1953-й — год рождения Большой электронной счетной машины

С. А. Лебедев и В. А. Мельников
налаживают БЭСМ-1
В 1953 году вводятся в эксплуатацию две основные рабочие лошадки первых советских ВЦ — ЭВМ БЭСМ и «Стрела». Эти машины с 1950 года разрабатывались разными организациями — Академией наук и Министерством машиностроения и приборостроения, которые конкурировали друг с другом, как ни странно звучит подобное утверждение в контексте советских условий начала 50-х.

И тем не менее так сложилось, что предполагавшие вначале сотрудничать академический ИТМиВТ и отраслевое министерство превратились в соперников. Утвержденное Сталиным постановление правительства предписывало проводить работы над вычислительными машинами параллельно в институте и в принадлежащем министерству СКБ-245.

С БЭСМ начинается славная история ИТМиВТ как флагмана отечественных ЭВМ. В начале 1950 года директором института становится Лаврентьев. По его приглашению в ИТМиВТ переходит и Лебедев. В Киеве разработка МЭСМ близится к концу, и ученый берется за реализацию нового проекта — теперь уже Большой электронной счетной машины (БЭСМ). Эту аббревиатуру расшифровывают также как Быстродействующая электронная счетная машина, что вполне оправданно, поскольку к 1956 году очередное творение Лебедева оказалось самым быстрым не только в СССР, но и в Европе.

Однако к моменту ввода в эксплуатацию в начале 1953 года БЭСМ отставала от своей соперницы — «Стрелы». На «Стрелу» работали три вновь созданные организации: НИИСчетмаш, СКБ-245 и завод счетно-аналитических машин (САМ), во главе которых стоял Михаил Авксентьевич Лесечко. Основным разработчиком было СКБ-245. Когда на заключительной стадии создания обеих машин понадобилось укомплектовать запоминающее устройство потенциалоскопами, оказалось, что на всех не хватает. Само собой, министерство в первую очередь позаботилось о своем детище, оставив ИТМиВТ ни с чем.

Лебедеву пришлось искать замену, и в первом варианте БЭСМ использовалась громоздкая память на ртутных трубках. Из-за этого не удалось достичь заложенного в проект быстродействия машины в 7-8 тыс. операций в секунду, что в несколько раз опережало параметры «Стрелы» (2-3 тыс. операций в секунду). Но даже несмотря на это, специальная комиссия президиума Академии наук в конце концов признала, что по своим характеристикам машина Лебедева превосходит разработку СКБ-245. Поэтому в конце 1954 года БЭСМ вышла из положения падчерицы и получила необходимые для нормальной работы памяти потенциалоскопы. После чего удалось наконец «раскрутить» машину на полную мощность — максимальная производительность БЭСМ составляла 10 тыс. операций в секунду.

В 1953 Лебедев сменил Лаврентьева на посту директора ИТМиВТ и стал действительным членом АН СССР. Через три года он выступит на конференции в Германии, в Дармштадте, и его доклад произведет настоящий фурор. Оказалось, что по скорости обработки данных ни одна машина в Европе не могла сравниться с почти никому не известной советской ЭВМ.

Но не стоит принижать значение второй машины, появившейся в 1953 году. Прежде всего потому, что создание «Стрелы» связано с именем Башира Искандаровича Рамеева, который вместе с Лебедевым и Бруком может быть назван основателем советской школы разработки вычислительных машин. До конца 60-х Рамеев был главным идеологом универсальных ЭВМ и первым в нашей стране выдвинул и попытался реализовать идею семейства ЭВМ с единой архитектурой. Ту идею, которая затем будет воплощена в знаменитых ЕС и СМ ЭВМ.

В СКБ-245 молодой тогда Рамеев попадает после долгих мытарств в поисках работы — его автобиография была основательно подпорчена клеймом «сына врага народа». Но инженерный талант, ярко проявившийся еще в период работы с Бруком, не мог остаться незамеченным, и Лесечко под личную ответственность приглашает Рамеева заведовать лабораторией в созданном незадолго до этого СКБ-245. Формально Рамеев считался заместителем главного конструктора «Стрелы», Базилевского, но фактически именно он был автором проекта машины.

Более удачливая «Стрела» была выбрана для промышленного выпуска. Все машины, о которых мы уже рассказывали — МЭСМ, БЭСМ, М-1 и М-2 — создавались в единичном экземпляре, в лабораторных условиях, силами разработчиков. «Стрела» — первая в СССР серийная ЭВМ: завод САМ выпустил семь экземпляров. Первый поступил в ИПМ АН СССР, следующие устанавливались в вычислительные центры, которые начали создаваться в Академии и в министерствах, связанных с атомной энергетикой и аэрокосмическими исследованиями.

Можно сказать, что ИТМиВТ и СКБ-245 в процессе создания машин создавали сами себя. Специалисты по ЭВМ начала 50-х становились таковыми в процессе работы над машиной, ведь до них этим никто не занимался. Для макетирования основных блоков БЭСМ и «Стрелы» привлекались студенты-практиканты и выпускники, а основной кузницей кадров стал МЭИ. Здесь же Лебедев начинает читать курс лекций по вычислительной технике. А в МИФИ аналогичную работу ведет Рамеев. Его, правда, после 1953 отстранили от преподавания, поскольку сам лектор не имел законченного высшего образования.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями