На конференции Progress Software маркетинговые стратеги компании с такой жадностью набросились на новенькое, как будто не приглашенные журналисты, а они сами зарабатывают новостями. А рынок ASP — уже полгода непроходящая сенсация. Пионерам ASP-бизнеса приходилось не только отвечать на вопросы, но и участвовать в съемках для телевидения, позировать для буклетов, ну а об обычных интервью и говорить нечего. Суперзвездой был Роберто Андре Мосиеро, симпатичный парень из Бразилии, директор по технологиям компании B&M Informatizacao. Маркетологи из Progress рекламировали его не меньше, чем собственные программы. Редактор Computerworld Россия Игорь Левшин все же прорвался к Роберто и взял у него небольшое интервью.

Расскажите, пожалуйста, как ваша организация пришла к модели ASP.

Созданное нами приложение управления предприятием первоначально функционировало так: пользователи работали с символьными терминалами, а само приложение исполнялось на Unix-сервере. Было это пять лет назад. Приложение было очень большим, состояло из многих модулей: налоги, прием на работу, медицинские страховки, расходы и так далее. Такое приложение не ориентировано на малые предприятия, потому что для нормальной его работы нужна уже какая-то инфраструктура: коммуникации, Unix-сервер, персонал для поддержки базы данных. Для предприятий с числом сотрудников до 150 оно было слишком сложным, но нам хотелось продвинуться на этот рынок. Многим нашим клиентам вообще был нужен только модуль зарплаты. Кроме того, работа с системой должна была быть предельно простой. Всю сложность продукта нам предстояло спрятать за новым, удобным пользовательским интерфейсом.

Прикинув свои возможности, мы решили перескочить через стадию графических приложений, через архитектуру клиент-сервер и сразу переписать приложение для работы через Web. Интерфейс мы сделали настолько простым, что в нем фактически осталось всего несколько полей и пара кнопок.

И что, в таком виде приложение подходит любому пользователю?

За интерфейсом спрятаны настройки, доступные администратору приложения и программистам. Настроек довольно много, и они достаточно гибкие, поэтому нам никогда не приходилось переписывать куски кода под конкретных заказчиков. Как правило, приложение настраивалось один раз перед запуском, и дальнейшего вмешательства не требовалось.

Затем мы подумали: у большинства наших клиентов запросы самые скромные. Им надо запустить программу по определенным дням месяца, чтобы она показала, сколько кому начислено и сколько осталось. Зачем им ради этого покупать лицензии, развертывать систему? Модель ASP упрощает жизнь и им и нам.

Да, но все ее преимущества опираются на работу через Сеть. У многих ли в Бразилии есть доступ к Internet?

Сейчас Internet в Бразилии растет быстрее, чем в США. Сказать точно не могу, но в стране несколько миллионов пользователей. Каждая организация стремится представить себя в Сети. Правда, предприятие, использующее Сеть для взаимодействия со своими бизнес-партнерами, встретишь не часто. Но число пользователей, имеющих доступ к Internet из своего дома, огромно. Для нас это очень большой сегмент рынка. Наш продукт как раз идеально подходит для тех, кто может использовать домашнее соединение с Internet. Они могут выйти в Сеть поздно вечером, соединиться с нашим сервером и передать какие-то данные, которые они выписали на листочке на работе, например написать: «Я сегодня переработал два лишних часа» или получить данные, которые им нужны. Система тут же включит переданные данные в расчет зарплаты.

А почему вы начинали с символьных интерфейсов и Unix? И как исторически складывалась ситуация с вычислительной техникой в Бразилии? Много ли, например, осталось мэйнфреймов с прежних времен?

Наша компания создавалась, когда активно шел процесс децентрализации вычислительных платформ. Наше программное обеспечение не работает на мэйнфреймах. Мы ориентировались на открытые системы — Unix и Windows NT. В свое время в Бразилии мэйнфреймы использовались в банках или в очень больших компаниях, но и там сейчас в основном используется Unix. Пять лет назад подход «Unix-сервер и символьные терминалы» в Бразилии был очень распространен.

А сейчас? Unix по-прежнему популярен?

Да, в основном как серверная ОС. На серверах теперь используют и Unix, и NT. На компьютерах под Unix, скажем, работают приложения, но много и NT-серверов.

NT теснит Unix и в Бразилии?

Пожалуй, нет. Каждая операционная система делает свое дело. Наши клиенты часто используют Web-серверы под NT, потому что их легко устанавливать и сопровождать, а Unix-машины — как серверы баз данных, серверы приложений. Это типичная ситуация.

Какие диалекты Unix использовала ваша компания?

Все, которые поддерживает Progress, — наше приложение на 100% основывается на технологиях этой компании. Я имею в виду само приложение, потому что базу данных можно выбирать: это может быть Oracle или Microsoft SQL Server, неважно — из Progress есть доступ ко всем им.

Продукты Progress популярны в Бразилии?

Да, очень. Есть несколько крупных независимых производителей ПО, которые наработали много приложений; у них много клиентов в стране.

В чем же причины такой популярности?

Сильные производители ПО. Например, распространено приложение MFG/Pro американской компании QAD, у которой очень большая инсталляционная база в Бразилии.

Ну а бразильских независимых разработчиков — партнеров Progress много?

Много. Пара сотен наверняка наберется.

То есть популярность Progress сравнима с Oracle или Microsoft?

Если говорить о встроенных базах данных, то Progress — бесспорный лидер в Бразилии. Если же говорить о СУБД в целом, то Progress, думаю, на четвертом или пятом месте.

Чтобы лучше представить масштаб вашего рынка: сколько, например, инсталляций SAP в Бразилии? Сотни, тысячи?

Пожалуй, несколько сотен.

Насколько активно американские и европейские фирмы локализуют свои приложения для бразильского рынка?

Обычно они прибегают к помощи местных партнеров, и это приносит им успех. И SAP, и J.D. Edwards, и QAD, и все другие известные производители ERP-систем очень популярны в Бразилии.

Ваше приложение, наверное, довольно специфично с точки зрения локализации.

Мы ориентируемся прежде всего на бразильский рынок, который довольно специфичен. У нас очень своеобразные законы, например, налогообложение очень необычно, в очень специфичной форме предприятие должно предоставлять информацию правительственным органам. Поэтому мы пока не замахиваемся на создание ПО для предпринимателей всего мира, разве что подумываем о приложениях для соседних южноамериканских стран, таких как Аргентина и Уругвай. Это неплохие рынки.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями