«Я тебе точно говорю — они нас там за людей не считают, как будто все мы говно и звери... Все потому, что мы у них на пансионе. Их фильмы смотрим, на их тачках ездим и даже ихнюю хавку едим. А сами производим, если задуматься, только бабки...»

В. Пелевин, Generation «П»

Давайте попытаемся разобраться в двух вопросах. Первый: после кризиса все больше говорят о «ценовой войне» и ее последствиях для нашего ИТ-рынка; но каковы сравнительные возможности вести такого рода войны у различных ИТ-компаний? И второй: есть ли различия в налоговых условиях для разного типа ИТ-компаний, каковы они, как влияют на выбор инвесторами и владельцами стратегических направлений деятельности?

Думается, эта тема заслуживает серьезного разговора. Может быть, нам удастся понять, почему мы так немного производим, почему так изощренно и настойчиво уходим от уплаты налогов, только ли «необязательность исполнения российских законов» тому причина и пр. Без претензий на исчерпывающие ответы попробуем хотя бы открыть эту тему.

Война и прибыль

Ценовая война, как, собственно, и любые сделки, затрагивает две стороны: продавца и покупателя. Обе эти стороны существуют в определенной нормативной среде, и прежде всего в определенных налоговых условиях. (Подчеркнем, что мы исследуем исключительно легальные, то есть законные бизнес-возможности и бизнес-ситуации. Иными словами, мы анализируем возможности честного бизнеса на российском ИТ-рынке.)

С позиции продавца вести ценовую войну означает работать на некотором минимальном уровне прибыльности, когда владельцы компании готовы подождать с прибылью какое-то время ради захвата (или хотя бы удержания) доли рынка, ради победы над конкурентами или удержания своих позиций. То есть компания работает с нулевой чистой прибылью.

Более того, возможны ситуации временной убыточности фирм с теми же целями. В таких случаях решающей становится готовность акционеров инвестировать средства в компанию и какое-то время ожидать возврата инвестиций. Это очень сильно зависит от индивидуальных качеств акционеров, и исследование данного варианта потребует дополнительных предположений.

«Честные» обманщики

Стоит обсудить и позицию покупателя. Выбор покупателем из двух компьютерных продавцов того, чьи цены ниже, выглядит наиболее естественным. Рыночная свобода, в конце концов!

Но именно эта «естественность» и приводит к ценовым войнам и демпингу. Именно этот «естественный» процесс и толкает продавца к экономии на качестве товаров и услуг и к стремлению «минимизировать» налоги до «ниже пола».

Все мы, покупатели, считаем себя порядочными людьми и наверняка не хотели бы иметь ничего общего с мошенниками. Так почему мы предпочитаем все же иметь дело с таковыми, когда речь идет о бизнесе? Полагаете, что в обмане государства ничего страшного нет? Может быть, вам кажется, что если продавец обманывает государство, то вас это не касается? Может быть, думаете, что вас, именно вас, этот ваш партнер не обманет?

Предположим, покупатель решает иметь дело с компьютерной фирмой XYZ, являющейся российским производителем (доля добавленной стоимости 95%). И предположим, что объявленная цена одного человеко-дня фирмы XYZ составляет, например, 30 долл. Так вот, уважаемый покупатель, реально это означает либо переоценку (приписку) количества человеко-дней, либо отсутствие необходимой квалификации у исполнителя, либо факт тотальных налоговых нарушений в фирме XYZ. Другими словами, компания обманывает либо покупателя, либо государство. Более того, часто происходит и то и другое одновременно, то есть исполнитель мошенничает и с вами, и с налоговой инспекцией! Выбрав такого производителя из соображений дешевизны, покупатель рискует в любой момент оказаться в лучшем случае без результата и без исполнителя, а в худшем — невольно втянутым в финансовые махинации своего партнера со всеми, как говорится, вытекающими. Любая, если угодно, «цивилизованная» дешевизна имеет свои пределы.

В конце концов, все давно привыкли к тому, что если нам предлагают, извините, водку по 15 рублей за бутылку, то это явная подделка, не имеющая ничего общего с настоящим и уважаемым «продуктом», а вот возможность отравиться такой «водкой» очень даже реальна! Нормальный покупатель не станет брать такой продукт, и тем более использовать его по назначению.

Легко подсчитать, что только 3 долл. и 50 центов из объявленных 30 фирма XYZ может легально потратить на зарплату, при средней оплачиваемой загрузке 70% рабочего времени (средним показателем по отрасли является 65%). Это связано, с одной стороны, с такой вещью, как постоянные расходы, а с другой — с действующей налоговой системой.

Если обратиться к данным о средних зарплатах в компьютерном бизнесе, то окажется, что минимальная стоимость (без всякой прибыли, одни расходы и налоги!) человеко-дня фирмы XYZ должна составлять 140 долларов (оценка средняя, так как вилка в зарплатах весьма значительна). И всякий производитель, предлагающий цену меньше этой, либо приписывает число человеко-дней, либо не имеет необходимой квалификации, либо нарушает Налоговый кодекс. В любом случае вы имеете дело с обманщиками!

В конечном счете цена складывается из нескольких всем известных компонентов: (1) цены комплектующих и оборудования, (2) расходов на оплату труда, включая офисные, маркетинговые и пр., (3) налогов, которые достаются государству, и (4) прибыли, которая достается владельцам/акционерам. Любая компьютерная фирма «добавляет стоимость» к (1). Если доля (1) в программных разработках, обучении, консультациях невелика, то при отверточной сборке персоналок доля (1) вряд ли может опуститься ниже 70%. Насыщенность рынка, с одной стороны, и рынок комплектующих — с другой, этого не допустят.

Экономика, освобожденная от производителя

Но давайте посмотрим на происходящее с третьей стороны, а именно со стороны налогового климата, в котором живут и покупатели и продавцы. Каковы эти самые налоговые условия? Что они стимулируют, что запрещают, чему помогают?

И если в период экономического кризиса выживают наиболее сильные, эффективные и совершенные, то каковы представления российской экономики о «совершенстве» и «эффективности» предприятий?

Так вот, как говорится, вы будете смеяться, но оказывается: чем меньше структура производит, чем меньше она добавляет стоимость, тем она совершеннее в российских условиях! Российская экономика освобождается от производителей, а в период кризиса тем более!

Доказать это несложно. Для этого надо сравнить доли налогов в обороте, которые необходимо заплатить двум разным фирмам: с относительно маленькой (от 1 до 30%) долей добавленной стоимости (условно говоря, «дилер») и с большой долей (от 70 до 100%) добавленной стоимости («разработчик»), при условии одинаковой прибыльности фирм. Таким образом, «красные» сборщики, вместе с продавцами офисной техники, дилерами и реселлерами, попадают в условную категорию «дилеров», тогда как программные разработчики, учебные центры, консультационные фирмы — в категорию «разработчиков».

Логика проста: если при одинаковой прибыльности производитель платит меньше налогов, то при отсутствии кредитной или какой-либо иной помощи производителям это (государственный!) стимул быть производителем.

Зачем это нужно российской экономике, кажется, объяснять не нужно: появляются новые рабочие места, повышается квалификация кадров, сокращается «отток мозгов» на другие рынки и пр. Наконец мы начнем хотя бы что-нибудь производить, кроме бабок. Если же производитель платит большую долю налогов, это означает, что государству собственные производители не нужны, даже если они дают товары, услуги, рабочие места и все прочее, что они обычно дают. Оказывается, если учесть всего два вида налогов — на прибыль (35%) и налоги на добавленную стоимость (26%), включая оборотные и налог с продаж, получается следующая картинка.

Для определенности проанализируем три почти наугад выбранных уровня чистой доходности, скажем, 0% — «безубыточность» или «ценовая война», 20% — «весьма умеренный рост» и 40% — «минимальный порог инвестиционной привлекательности».

Оказывается, налоговые условия «дилера» и «разработчика» просто несопоставимы (см. табл. 1.1 и 1.2).

Для того чтобы обеспечить указанный уровень доходности, необходимо достичь определенной рентабельности, то есть отношения прибыли (до уплаты налога) к затратам. Попробуем выяснить, каковы относительные возможности у «дилеров» и «разработчиков» (см. табл. 1.3)

Достичь таких уровней рентабельности (а следовательно, и чистой прибыли) на российском рынке, мягко говоря, довольно трудно, если не сказать нереально. При этом для «разработчика», с точки зрения уровня рентабельности, это по крайней мере в полтора-два раза труднее, чем для «дилера». Другими словами, для того чтобы обеспечить одинаковый уровень прибыльности, наценка (или маржа) у «разработчика» должна быть в полтора-два раза больше, чем у «дилера»! Здесь, в частности, кроется ответ на вопрос, насколько «разработчик» и «дилер» могут приближать цену своей продукции к ее стоимости, при этом оставаясь безубыточными (или одинаково прибыльными) и, разумеется, честно заплатив налоги. Если бы у «разработчика» возможностей для этого было больше, тогда можно было бы говорить о том, что государство предоставляет ему преимущество. Увы, в реальной жизни все обстоит наоборот.

Кем быть - дилером или разработчиком?

Прибыльность/

Типы компаний
Безубыточность=0% чистой прибылиУмеренный рост=20% чистой прибылиИнвестиционная привлекательность=40% чистой прибыли
1.1. Доля налогов в обороте*
Дилеры От 0,3 до 7% От 11 до 18% От 22 до 29%
Разработчики От 20 до 26% От 31 до 38% От 41 до 48%
1.2. Доля налогов в прибыли до уплаты налогов**
Дилеры 100% От 35 до 48% От 35 до 42%
Разработчики 100% От 61 до 65% От 51 до 55%
1.3. Рентабельность***
Дилеры 0,0% От 45 до 50% От 170 до 200%
Разработчики 0,0% От 63 до 75% От 325 до 500%
Прибыльностьинвестиций/

Типы компаний
ROI=0% ROI=20% ROI=40%
2.1. Доля налогов в обороте*
Дилеры От 0,3 до 7% От 9 до 15% От 13 до 20%
Разработчики От 20 до 26% От 26 до 33% От 30 до 36%
2.2. Доля налогов в прибыли до уплаты налогов**
Дилеры 100% От 35 до 52% От 35 до 47%
Разработчики 100% От 67 до 74% От 60 до 67%
* Учитываются налог на прибыль, оборотные и на добавленную стоимость. Здесь не учтены налоги на фонд оплаты труда; для упрощения они считаются как бы «затратами».

** Учитываются налог на прибыль, оборотные и на добавленную стоимость.

*** Здесь под рентабельностью понимается отношение прибыли до уплаты налога к затратам.

С точки зрения инвестора/акционера более показательным и привычным признаком является не чистая прибыль, а Return on Investment (ROI) — прибыль (или возврат) на инвестиции.

Проделаем тот же анализ для трех различных уровней ROI (0%, 20% и 40%). В этом случае мы получим несколько более «мягкую» для «разработчиков» картину, тем не менее качественно не отличающуюся от предыдущей (см. табл. 2.1 и 2.2).

Разница в два-три раза сохраняется: «разработчик» обязан отдать государству существенно большую часть оборота, чем «дилер».

Можно попытаться учесть инфляцию, но это чисто технический вопрос. Оказывается, значения показателей в этом случае будут еще более удручающими для «разработчиков». Что и требовалось доказать ... к сожалению.

Итого

На мой взгляд, существенными для решения обсуждаемых вопросов являются:

  • налоговые условия, созданные государством;
  • наше желание и умение производить не только «бабки»;
  • наше стремление «отбелить» экономику, а вместе с ней и нашу жизнь, в конце концов, наше желание поступать порядочно и иметь дело с порядочными людьми, сколь бы субъективными ни были понятия «желание» и «порядочность».

А как вы считаете?

Игорь Тарасович Кадощук — директор Национального института программных технологий (NIST). С ним можно связаться по электронной почте по адресу eco@igor-kado.mtu-net.ru.

Цена человеко-дня=30 долл.

При оплате 70% рабочего времени из 30 долл. ежедневно остается только 21 долл. Из них 4,58 долл. приходится на налог на добавленную стоимость, на прибыль и оборотные, включая налог с продаж. Расходы на содержание одного рабочего места, офисные расходы, командировки, маркетинг и представительские расходы составят 11,5 долл. (что совсем немного, даже нереально). Наконец, потратив на заработную плату 3,5 долл. (то есть 77 долл. в месяц!), мы должны заплатить 1,42 долл. разных налогов на фонд зарплаты. Никакой прибыли, никаких подарков, никаких премий.


Цена человеко-дня=140 долл.

При оплате 70% рабочего времени из 140 долл. ежедневно остается только 98 долл. Из них 21,32 долл. приходится на налог на добавленную стоимость, на прибыль и оборотные, включая налог с продаж. Расходы на содержание одного рабочего места, офисные расходы, командировки, маркетинг и представительские расходы составят 23,93 долл. (что более реально). Наконец, потратив на заработную плату (и премии!) 37,54 долл., мы должны заплатить 15,21 долл. разных налогов в фонд зарплаты. Это означает, что мы сможем обеспечить средний доход работающих, включая высших менеджеров, на уровне 826 долл. в месяц. Опять же никакой прибыли, никаких подарков, никаких премий.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями