Перспективы электронной коммерции на финансовых рынках России

На электронной бирже РТС ежедневно заключается сделок на несколько миллиардов

На нем обсуждались проблемы, связанные с организацией доступа участников фондового рынка к биржевым площадкам через Internet. Отечественное сетевое сообщество будоражат слухи о фантастических прибылях, получаемых игроками, оперирующими реальными акциями компаний, но на виртуальных биржах. Правда, самих удачливых игроков мало кто знает в лицо.

К счастью, сквозь мифы о виртуальном фондовом рынке все отчетливее проступают черты действительности. Выясняется, что вовсе не обязательно «ходить в Нью-Йорк», на NYSE или NASDAQ, чтобы включиться в захватывающий процесс игры на бирже, достаточно связаться с инвестиционными компаниями, имеющими места на российских биржах.

В круглом столе приняли участие представители ведущих российских бирж — РТС, ММВБ и МФБ. Интересы брокерских домов в новом деле электронной коммерции отстаивали инвестиционная компания «Алор-Инвест», технологическую отрасль представляли специалисты из Intel, а также из компаний «Комстар» и «Элвис+». Такое разделение участников круглого стола делаю намеренно, ибо оно вполне соответствует сегодняшней расстановке сил в связи с внедрением на фондовом рынке нового инструментария.

Позиция бирж максимально сдержанна. Представители биржевых кругов говорили об опасности «интернетизации» фондового рынка, размывании торговых площадок, коммерциализации биржевой деятельности, что в целом может послужить причиной необъективной оценки котировки акций. Самый яркий тому пример — деятельность системы электронных валютных торгов СЭЛТ, когда котировка доллара в этой системе была иной, чем курс ММВБ или курс «черного рынка».

Объясняются подобные несоответствия тем, что с помощью глобальных сетей возникают электронные торговые площадки типа межброкерских расчетных центров (clearing house), в которых принимает участие лишь малая толика игроков, реально действующих на фондовом рынке. Информация о внутренних взаиморасчетах между брокерами, как правило, не выходит за пределы участников сделки. В результате объемы сделок на биржевых площадках падают, котировки акций становятся более подверженными случайным внерыночным факторам и рынок дестабилизируется.

Все это выглядит логично, хотя, может быть, биржевики сгущают краски, потому что просто не заинтересованы, чтобы финансы проходили мимо биржевых площадок. А денежные потоки, связанные с механизмами Internet-трейдинга, уже сейчас достигают значительных величин. По словам представителя РТС, только по электронным заявкам компаний «Никойл» и «Ренессанс-Капитал» ежедневно заключается сделок на несколько миллионов долларов.

Брокеры, напротив, не видят особого вреда в том, что Internet-технологии помогают им составлять реальную конкуренцию биржам. Экономические мотивы тут тоже очевидны — чем больше сделок будет оформлено путем внутреннего сведения заявок, тем меньше процентов придется отчислять бирже. И вряд ли доводы о беспокойстве за судьбу единого и нерушимого рынка окажутся для них выше, чем возможность иметь дополнительную прибыль.

Присутствовавшие на круглом столе юристы предостерегали брокеров от излишней самонадеянности, поскольку по законам биржевого жанра сделка, не зарегистрированная на бирже, может быть оспорена заявителем, причем в случае судебного разбирательства все преимущества будут на стороне клиента.

Трейдеров и биржевиков, по-видимому, меньше всего беспокоят типичные для российской электронной коммерции проблемы безопасности в Сети и неготовности юридической базы. Специфика сетевой деятельности на фондовом рынке такова, что контрагентам электронного документооборота не доставляют особых волнений атаки типа «отказ в обслуживании», так как последние блокируют отклик Internet-ресурса на запрос пользователя, а это в данном случае не имеет значения. Исходя из опыта работы РТС, нет нужды использовать такие механизмы защиты конфиденциальности, как туннелирование по протоколу IPSec или даже протокол SSL. Заявки идут через Internet открытым текстом, снабженные лишь электронной цифровой подписью (ЭЦП). Причина подобного пренебрежения традициями информационной безопасности в том, что содержание заявки теряет свою ценность в течение нескольких минут, поэтому злоумышленнику физически не удастся воспользоваться перехваченной информацией.

Единственная мера безопасности, принятая в Internet-трейдинге, — это использование ЭЦП. Тот факт, что российские законодатели продолжают топтаться вокруг закона об ЭЦП, отнюдь не сдерживает локальное применение этих технологий в отдельных областях. Легитимность ЭЦП в качестве удостоверяющего элемента придает предварительно заключенный «бумажный» договор между участниками электронного обмена с обязательствами и ответственностью сторон при использовании ЭЦП. Аналогом судебного органа, призванного разрешать споры по документам с ЭЦП, брокеры и биржевики видят третейский суд, который может быть сформирован самими же участниками электронного обмена.

Таким представился мне любопытный процесс саморегулирования в Сети, доказавший свою состоятельность на протяжении нескольких лет существования электронных отношений на фондовом рынке. Но самое удивительное, что открылось мне на круглом столе: наконец-таки обнаружился по-настоящему прибыльный Internet-проект. Прибыльный без всяких оговорок.

Правда, пока он не вписывается ни в одну из широко обсуждаемых схем электронной коммерции. Это не виртуальное информационное агентство, зарабатывающее деньги за счет подписчиков, и не электронный магазин, стремящийся к доходу с оборота, не «пирамидообразная» сеть баннерной рекламы, а нечто иное. Данную схему сложно отразить одной простой метафорой, в ней сплавлены элементы консалтинга и удаленного банкинга, сдачи приложений в аренду и электронного документооборота, однако не очевидно, что в ней определено место платежных транзакций. Скорее, ее можно отнести к электронным системам класса business-to-business, только нужно иметь в виду, что контрагентами в ней выступают не только юридические, но и физические лица, частные инвесторы.

Наверное, эту особенность Internet-трейдинга труднее всего будет осознать нашему соотечественнику. Выходит, компьютер и Internet порой могут больше, чем Конституция, — например, уравнять простого россиянина в праве играть активами банков и нефтяных компаний с олигархом.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями