Почему предпринимаемые против компьютерных пиратов меры не дают ощутимого результата?

Свежие ноты в заезженной теме пиратства прозвучали 24 февраля на семинаре с участием фирм PricewaterhouseCoopers, Platinum Software, Microsoft, «Гарант», Landwell и Latham&Watkins. Карл Тихазе, старший юрист Landwell, разделил пользователей нелицензионного ПО на «сознательных» и «несознательных». В первом случае физическое лицо или работники предприятий хорошо понимают, что они нарушают закон, но идут на это из соображений сиюминутной экономической выгоды. «Бессознательно» применяют программный продукт, когда не знают уровень его легальности. Подобные ситуации обычно возникают на предприятиях, где рядовые работники не владеют информацией о том, какое ПО установил на их компьютеры системный администратор. Или сам администратор не знает, что продал его организации дилер. Но в любом случае нарушается закон, производители теряют деньги, и, следовательно, пользователи несут за это ответственность.

Тихазе отметил, что все чаще приходится сталкиваться со случаями «бессознательного» использования. Вызвано это прежде всего изменением стиля работы компьютерных пиратов. Они не довольствуются однократной продажей своей «продукции», а стремятся взять клиента «на обслуживание». Наиболее яркие примеры, иллюстрирующие такой метод работы пиратов, привел в своем выступлении Ефим Быков, руководитель управления сбыта компании «Гарант».

По его словам, если раньше программные продукты можно было условно разделить на хорошо и плохо «пиратируемые», то теперь эта грань в значительной мере стерта. Традиционно активно пиратами издавались операционные системы, игры, офисные приложения, инструментарий для разработчиков. И плохо шли часто обновляемые базы данных (типа «гарантовских») по законодательству. Пираты «отставали» от одной до нескольких недель, что было неприемлемо для значительной части клиентов. Теперь же пиратские обновления зачастую появляются на рынке через день-два после официального или даже одновременно с ним. Основным источником для оперативного доступа пиратов к свежим обновлениям служат крупные корпоративные клиенты. Много хлопот доставляют и так называемые «черные дилеры». Как правило, это люди, которые выдают себя за официальных дилеров, показывают какие-то сертификаты и предлагают потенциальным клиентам перейти на максимальный пакет обновлений за меньшие деньги. Ущерб, приносимый такими «помощниками», очень чувствителен. На их долю приходится до 40% рынка правовых баз данных. А ежегодную сумму ущерба по всем (не только «гарантовским») базам данных Быков оценил в 15-20 млн. долл. Конечно, работы по выявлению подобного бизнеса ведутся. И когда находится очередной «черный дилер», то с ним «беседуют по душам», не передавая дела в суд. В большинстве случаев этого оказывается достаточно.

Тем не менее в кулуарах участники семинара признавали, что пока все предпринимаемые против пиратов меры не дают результата. Несколько возбужденных уголовных дел отпугнули лишь малую часть самых осторожных пользователей, но остальные продолжают приобретать и использовать пиратский «софт», надеясь, что пронесет. Выявлять «черных дилеров» или закрывать отдельные торговые точки хлопотно и малоэффективно, всевозможные программные и аппаратные методы защиты дистрибутивов не слишком действенны (защиту всех видов взламывают, для аппаратных ключей пишутся эмуляторы). К тому же периодически техника начинает конфликтовать с ключами, что вызывает справедливое возмущение клиентов. В общем, мороки больше, чем проку. Свой оригинальный метод борьбы с пиратством применяет фирма «1С», которая часть тиража компьютерных игр выпускает в облегченном (с точки зрения упаковки и поддержки) виде по ценам, не намного превышающим пиратские. И действительно, нелегальные копии игр, издаваемых «1С», на прилавках лотков встречаются редко. Но «1С» находится в особой ситуации. Основная прибыль от игр делается на продаже тиража или лицензии за границу. Экономическое же или правовое программное обеспечение, привязанное к нашей финансовой системе или законодательной базе, за границей никто покупать не будет. Поэтому необходимо развивать правовую базу борьбы с пользователями и продавцами контрафактного товара.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями