ли не на каждом углу, продажи ее стабильно растут, население радуется возможности открыть свою «домашнюю фотостудию», но...

Cлучается, что сотрудники правоохранительных органов применяют административные меры к владельцам цветных струйных принтеров. Что неудивительно, так как действующее сейчас законодательство можно, правда, совсем ненаучно назвать «гибридным», когда одновременно действуют и самая передовая Конституция, и навсегда устаревшие, но никем не отмененные статьи Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) уже давно забытого РСФСР.

Вот на стыке двух эпох и двух законодательств и случилось следующее…

В некоем городе A (все координаты и упоминаемые документы есть в редакции) на гражданина К. был составлен протокол, в котором ему инкриминировалось совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 171 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях. В протоколе состав правонарушения формулируется следующим образом: «…гр. К. приобрел в личное пользование цветную множительную технику (принтер «Эпсон») в декабре 1997 г., до сегодняшнего дня, 27.01.98, его не зарегистрировал, не поставил на учет» (дословно по тексту протокола).

Опираясь на эту формулировку, каждый может себе представить, сколько таких правонарушений, вызванных в том числе и бездействием органов внутренних дел, совершается ежедневно. Наверняка многие читатели уже совершили или готовятся совершить подобное деяние.

В чем же состоит вина гражданина К. и как же он умудрился столь невинным, казалось бы, поступком нарушить действующее законодательство? Изыскания в нормативной базе показали следующее.

В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 октября 1994 года №1158 «О порядке учета, хранения и использования средств цветного копирования в Российской Федерации» (вместе с Правилами учета, хранения и использования в Российской Федерации средств цветного копирования — оперативной полиграфии, копировально-множительной техники, капельно-струйных принтеров), все подобные устройства подлежат обязательной регистрации в органе Министерства внутренних дел по месту жительства гражданина или по месту нахождения предприятия, приобретшего перечисленные средства цветного копирования.

Естественно, практически у любого пользователя возникает вопрос — а зачем это нужно? А нужно это (далее цитата из Правил) — «в целях предупреждения использования средств цветного копирования для изготовления поддельных ценных бумаг, знаков почтовой оплаты, денежных знаков и других средств платежа и документов». Но тогда почему пострадали только цветные струйные принтеры, а не весь спектр средств цветной печати? Ведь есть же еще и цветные лазерные принтеры, цветные диффузионные принтеры, цветные принтеры на твердых чернилах, а также и другие цветные печатающие устройства? Или к моменту принятия этого постановления законодатель еще не знал об изобретении остальных аппаратов? В конце концов, почему не подлежат регистрации цветные акварельные краски, карандаши и фломастеры? Наши сограждане вполне могут рисовать валюту любых стран цветными карандашами.

Дальнейшее изучение проблемы показало уместность выделения двух правовых подходов к ней, а именно: формально-правового, предполагающего буквальное изучение и толкование применяемых норм права, и общеправового, для которого более характерно исследование права как общественного явления.

Итак, в соответствии с формально-правовым подходом все лица, являющиеся собственниками средств цветного копирования (далее — СЦК; в соответствии с Постановлением правительства к СЦК отнесены и капельно-струйные принтеры), обязаны ставить их на учет в органах МВД, а также выполнять и другие требования, установленные Постановлением правительства. А что будет, если собственники не поставят их на учет в МВД? Тогда, по идее, должна наступить ответственность, предусмотренная законодательством.

Однако перечень такой ответственности не содержится в Постановлении, которое ссылается на законодательство РФ. Единственное, что удалось обнаружить в последнем по данному вопросу, — это Кодекс об административных правонарушениях РСФСР, в котором имеется статья 171 «Нарушение правил открытия полиграфических штемпельно-граверных предприятий, приобретения, сбыта, использования, учета и хранения множительной техники», которая и оговаривает ответственность за данное правонарушение.

К множительной технике относятся электростатические, светокопировальные и диазокопировальные машины контактного типа, а также термокопировальные машины; множительные аппараты гектографного типа (например, желатиновые или спиртовые копировальные аппараты) и трафаретные множительные аппараты, которые работают с использованием восковых трафаретов; копировальные аппараты, использующие тисненые пластмассовые или металлические листы, а также малые печатные машины, работающие по принципу типографского набора или офсетной печати, и т. д.

Другими словами речь идет о всех устройствах, способных самостоятельно (без применения дополнительных средств/устройств) копировать или множить с заранее приготовленных матриц и т. п.

Исходя из этого цветные капельно-струйные принтеры не относятся к категории множительной техники, в связи с чем применять статью 171 Кодекса об административных правонарушениях РСФСР к лицам, использующим (хранящим) цветные капельно-струйные принтеры (в том числе нарушающим правила учета), некорректно. Ведь в соответствии со статьей 8 Кодекса «никто не может быть подвергнут мере воздействия в связи с административным правонарушением иначе, как на основаниях и в порядке, установленных законодательством», а также «применение уполномоченными на то органами и должностными лицами мер административного воздействия производится в пределах их компетенции, в точном соответствии с законодательством».

Таким образом, установленный правительством порядок учета, хранения и использования СЦК применительно к цветным струйно-капельным принтерам может не выполняться в силу того, что к лицам, нарушающим этот порядок, нет предусмотренных законодательством норм ответственности (санкций). А в нашей правовой системе — нет преступления, нет и наказания без прямого указания в законе.

Получается довольно мрачная картина. Деньги давно уже на таком принтере не напечатаешь (разрешение не то, микротекст, да и с тиснением, равно как и с напылением для слепых, расположенным на левом поле лицевой стороны, принтеры вряд ли справятся), разве только совсем уж игрушечные, но все равно извольте пройти все инстанции для получения такого разрешения на производство личной коллекции фотографий или создания какого-нибудь собственного произведения.

Однако сейчас ряд компаний выпустили многофункциональные устройства (как правило, в одном устройстве содержатся цветной принтер, цветной сканер, а также иные устройства, например факс) на основе технологии капельно-струйной печати. В соответствии с законодательством эти устройства могут быть отнесены к категории копировально-множительной техники, в связи с чем к владельцам подобных устройств могут быть применены все положения указанного Постановления правительства, а также пресловутая статья 171.

В связи с чем, в соответствии с вышеизложенным, можно рекомендовать, пусть это и противоречит здравому смыслу, либо воздержаться от приобретения подобных устройств, либо выполнить все формальности в отношении их, дабы не создавать себе проблем, либо дождаться отмены или естественного отмирания этих положений. Правда, случится это не скоро, а лишь тогда, когда такое устройство займет место в Политехническом музее.

В отличие от формально-правового, общеправовой подход к изучению Постановления правительства «О порядке учета, хранения и использования средств цветного копирования в Российской Федерации» (вместе с Правилами учета, хранения и использования в Российской Федерации средств цветного копирования — оперативной полиграфии, копировально-множительной техники, капельно-струйных принтеров) привел авторов к следующим открытиям: в данном нормативном акте были обнаружены некоторые положения, потенциально нарушающие (ограничивающие) конституционные права и свободы граждан, в том числе (но не исключительно) декларированное в п. 2 статьи 23 Конституции право на тайну переписки, а также на декларированное в п. 4 статьи 29 Конституции право производить информацию.

В разъяснение этого хотелось бы отметить, что данным постановлением введен учет изготовленной на СЦК печатной продукции в специальных книгах с указанием количества снятых копий и краткого содержания. Кроме того, книга учета прошивается и скрепляется печатью органа МВД.

Следовательно, если заводится книга, в которой содержатся сведения о количестве копий и их содержании, а также эта книга опечатывается в органах МВД, то существует потенциальная возможность проведения проверки этих книг сотрудниками правоохранительных органов. То есть сведения, зачастую личного характера, могут стать известными должностным лицам правоохранительных органов. Но ведь Конституция гарантирует право на тайну переписки, которое может быть ограничено только на основании закона, но не на основании внутренних ведомственных актов, к коим относится и постановление.

Вот для таких случаев, как этот, в нашей Конституции имеется норма, не позволяющая государству (в лице его отдельных органов) посягать на гражданские права граждан. Это пункт 1 статьи 15 Конституции РФ, в соответствии с которым законы и иные нормативные акты, принимаемые в Российской Федерации, противоречащие Конституции, не применяются. Также не подлежат применению нормативные акты, разработанные (выпущенные) во исполнение нормативных актов, противоречащих Конституции.

Исходя из этого не могут применяться как Постановление №1158, так и выпущенные в его исполнение Указание Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 22.11.94 г. №01-12/1364 «О перемещении через таможенную границу средств цветного копирования», а также иные нормативные акты.

В заключение хотелось бы отметить, что тех проблем, которые испытывает покупатель, приобретая цветной струйный принтер, он мог бы избежать, если бы продавец (изготовитель) данных устройств своевременно сообщил ему всю необходимую информацию, включая информацию о вышерассмотренном постановлении правительства. С другой стороны, продавец более озабочен получением технических, гигиенических, санитарных, а также прочих сертификатов, чтобы еще изучать сей пока мало и не повсеместно встречающийся предмет.

Несмотря на это, потребитель не так уж и бесправен, так как действия продавца (изготовителя) цветного капельно-струйного принтера по несообщению потребителю информации о необходимости его регистрации могут быть расценены как ненадлежащая информация о товаре (см. статью 12 «Ответственность изготовителя (исполнителя, продавца) за ненадлежащую информацию о товаре (работе, услуге), об изготовителе (исполнителе, продавце)» Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года №2300-1 «О защите прав потребителей»). Ведь подобные действия продавца (изготовителя) по несообщению покупателю информации о необходимости его регистрации в органах Министерства внутренних дел могут привести к невозможности использования приобретенного товара по назначению. Подобные действия (бездействие) легко понять, ведь если бы они сообщали потенциальному покупателю о необходимости проведения регистрации, что, учитывая нашу российскую специфику, весьма не просто, то весьма высока вероятность того, что многие потенциальные покупатели попросту отказались бы от приобретения подобного устройства.

Впрочем, описанная ситуация небезвыходная. Как известно, на любое действие властей всегда найдется ответ населения, даже не один, а несколько. Например, кто-нибудь не поленится подать заявление в Конституционный суд. Или технология капельно-струйной печати устареет, а на смену ей придет то, на что действие данного постановления не распространяется. Или... список можно продолжать до бесконечности, главное же то, что закон и законодатель вновь оказались в хвосте технического прогресса, а крайними «назначены» граждане, приобретающие струйные принтеры для различных, редко преступных целей. Впрочем, может быть, следует лицензировать фломастеры или, например, куриные яйца: некоторые умельцы до сих пор с их помощью печати подделывают.

Михаил Крюков (krukov@sonnet.ru) и Василий Прозоровский (vassilyv@mtu-net.ru) — юристы-практики.

Только факты

Регистрация

При регистрации средства цветного копирования заинтересованным лицом подается заявление, к которому прилагаются:

  • копии документов, содержащие необходимые сведения о средстве цветного копирования (наименование, фирма-изготовитель, модель и номер);
  • акт органа государственного санитарно-эпидемиологического надзора о соответствии эксплуатируемых средств цветного копирования санитарным правилам;
  • сертификат соответствия средств цветного копирования установленным требованиям;
  • копия приказа (распоряжения) руководителя предприятия о назначении лица, ответственного за учет, хранение и использование средств цветного копирования на предприятии.

Орган внутренних дел обязан произвести обследование помещения, предназначенного для хранения и использования упомянутых средств, на предмет возможности бесконтрольного использования средств цветного копирования (СЦК) посторонними лицами. Для этого помещение должно быть оборудовано охранной сигнализацией, надежными запорами и т. д.

Собственники СЦК обязаны вести учет изготовленной на них печатной продукции в специальных книгах с указанием количества копий и краткого содержания.

Также предъявляются специальные требования к лицу, на которого осуществляется регистрация.


Для дома, для семьи

Письма в редакцию часто приносят что-нибудь интересное. Одно из них пришло от профессионального дизайнера К., владельца струйного принтера. Его навестил сотрудник милиции и потребовал регистрации имеющегося у него принтера в ОВД, установки решетки на окнах, заключения с ОВД договора на охрану (недешевое удовольствие, надо сказать) и заведения журнала регистрации распечатанных работ. Продвижение устройства сопровождалось рекламой «Каждой российской семье к 2000 году полноцветный струйный принтер». Как грустно добавил К. — «а в нагрузку — решетки на окна»…

Надо сказать, мы все очень удивились. Струйные принтеры — товар куда как популярный, и если любой их покупатель (и продавец, как следует из публикуемого здесь комментария юристов) — потенциальный нарушитель закона, то, казалось бы, проблемой должны озаботиться все компьютерные издания — от пользовательских до «канальных». В конце концов, нас за размещение недобросовестной (без упоминания проблем) рекламы тоже по головке не погладят. Ан нет.

Зато все участники процесса продажи принтеров гражданам, оказывается, о проблеме знали и нашим вопросам нисколько не удивились.

Опрос производителей показал их полное единодушие: «Мы получаем сертификаты, необходимые для ввоза изделий в страну, местное законодательство — это проблемы российских компаний» (только в Epson упомянули о попытке головного офиса разрешить эту правовую коллизию, впрочем, не увенчавшейся успехом). Дистрибьюторы кивали то на поставщиков — «с властью может договориться только большая компания, если захочет, конечно», то на дилеров, работающих непосредственно с конечными покупателями. Дилеры же резонно указывали, что не их дело с госмашиной тягаться.

«Госмашина» в лице компетентных органов тоже пока не особо усердствовала. Блиц-опрос показал, что чем дальше от столицы работал дилер, тем чаще к нему приходили с вопросами. Особенно раньше, когда органы довольно внимательно отслеживали продажи «тяжелой» множительной техники. Ныне внимание поугасло: принтер (и не только струйный) стал предметом обихода, да и не уследить за всеми.

От того, чтоб немедленно довести до читателей эту историю, нас удержали два обстоятельства. Во-первых, «субъекты рынка» резонно полагали, что не следует кликать лиха, пока оно спит. Не знают, компетентные еще об одном источнике штрафов — и слава богу. Второе — неудобно живописать проблему, не будучи в состоянии вникнуть в ее юридическую суть (изучение пресловутой 171 статьи привело в полное замешательство), и тем более дать хоть какой-то внятный совет или комментарий.

Однако спящее лихо когда-нибудь да проснется, к чему его, несомненно, могут побудить требующие денег близящиеся выборы. А комментарий юристов поможет разобраться в проблеме. Читать его нелегко, поскольку он весьма насыщен ссылками на законы и постановления (так, должен сказать, пишут все служители закона). Однако эта особенность может при случае и пригодиться.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями