Доклады в рамках ИТ-симпозиума напрямую касались Internet-проектов

Инвесторы и консультанты — главная надежда Рунета

На деле же существенная часть докладов и круглых столов напрямую касались Internet и инвестиций в сетевые проекты, и практически все выступавшие волей-неволей обращались к этим темам.

Наилучший пример — открывавший симпозиум доклад «Основные тенденции развития ИТ-услуг в Европе» Майкла Лонджи из европейского отделения Dataquest (дочерняя компания GartnerGroup). Уже с четвертого (включая титульный) слайда речь практически шла только о влиянии Internet на развитие бизнеса. Презентацию Лонджи (как и ряд других материалов о конференции) можно найти на сайте EDC.

Второй доклад Лонджи — «Формирование рынка услуг по обеспечению электронного бизнеса» — инвестиций напрямую не касался, однако рост европейского Internet-бизнеса в GartnerGroup предсказывают стремительный (а какой рост без инвестиций?). С 1998-го по 2003 год он должен вырасти с 3,2 до 26,5 млрд. долл. Больше всего денег понадобится на «Интеграцию сетей и систем»: в 2003 году на это уйдет аж 13,44 млрд. долл. На втором месте окажется «Разработка клиентских приложений» (3,17 млрд. долл.), далее — «Интерактивное проектирование и маркетинг» и «Бизнес-консалтинг« (2,9 и 2,8 млрд. долл. соответственно). А всего доля профессиональных услуг в сфере европейского электронного бизнеса вырастет с 4 до 15%. Наиболее щедрыми покажут себя финансисты и транспортники, которые в 2003 году вложат в электронный бизнес 7,4 и 4,9 млрд. долл. соответственно. К сожалению, некоторые слайды были явно не актуальны: половина лидеров европейского рынка электронного бизнеса у нас практически неизвестна, а вторая — не слишком, мягко говоря, активна.

В другой консалтинговой компании, A.T. Kearney, испытывают оптимизм в отношении не только электронного бизнеса как такового, но и его перспектив в России, ибо Россия — «одна из стран, находящихся на пороге бума электронной торговли». Нынешние 2,5 млн. пользователей Internet в 2003 году превратятся в 7 млн. (прогноз явно сделан некоторое время назад, хотя доклад и датирован нынешним годом), то есть количество пользователей будет прирастать на 50-70% в год. Уже сейчас, по мнению представителей фирмы, объем рынка электронной торговли — 40 млн. долл. (отечественные оценки куда скромней — укладываются в пару сотен миллионов рублей), имеется около 300 Internet-магазинов, 15 платежных Internet-систем (при отсутствии реальной возможности у большинства населения платить посредством кредиток), а также хорошие шансы у федеральной программы «Развитие электронной коммерции в России». Внушает оптимизм и пятый из пяти базовых принципов процветания на электронном рынке: «Оптимально построенные организации будут обречены на процветание».

Конечно, следует помнить, что это все западные оценки, примеры и исследования (59% опрошенных A.T. Kearney директоров полагают, что электронный бизнес оказал «значительное воздействие» на работу их фирм — это явно не наши директора) и они к России применимы лишь отчасти. Лучший пример тому — дискуссия на круглом столе, посвященном (изначально) инвестициям, которые делают сами российские ИТ-компании. Разговор постепенно перешел к вопросу инвестирования в сами «традиционные» компьютерные компании, и в ходе его обсуждения один из юных представителей финансового сектора укорил матерых игроков ИТ-бизнеса в непрозрачности их фирм, наличии оффшоров и т. д. По его мнению, все перечисленное является существенным препятствием для любого потенциального инвестора.

ИТ-бизнесмены со своей стороны выразили мнение, что если бы они вели себя, как предписано в зарубежных учебниках, то никакой потенциальный инвестор к ним бы точно не подошел, ибо компания, не подстрахованная оффшорами и прочими «затемнениями», не пережила бы неожиданностей, коими так богата история российской экономики.

Впрочем, инвестиции в «обычный», пусть даже высокотехнологичный, бизнес сейчас не слишком актуальны. Все помыслы ныне, как уже говорилось, об Internet-проектах. И самые оживленные дискуссии, естественно, вокруг них же.

Всех принимавших в этих дискуссиях активное и заинтересованное участие можно (с большой точностью) поделить на три группы: «оптимистов» (это главным образом потенциальные потребители инвестиций из Internet-компаний), «финансистов» (те, у кого эти деньги лежат) и «пессимистов», не без оснований полагающих, что не все так просто.

Первые полагают, что инвестиции составят «сотни миллионов в год», причем те, кто их сделает, всего лишь портфельные инвесторы, надеющиеся впоследствии перепродать проекты инвесторам стратегическим. С учетом того, что инвестиционный бизнес весьма рискован (по разным оценкам, в детском возрасте умирают от 70 до 90% Internet-проектов), «стратеги» должны будут заплатить «портфельщикам», чтоб те не остались в убытке, раз в пять — десять больше. А это уже миллиарды. Уже заметно на уровне нашего бюджета.

Представители финансовых и собственно инвестиционных структур оценивают вложение в десятки миллионов и уверяют, что они не спекулянты-портфельщики, а самые что ни на есть стратеги. При этом они сетуют на то, что «инвестируемый» ныне пошел балованный, разговор предпочитает начинать с десятка миллионов у.е. Правда, получив отпор, соглашается на десятки тысяч.

Пессимисты на это ответствуют, что разбаловали инвестируемых всех слоев сами финансисты, а также те, кто раскаляет (следующая стадия после «разогревает») рынок рассказами о грядущем буме то есть потенциальные объекты капиталовложений и поверившие им журналисты. Во время дискуссий они разумно указывали, что в пару (по оптимистичным оценкам) миллионов «рунетян» вложить не то что сотни, даже десятки миллионов долларов с умом весьма затруднительно, если не ставить себе целью их просто «освоить». Что же касается грядущего безудержного роста, то соображение типа «соотношение объемов Internet-рынков России и Америки должно быть по порядку величины равно соотношению их ВВП» выглядит правдоподобно.

В кулуарах гуляла шутка о том, что «стратегический инвестор — это портфельный инвестор, который не успел соскочить». Еще говорили, что в правильном бизнес-плане из 200 страниц 199 должно быть посвящено тому, как все будет хорошо и как много денег получат те, кто вложился в проект, а на последней странице должно быть написано, как выйти из этого бизнеса, если вдруг не сложится.


Выводы и рекомендации

Тенденции развития бизнеса

  • Электронный бизнес становится основным стимулом для инвестиций в ИТ
  • «Гибридный» электронный бизнес превращается в доминирующую бизнес-модель предприятия
  • 70% инвестиций в новые приложения и 50% инвестиций в новые инфраструктуры ИТ будут сосредоточены на преобразовании в электронный бизнес

Технологические направления

  • Продолжается консолидация промышленности: три — пять основных поставщиков контролируют 70% рынка виртуальных технологий
  • Интеграция приложений становится основной задачей ИТ и одним из наиболее важных факторов достижения комплексного успеха электронного бизнеса
  • Высокая надежность, безопасность и сохранение тайны входят в число определяющих факторов при развертывании новых приложений и инфраструктур электронного бизнеса
  • «Коммерция сотрудничества» составляет основную цель новых корпоративных приложений

Перспективы сферы управления ИТ

  • Использование информации и оперативное взаимодействие между предприятиями ускорят развитие стратегий управления ИТ с традиционными измерениями продуктивности/эффективности
  • Выборочное использование внешних ресурсов становится доминирующей организационной моделью ИТ
  • Успешное достижение равновесия означает слияние процессов планирования ИТ и бизнеса

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями