степени зависит от объема инвестированных средств, а они не бесконечны), источник же ее — нематериальный капитал. Последний есть трансформированные «нематериальные активы» традиционных предприятий, то есть имеющиеся у них знания, деловые связи, репутация и квалифицированные сотрудники, ставшие соответственно интеллектуальной собственностью, гибкими альянсами, брэндами и талантами.

Брэнды вообще-то есть и в старой экономике (самая дорогая торговая марка у напитка Coca-Cola, предмета принципиально «офлайнового», по крайней мере — в обозримом будущем). Репутация в новом мире будет не менее важна, нежели в старом — пока ее, как правило, заменяет харизма лидера. Так же как и «деловые связи» и «знание местной специфики», несколько поспешно, на мой взгляд, отправляемые в небытие.

Что касается трансформации «квалифицированных сотрудников» в абстрактные «таланты», то она настолько странна, что смахивает на ударный маркетинговый лозунг в чистом виде.

Кроме того, «сверхприбыль», приводившаяся Газиным в качестве примера, является лишь соотношением капитализации (рыночной стоимости акций) к бухгалтерской стоимости компании, то есть цене материальных активов оной. У Internet-компаний последняя крайне мала (десяток компьютеров, пусть даже и могучих, куда дешевле даже захудалого свечного заводика). Зато надежды возлагаются на них большие, оттого и получается необходимое соотношение. Ведь стоимость акций (а с ней и капитализация) растет оттого, что спрос превышает предложение. Последний, в конечном счете, порождается надеждой на то, что когда-нибудь акции можно будет продать еще дороже — когда компания начнет приносить прибыль. Или ее кто-нибудь купит. В России подобный цикл, после нескольких экспериментов в этой области, принято непочтительно называть «финансовой пирамидой».

«Реальной» прибыли, подобно «старым» предприятиям, подавляющее большинство «новых» не приносит. И сравниваться по доходности должны отнюдь не с ними, а, например, с некоторыми российскими предприятиями новой экономики начала 90-х.

Самое известное из них, МММ, имела весьма раскрученный брэнд, интеллектуальную собственность (способ относительно законного отъема денег), таланты (от братьев Мавроди до создателей сериала про Голубкова), эти «ноу-хау» в жизнь воплотившие. И наконец, весьма гибкие альянсы, позволившие Мавроди по результатам деятельности осесть в Думе, а не в тюрьме, подобно коллегам со схожей репутацией.

Впрочем, жизнь показывает, что если рынку что-либо (например — Internet как средство делать многое быстрее и проще) действительно необходимо, то он так или иначе это получает. Не пугаясь самых экзотических рекламно-маркетинговых акций, направленных на продвижение данной осознанной необходимости. И это внушает оптимизм.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями