В таких городах, как Мюнхен, Дублин и София Антиполис, — своеобразных европейских кремниевых долинах в миниатюре — нашли себе прибежище тысячи новообразованных компаний, специализирующихся в области информационных технологий.

В Кембридже очень эффективна взаимосвязь всех элементов системы. Там очень высок процент технических компаний, доля которых в экономике в целом достаточно высока, плюс они на виду у инвестиционных фирм. Билл Викстид, директор консалтинговой компании Segal

Их руководство питает большие надежды привлечь инвестиции, которых хватило бы надолго. И все же один из европейских городов вызывает в настоящее время наибольший интерес у инвесторов. Речь идет об английском городе Кембридже.

Стал ли этот средневековый университетский городок очередным «открытием месяца» или он действительно претендует на место крупнейшего инкубатора технологий, которое — почему бы нет? — вполне может стать местом рождения новой Netscape Communications?

Сотрудники новообразованных фирм Кембриджа считают, что именно они могут похвастаться уникально подобранным коллективами талантливых и образованных людей, способными привлечь финансистов. В других уголках Европы также имеется множество блестящих выпускников высших учебных заведений, создающих перспективные компании, однако лишь Кембридж приобрел славу научно-исследовательского центра с историей, насчитывающей столетия, оснащенного к тому же отвечающими современным требованиям предприятиями. По крайней мере, таково мнение ряда инвесторов из Европы и США.

«Я жду от кембриджской компании больше, чем от какого-либо другого европейского предприятия, — отметил Крис Кирби, возглавляющий European Technology Investment Banking at Cowen International, отделение американской инвестиционной фирмы Cowen & Co. — Не вижу причин, почему бы Кембриджу не занять место в первой тройке мировых технических центров».

Кембриджские компании стали популярны среди финансистов, в частности, потому, что история многих из них насчитывает по меньшей мере 20 лет.

«Некоторым начинаниям сопутствовал успех (например, Advanced Risk Machines и Cambridge Display Technologies), а были и такие, кто бесславно закончил свое существование. Информация и о тех и о других доступна инвесторам для анализа», — подчеркнул директор крупнейшей европейской инвестиционной компании 3i Энтони Росс. Он полагает, что поддержка сети банков, инвесторов и других предприятий обеспечивает новообразованным фирмам все необходимые для хорошего старта условия. В других европейских городах отсутствует рынок зрелых компаний, способных оказать помощь начинающим.

Крис Вильямс, вице-президент по стратегическому маркетингу компании Virata, в 1993 году выделившейся из Olivetti Oracle Research Laboratory, уверяет, что в Мюнхене, Дублине и Софии Антиполис отсутствуют традиции помощи начинающим предприятиям со стороны зрелых компаний, которые сами были озабочены поиском средств много лет назад. Сам Вильямс работал некоторое время во французском городе София Антиполис. По его словам, другим техническим центрам Европы удалось привлечь признанные компании, в частности Compaq Computer, однако инфраструктура поддержки предпринимательства у них отсутствует.

«В Кембридже очень эффективна взаимосвязь всех элементов системы, — прокомментировал директор исследовательской и консалтинговой компании Segal Quince Wicksteed Билл Викстид, который собирается опубликовать книгу, посвященную «феномену Кембриджа». — Там очень высок процент технических компаний, доля которых в экономике в целом достаточно высока, плюс они на виду у инвестиционных фирм».

По словам Говарда Геста из инвестиционной фирмы NW Brown & Co., все начиналось два десятилетия назад с Acorn Computer PLC, которая стала ведущей британской компанией — производителем компьютеров, однако утратила свои позиции с появлением на рынке машин, базирующихся на Windows. Затем возникло множество других более или менее удачливых предприятий.

«В Кембридже сложилась очень хорошая атмосфера; все говорит за то, что твоя технология может иметь успех и тебе удастся сделать деньги, — сказал Гест. — Помогает еще и то, что здесь не было ни одного крупного провала».

Помощь от Microsoft

Местные компании стали еще заметнее для мировой компьютерной общественности после того, как корпорация Microsoft в прошлом году приняла решение разместить в Кембридже свой единственный исследовательский центр, расположенный за пределами Соединенных Штатов. А еще раньше, в 1986 году, была основана лаборатория Olivetti Oracle Research Laboratory, которая продолжает поставлять технологии не только для Oracle и Olivetti, но и для других компаний. Не отстают и фирмы широкого профиля; British Petroleum выделила немало средств на проведение совместных с университетом исследовательских проектов.

Как отметил Вильямс из Virata, после пышной рекламной кампании Microsoft заинтересованность инвесторов резко повысилась. Пять лет назад, когда его фирма только начинала свою деятельность, найти деньги было несложно, однако, когда не так давно потребовались дополнительные капиталовложения, полученная сумма даже превысила необходимую, причем интерес исходил преимущественно от американцев.

Впрочем, задолго до появления в Кембридже Microsoft этот город стоял особняком в списке европейских технических центров благодаря связям со знаменитым университетом. Либеральная политика этого учебного заведения в отношении прав на интеллектуальную собственность позволила многим студентам открыть без особых проблем собственные фирмы. В сущности, эти компании составляют часть университетской истории. Викстид сообщил нам, что первая из них была основана одним из родственников Чарлза Дарвина в далеком 1881 году.

По меткому замечанию Кирби, в кембриджских компаниях трудятся люди с «хорошей родословной» в плане исследовательской и управленческой деятельности, чего при всем желании нельзя сказать о представителях других регионов.

Гест утверждает, что отделить университет от промышленности невозможно. Предприятия создают вчерашние студенты и преподаватели, в то время как инвесторам известен неоценимый вклад Кембриджа в науку. История открытий, авторы которых стали лауреатами Нобелевской премии, многое сделала для поднятия престижа города как alma mater специалистов высочайшего класса.

Многие директора компаний также имеют связи с университетом. Например, профессор Роджер Нидхэм руководит исследовательской лабораторией Microsoft и Cambridge Computer Lab, а професссор Энди Хоппер, возглавляющий Olivetti Oracle Research Laboratory, одновременно принимает участие в нескольких венчурных проектах.

В прежние времена уходящие в бизнес ученые фактически занимались продажей своих теоретических исследований. Сегодня успеха добиваются те, кому удается привлечь внимание крупной компьютерной компании. Остается добавить, что нынешний заместитель ректора университета 20 лет проработал в IBM.

С головокружением от успехов придется подождать

Несмотря на благоприятные условия, в Кембридже еще не появилась компьютерная компания, успех которой был бы ошеломляющим. Пожалуй, фортуна проявила наибольшее расположение к компании ARM, которой удалось продать лицензии на свои разработки для процессоров архитектуры RISC таким гигантам, как Digital Equipment и Intel. Тем не менее ARM не обрела пока достаточной известности, а ее офис, расположенный на месте старой водокачки, выглядит недостаточно солидно для крупной компании. И Ionica Group PLC, специализирующаяся на радиосвязи, и Symbionics, занимающаяся разработкой электронной аппаратуры, остаются «героями местного значения».

Как уже было отмечено, компания Acorn, с которой в 1978 году и начался «кембриджский бум», в сущности, исчезла из поля зрения специалистов, после того как иссяк спрос на выпускаемые ею ПК с весьма специфической операционной системой. Сегодня Acorn занимается производством телевизионных приставок.

«Создать крупную компанию — разработчика программного обеспечения, вроде Microsoft, за пределами Штатов сейчас немыслимо», — пояснил Вальтер Хэрриот, исполнительный директор финансируемого университетом центра St. John?s Innovation Centre, который приютил 60 мелких предприятий. Он убежден, что компании — выходцы из его центра могут рассчитывать на ведущие роли только в решении частных задач. К тому же подобного рода предприятия стали возникать в Великобритании достаточно поздно, выпускникам вузов приходится многому учиться на ходу: «Создание компаний, подобных HP или IBM, не согласуется с британской традицией. Предпринимательство не есть наша сильная сторона».

Хэрриот добавил, что рынок Объединенного Королевства сравнительно мал, поэтому предприниматели сразу должны быть готовы к завоеванию симпатий заокеанских потребителей. По существу, кембриджская компания — это американская компания, базирующаяся в Кебридже.

«Нашим компаниям приходится быть интернациональными, иначе им не выжить, — убежден Хэрриот. — Если фирма не поддерживает тесных связей с настоящей Кремниевой Долиной, шансов на успех у нее никаких. В идеале хорошо бы иметь там офис и команду разработчиков».

Это мнение Хэрриота разделяет большинство экспертов. Особенно оптимистичен Викстид. «Я считаю, в Кембридже может появиться вторая Microsoft, но надолго в этом городе она не останется. Здесь можно расти до определенного предела, дальше появится необходимость в солидном представительстве за океаном».

Далеко ли до Америки?

Представители кембриджских компаний готовы согласиться, что ключ к успеху — маркетинг своей продукции в Соединенных Штатах, а то и размещение в этой стране руководства высшего звена.

Согласно информации, предоставленной главой Technology Partnership Джеральдом Эвисоном, 70% доходов его компании, занимающейся разработкой программного обеспечения и комплексных систем автоматизации для биотехнологической промышленности, приносят заграничные заказчики, причем большинство клиентов находятся как раз в США.

Корпорация Advanced Rendering Technologies, специализирующаяся на ПО для обработки трехмерных изображений, даже пошла на то, чтобы нанять директора, который представлял бы компанию «на поле битвы». Более того, руководство ART решило не направлять в США менеджера-англичанина, но пригласить американца, имеющего опыт работы в Кремниевой Долине.

«Кембриджские компании очень сильны в плане разработки технологий, — подчеркнул американский глава ART Джордж Меррик. — А вот продавать эти технологии у них получается не слишком хорошо». По мнению Меррика, именно сочетание британских разработчиков и специалистов по маркетингу из США должно обеспечить ожидаемый результат.

По мнению представителей компаний и инвесторов, американский директор способен обеспечить вкладчикам определенную уверенность в руководстве компании. Карл Элдеркин, глава инвестиционной компании Ohio Valley Venture Firm, в частности финансирующей кембриджские фирмы, отметил, что наличие штаб-квартиры где-нибудь между Саннивейлом и Сан-Матео свидетельствует о широте поля деятельности.

Впрочем, надолго ли Кембриджу удастся сохранить популярность? «В последнее время нам стало гораздо легче говорить с такими инвесторами, как Cowen & Co. или Bank of Boston, — признает Гест, — однако, если благоприятная возможность будет упущена, деньги найдут других адресатов. Кембридж интересен инвесторам именно сейчас. Нельзя сказать, надолго ли».

Пожелавший остаться неизвестным специалист по инвестициям одной из американских фирм заявил, что на некоторое время популярность кембриджских компании среди инвесторов должна еще возрасти. Более того, между последними даже развернется конкуренция, поскольку выделенных средств и так больше чем достаточно.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями