Минобороны США переориентируется на «информационные операции»

Мартин Либицки: «В отсутствии явного врага и без экспериментов по применению новых ИТ трудно создать осмысленную картину будущего»

Первый документ Пентагона о стратегических планах под названием Joint Vision 2010 был выпущен в 1996 году. Целью его опубликования была выработка рекомендаций, которые помогли бы минобороны подготовиться к ведению так называемой войны, ориентированной на сети.

Основная же его идея заключается в том, чтобы сделать сети с их способностью быстро распространять информацию центром военной стратегии Пентагона. С тех пор развитие информационных технологий привело к радикальным изменениям в способах ведения войн. Пентагон вынужден перепланировать стратегию на более долгий срок — до 2020 года.

В новом аналитическом исследовании, получившем название Joint Vision 2020, сделана попытка выяснить, каково влияние ИТ на грядущие изменения в методах ведения военных операций.

В перспективе документ поможет Объединенному комитету начальников штабов определять приоритеты.

«Joint Vision рисует среду будущего такой, какой мы ее видим сейчас, но не такой, какой мы ее хотим создать; документ лишь задает некое общее направление, которому мы намерены следовать», — говорит представитель комитета.

Главный вывод, сделанный составителями 36-страничного JV 2020, состоит в том, что министерству обороны необходимо быстро найти верное сочетание новых тактик, специалистов, организационных принципов и методов обучения, обеспечивающее возможность полноценного использования преимуществ новых технологий.

В Пентагоне предвидят, что к 2020 году в информационной среде произойдут серьезные изменения.

«Развитие информационных технологий происходит столь быстро, что мы рискуем не успеть освоить новые идеи, формулировки операционных принципов и оценки результатов», — говорится в JV 2020.

JV 2020 также по-новому формулирует концепцию «информационных операций», традиционно включавшую в себя такие дисциплины, как психологическая война, дезинформация, управление восприятием и различные виды разведки. Но в JV 2010, а теперь и в JV 2020 расшифровка этого термина дополнена понятиями электронной войны, защиты критических инфраструктур и защиты информации. Включение информационных операций в новый стратегический план стало одним из ключевых отличий JV 2020 от JV 2010. Об этом говорят наблюдатели из Пентагона, которые отмечают, что высший офицерский состав всегда проявлял явное нежелание изучать принципы выполнения миссий, связанных с информационными операциями.

«Большинство в глаза не видело ?Объединенную доктрину информационных операций?, — говорит один из офицеров. — Из тех же, кто видел, мало кто ее читал».

Мартин Либицки, военный аналитик корпорации Rand, говорит, что JV 2010, вопреки ожиданиям, не дает четкой картины будущего.

«Но, вероятно, составители и не задавались такой целью, — говорит Либицки. — Я не уверен, что у нас достаточно знаний, чтобы составить более четкий по сравнению с JV 2010 план. В отсутствии явного врага и без экспериментов по применению новых информационных технологий трудно создать осмысленную картину будущего».

«Меня интересует, какие последствия для нас будет иметь этот документ, — говорит Тед Смит, президент аналитической компании Top Line. — Если он как-то повлияет на бюджет 2002 года и многолетний план закупок и если его поддержит конгресс, то это хорошо. В противном случае это не более чем академические упражнения».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями