Коммерческий директор «ВымпелКом» о развертывании новой сотовой сети

Николай Прянишников:

«Что касается проекта

«Би Лайн GSM», то мы

надеемся окупить его за

пять лет»
Конкуренция на рынке услуг сотовой связи нарастает. В начале лета компания «ВымпелКом» запустила в коммерческую эксплуатацию новую сотовую сеть в стандарте GSM в диапазонах 900/1800 МГц. По всем своим параметрам это один из крупнейших инвестиционных проектов в области услуг связи в России. О его экономической подоплеке заместитель главного редактора Computerworld Россия Григорий Милов беседует с коммерческим директором компании «ВымпелКом» Николаем Прянишниковым.

Конкуренция на рынке услуг сотовой связи нарастает. В начале лета компания «ВымпелКом» запустила в коммерческую эксплуатацию новую сотовую сеть в стандарте GSM в диапазонах 900/1800 МГц. По всем своим параметрам это один из крупнейших инвестиционных проектов в области услуг связи в России. О его экономической подоплеке заместитель главного редактора Computerworld Россия Григорий Милов беседует с коммерческим директором компании «ВымпелКом» Николаем Прянишниковым.

Сколько средств ваша компания инвестировала в инфраструктуру GSM?

Точно сказать я затрудняюсь. Массированные вложения начались еще в 1997 году, когда нам удалось договориться о получении товарного кредита от Alcatel в размере 135 млн. долл. Впоследствии инвестиции продолжались, но уже в меньших объемах. Суммарные затраты я оценил бы как около 200 млн. долл.

Как быстро предполагается вернуть эти вложения и когда проект начнет окупаться?

Мировая индустрия услуг связи развивается примерно по одним и тем же законам. Приходит серьезный инвестор. Создает операторскую компанию. Вкладываются большие средства в инфраструктуру. Затем сеть выводится в коммерческую эксплуатацию и начинается привлечение абонентов, получение доходов и окупаемость. Сроки окупаемости варьируются. В области сотовой связи — это около пяти лет. На развивающихся или слабых рынках — несколько больше.

В России до последнего времени все было не совсем так. Первые сотовые операторы начинали с очень маленьких объемов инвестиций. Им хватало денег, чтобы установить одну-две базовые станции. Например, у МСС станция стояла на Котельнической набережной, а у «ВымпелКома» — на здании МИД. Но ажиотаж и новизна сотовой связи позволяли операторам извлекать сверхприбыли. Эти деньги реинвестировались в сеть и постепенно операторы стали заметными фигурами на рынке. Одна из причин, по которой «ВымпелКом» добился столь высоких результатов, по моему, состоит в том, что ему удалось захватить существенную долю рынка в этот период сверхприбыльности.

Сейчас, конечно, все изменилось. Однако и «ВымпелКом» уже не начинающая компания. Сегодня его акции котируются на Нью-Йоркской фондовой бирже и его возможности по привлечению средств для развития во многом уникальны для российского рынка. Этой весной блокирующий пакет акций компании был продан норвежской фирме «Теленор», что в некотором смысле тоже уникально в контексте общей экономической ситуации в стране после прошлогоднего августовского кризиза. Сегодня «ВымпелКом» инвестирует в инфраструктуру часть заработанной прибыли и деньги, привлеченные с помощью выпуска акций. Кредитов мы почти не используем. У нас сохраняются старые кредитные линии, в том числе те, о которых мы говорили, однако новых мы не открываем.

Если говорить о сроках окупаемости, то в случае DAMPS не было больших начальных инвестиций, проект очень быстро начал приносить прибыль, за счет которой и развивался. Что касается проекта «Би Лайн GSM», то мы надеемся окупить его за пять лет, если же брать какие-то региональные проекты, то там, конечно, сроки могут быть существенно выше.

Как определяется себестоимость услуг сотовых операторов?

Как вы понимаете, в себестоимость услуг оператора сотовой связи входит несколько составляющих. Во-первых, это капитальные вложения в инфраструктуру. Поскольку зачастую деньги на развитие инфраструктуры привлекаются извне, их необходимо возвращать с учетом текущей процентной ставки. Во-вторых, есть эксплуатационные затраты, необходимые на поддержание в рабочем состоянии сети, на обслуживание абонентов. Наконец, в-третьих, затраты на привлечение абонентов. Если раньше, в период монополизма, и даже несколько позже, во времена бурного роста сотовых операторов, эти затраты не играли существенной роли, то теперь они стали очень и очень заметными. Сегодня эффективность оператора определяется в том числе и тем, сколько денег он вкладывает на привлечение каждого дополнительного абонента.

В каком соотношении эти три фактора входят в себестоимость? Какой из них играет главную роль?

Это очень сложный вопрос и на него нет прямого ответа. Есть еще один параметр, который существенно влияет на себестоимость, — это загруженность сети. Например, сегодня у «ВымпелКома» есть очень большие неиспользованные резервы по емкости, или пропускной способности, сети. Но и количество наших абонентов очень быстро растет. Если мы сумеем загрузить нашу сеть полностью, то себестоимость услуг будет достаточно низкой. С другой стороны, поддержка избыточной инфраструктуры приводит к тому, что у «ВымпелКома» большая амортизация, и это отражается на суммарной прибыльности. Короче, вопрос не простой.

Если вернуться к капитальным вложениям «Вымпелкома», очевидно, что они входят в себестоимость через некую среднюю кредитную ставку, то есть тот процент, под который «ВымпелКом» в состоянии привлекать сторонние деньги. Какова эта средняя кредитная ставка в вашем случае?

Как я уже отметил, «ВымпелКом» находится в уникальном положении частично благодаря тому, что акции нашей компании котируются на Нью-Йоркской бирже, частично потому, что недавно блокирующий пакет акций был продан западному инвестору. Мы привлекли средства на развитие самым, с нашей точки зрения, дешевым способом, путем дополнительной эмиссии акций компании. В этом отношении нам легче, чем другим.

С вашей точки зрения, какие цели ставит перед собой ваш стратегический инвестор — норвежская компания «Теленор»?

Как и всякий инвестор, «Теленор» может рассчитывать на возврат инвестиций в случае, если новые проекты «ВымпелКома» быстро окупятся и начнут приносить прибыль, или если цена акций «ВымпелКома» будет расти опережающими темпами, или же если благодаря инвестициям в России цена акций самого «Теленора» будет расти. Темпы же роста наших акций зависят от целого ряда параметров: это и темпы роста компании, и ее прибыльность и так далее. Более конкретно о наших внутренних прогнозах этих темпов роста я пока не могу говорить, статус публичной компании подразумевает одновременное извещение о предполагаемом поведении акций на фондовом рынке всех инвесторов.

Какие особенности российского рынка способствуют росту числа абонентов сотового оператора, какие ему препятствуют?

В московском регионе формируется и растет средний класс. После кризиса, естественно, этим людям стало тяжелее, но сотовый рынок — очень хороший показатель его существования. До кризиса количество абонентов сотовых сетей росло со скоростью 20-22 тыс. в месяц. В апреле этого года появилось 35 тыс. новых клиентов, в июне — 40 тыс. К сожалению, Москва по количеству представителей среднего класса на порядок впереди регионов.

Нам очень на руку низкая развитость телекоммуникационной индустрии в России, и в Москве в частности. Например, количество таксофонов, качество их работы крайне неудовлетворительны даже в Москве. Также в нашу пользу оказалось медленное развертывание телекоммуникаций в районах новостроек, в дачных районах.

Очень сильное влияние на рынок оказывает фактор моды. Владеть сотовым телефоном давно уже стало престижным.

Из препятствующих факторов отмечу один — налоговое бремя. Как публичная компания мы платим все налоги, но в данной ситуации это очень тяжело. Мы сотрудникам не можем платить много из-за этого, и если раньше по крайней мере были видны какие-то намерения правительства относительно уменьшения налогового бремени, то теперь и попытки такие сошли на нет. Мне кажется, без существенного уменьшения налогов нам не удастся вывести из тени половину экономики, малый, средний бизнес. Кроме того, сдерживается развитие предпринимательства.

Другой важный фактор — низкая стоимость традиционной фиксированной связи. МГТС поддерживает эти тарифы фактически ниже себестоимости и терпит убытки.

Запуская новые проекты, в частности «Би Лайн GSM», на каких пользователей вы ориентируетесь прежде всего? Не считаете ли вы, что введение новых тарифов в стандарте GSM может существенно затормозить рост продаж в области других стандартов, например DAMPS?

Мы рассчитываем привлечь новых абонентов и захватить значительную долю рынка новых пользователей. Мы считаем, что услуги «Би Лайн GSM» очень конкурентоспособны и будут пользоваться спросом. При этом понимаем, что миграция пользователей от одного оператора к другому в условиях сильнейшей конкуренции на московском рынке — нормальное явление. Тем не менее мы не рассчитываем на существенное увеличение клиентуры за счет «перебежчиков». Просто стараемся сделать наше предложение лучше, удобнее и дешевле для пользователя. Если же наши предложения привлекут к нам клиентов других операторов, мы будем это только приветствовать.

Что касается стандарта DAMPS, то мы стараемся аккуратно позиционировать все выпускаемые нами услуги в различных сегментах рынка. Сеть DAMPS к настоящему моменту практически окупила себя. Она работает очень надежно и очень качественно, и мы надеемся, что будем привлекать потребителей еще неограниченное время. «Отставка» этой сети определенно пока не грозит.

Во всем мире сотовые операторы спонсируют приобретение сотовых телефонов своими абонентами. Похоже, в последнее время эта мода распространилась и в России. Известно ли вам что-нибудь относительно себестоимости трубок, особенно младших моделей?

Начну с того, что те благодатные времена, когда операторы серьезно зарабатывали на продаже сотовых трубок, давно и безвозвратно прошли. Сегодня себестоимость телефонов меняется очень динамично. К примеру, начиная акцию по продвижению телефонов за 99 долл., мы существенно субсидировали абонентское оборудование. Мы сознательно пошли на эти затраты, и не прогадали. Впоследствии путем переговоров с рядом наших поставщиков добились серьезного снижения цен на абонентское оборудование. Сегодня мы уже не теряем денег на продаже дешевых трубок. Думаю, в дальнейшем ситуация будет только улучшаться. В стандарте GSM сегодня уже больше 160 млн. абонентов по всему миру, и это количество постоянно растет. Отсюда — существенная экономия от масштаба в производстве самых популярных моделей. Уже нынешней осенью я ожидаю дальнейшего снижения цен.

Говоря о привлечении новых абонентов, нельзя вести речь только о субсидировании оборудования для них, дилерские комиссионные сегодня также достаточно велики. Например, на поддержание 400 дилерских точек в Москве, продающих контракты «Би Лайн», тратятся очень крупные деньги. Однако мы считаем, что именно дилеры являются маховиком раскручивания рынка сотовой связи в России и поэтому с готовностью идем на эти затраты.

Потенциальная возможность предлагать сотовые телефоны в качестве бесплатного приложения к долгосрочным контрактам в Москве или России, конечно, существует, однако развитие таких схем сдерживается низким уровнем развития финансовых институтов. В России нет такого понятия, как кредитная история того или иного человека. Ничего не зная о кредитной истории абонента, достаточно сложно застраховаться от нарушения или невыполнения договора с его стороны. Это особенно трудно при работе с телефонами стандарта GSM, поскольку в этом случае достаточно сменить карточку, для того чтобы устройство работало под другим номером или в другой сети.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями