Пусть странный декабрь перетечет в поучительный январь без происшествий

Декабрь — месяц странный. Иногда кажется, будто его вовсе нет. Это месяц-ожидание, весь устремленный в один-единственный день — 31 декабря, а в сущности, — в одно-единственное мгновение этого дня — то самое, в которое он переходит в год следующий.

Едва только загораются праздничные гирлянды на домах, а над дверями магазинов появляются елки и громадные цифры следующего года, текущие дела как-то сразу теряют важность и хочется думать только о будущем. О близком будущем — о подарках, шампанском, нарядах, в которых полагается встречать очередной год, и о далеком... Конечно, мысли о далеком будущем никогда не покидают нас, но в это время они становятся одновременно и назойливее, и светлее. Так или иначе, они поглощают почти целиком, превращая дела сегодняшние в докучные долги, с которыми нужно разделаться до нового года.

Похоже, в этом году новогодние украшения появились на улицах особенно рано. То ли сказывается «ответственность момента» (хоть и не новое тысячелетие, но цифра-то какая круглая!), то ли измученные за прошедшие годы люди отчаянно рвутся к празднику.

Этим и опасен странный месяц декабрь. Он прямо-таки подталкивает сбросить темп и предаться празднику раньше времени. А до того единственно значимого мгновения еще нужно дотянуть.

В этом году особенно. В этом году компьютерные технологии грозят как никогда глубоко проникнуть в повседневную жизнь, обернувшись такими крайне неприятными явлениями, как сбои во всем, что имеет хотя бы отдаленное отношение к компьютерам.

Поэтому специалистам, которые так или иначе связаны с компьютерами, придется «выкладываться» на дистанции до конца, причем не исправлять, а хотя бы выявлять и изолировать опасные участки. Уже предлагаются соответствующие методики, было бы кому их исполнять.

Точно так же начеку надо быть и тем, кто НЕ связан с компьютерами. Эти неиспорченные люди, которые еще помнят, как писать ручкой на бумаге или на печатной машинке, где нет клавиши Backspace, чтобы исправлять многочисленные опечатки, вполне могут потребоваться первого января. Можно себе представить, как подскочит нагрузка на традиционную почту, в какой чести будут курьеры, в случае чего.

Обо всем этом должны позаботиться руководители всех рангов. Они первыми претендуют на то, чтобы встречать Новый год в экзотических условиях. Не таких, конечно, как самолеты китайских авиалиний, но в рабочей обстановке. А что же все остальные граждане? Жителям России трудно давать советы, которые подходят нашим западным соседям, — сделайте дома стратегический запас продуктов первой необходимости... когда зарплаты не хватает даже на тактический ужин. Видимо, им просто надо иметь в виду, что что-то может случиться, и не паниковать.

Хочется верить, что не случится ничего, потому что диапазон «чего-то» очень широк — от выключения главного атрибута Нового года — телевизора, до того, о чем страшно даже подумать.

Хочется верить, что странный декабрь перетечет в поучительный январь без происшествий. Тогда и будем рассуждать об уроках проблемы 2000 года. Впрочем, большинство этих уроков очевидны уже сейчас. И они очень просты: например, работать ответственно, делая любую мелочь так, будто она рассчитана на века, а проблемы, если они при такой работе все-таки возникнут, решать загодя.

Благополучный переход к новым цифрам в поле даты вполне может обрушить праведный гнев на голову сегодняшних «пропагандистов» «Проблемы 2000». Сдержать его будет очень трудно, тем труднее, чем больше на решение этой проблемы затрачено. Но, что еще хуже, это может стать своего рода уроком наоборот. Поводом не обращать внимания на предупреждения, что является неочевидным, косвенным дозволением халатности.

Есть и еще один урок.

Помните — слава безумцам, которые ведут себя так, будто будут жить вечно. Чьи это слова? Кто оставляет человечеству книги, храмы... и хорошее ПО? Стоит трудиться, чтобы войти в число этих безумцев.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями