Где грань, отделяющая добросовестную конкуренцию от недобросовестной?

Решение судьи состоит из 412 пунктов и представляет собой перечисление фактов, которые, по мнению суда, свидетельствуют против Microsoft
Корпорация Microsoft признана американским судьей монополистом — информация под таким заголовком появилась во всех информационных агентствах 6 ноября. Для противников корпорации и всего того, что она делает, это вроде как праздник. Сама же Microsoft и ее сторонники, напротив, приуныли.

Конечно, суды США уже неоднократно применяли отдельные положения антитрестовского законодательства, основу которого составляют закон Шермана (официальное название — Закон, направленный на защиту промышленности от незаконных ограничений и монополий) и закон о федеральной торговой комиссии (эти два закона являются фундаментом антимонопольного законодательства США). Чаще всего в поле зрения федерального и окружных судов попадали гиганты тяжелой индустрии, сейчас же ситуация кардинально изменилась.

Корпорации никто не предъявляет претензии в том, что ею практически захвачен и подчинен мировой рынок программного обеспечения, дело в другом. В конце концов, если тебе удалось изобрести нечто, на что конкуренты не успели или не смогли ответить достойным аналогом, то по американским законам ты честный предприниматель. Правда, лишь в том случае, если ты добился всего этого исключительно законными методами и не использовал свое доминирующее положение на рынке для какого-либо ограничения деятельности конкурентов.

Вот здесь и находится та грань, которая отделяет добросовестную конкуренцию от недобросовестной. Например, устраивать ценовые войны — это по правилам, а пытаться купить конкурента — уже не совсем. Правда, в США сосредотачивать в одних руках или в управлении одной компании конкурирующие фирмы тоже противозаконно. Поэтому приобретение крупных пакетов акций отслеживается Федеральной торговой комиссией. В свое время ею была аннулирована попытка покупки корпорации Netcape, и тогда же был подан первый иск о недобросовестной конкуренции.

Решение судьи состоит из 412 пунктов и представляет собой перечисление фактов, которые, по мнению суда, свидетельствуют в пользу того, что Microsoft пыталась и пытается захватить рынок операционных систем, используя незаконные приемы и средства. В основном судья ссылается на нарушение параграфов 1 и 2 упомянутого закона Шермана, который преследует любые попытки объединения «с целью ограничения промышленности либо торговли», а также любые другие действия «с той же целью». Кстати, покупка конкурирующей компании как раз и является таким действием.

Достаточно много места в этом решении занимает раздел Background (пп. 1-17). В нем дается толкование используемых терминов, а также некоторые, связанные с терминологией, факты. Вторая часть (пп. 18-32) посвящена обзору относящихся к делу сегментов рынка. Третья часть озаглавлена Microsoft?s power in the relevant market («Влияние Microsoft на соответствующие рынки»), в ней подробно расписано сегодняшнее положение корпорации на рынке.

Правда, следует заметить, что решение как таковое не имеет резолютивной части, то есть оно не требует своего исполнения в каком бы то ни было виде. Оно, несмотря на впечатляющий объем, является лишь установлением факта, имеющего юридическое значение, а именно того, что Microsoft, несмотря ни на что, является монополистом на рынке операционных систем и периодически пытается недобросовестно использовать свое доминирующее положение.

Это решение является всего лишь поводом для возбуждения антитрестовского процесса, который продлится еще не один год, а два или три. Далее, в случае принятия какого-либо решения (например, о разделении корпорации на заведомо конкурирующие между собой субъекты) оно будет исполняться не один год. Разделить любую компанию — дело нелегкое, а такую, как Microsoft, тем более, ведь ее влияние на экономику США огромно, и поэтому любые манипуляции будут производиться крайне осторожно.

Возможен также вариант, что Microsoft делить не станут, и не потому, что ее адвокаты этого добьются. Возможно применение других санкций вплоть до введения специального режима налогообложения к корпорации, что очень маловероятно.

На самом деле решение судьи Томаса Джексона для Microsoft ничего не меняет, по крайней мере пока. И поэтому они имеют полное право «смотреть в будущее с оптимизмом».

Так что не стоит ни грустить, ни радоваться: еще ничего не решено. Американская система правосудия сделала только первый маленький шажок на пути демонополизации рынка операционных систем.

Екатерина Звегинцева, Василий Прозоровский — юристы-практики.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями