Какую позицию вы занимаете в компании Xerox? Каков был ваш путь к нынешней должности?

У Xerox в России есть два юридических лица. Одно из них представляет российская фирма, второе - собственно представительство компании Xerox в России. Поэтому у меня официально две должности. Одна - в представительстве - называется по-английски operations director. Название этой позиции не так-то просто адекватно перевести на русский язык, но я надеюсь, что все понимают, о чем идет речь. В российской компании моя должность - управляющий директор. Круг моих обязанностей включает в себя практически всю "доходную" часть бизнеса Xerox в России. Это прежде всего продажи и сервис.

В Xerox я пришел в 1991 году. Вообще в работе, в отличие от всего остального, я однолюб. За всю свою карьеру я сменил всего три места работы. Преподавал в одном из институтов Москвы, и в конце 1991 года пришел в Xerox на позицию директора учебного центра. Вы, наверно, помните 1991 год; большинство моих коллег - преподавателей и научных работников - тогда уехали за границу. Мне же этого делать очень не хотелось, но и продолжать работать в науке не имело смысла. Полгода я руководил учебным центром, потом меня отправили учиться в Англию в Университет города Манчестер. После возвращения я стал директором совместного предприятия, занимавшегося сервисом оборудования Xerox в Москве.

В то время я, конечно, ничего не знал о сервисе, не разбирался в бухгалтерии, до этого никогда не руководил людьми... Тем не менее через некоторое время сервисный центр заметно улучшил свои показатели, и компания Xerox в 1993 году приняла решение его купить. И вплоть до 1995 года я продолжал им руководить. Вот тогда-то и начал постепенно заниматься продажами. Сначала в сферу моих обязанностей входил Московский регион (а это не только Москва), через некоторое время Центральный (европейская часть России, за исключением Санкт-Петербурга), а начиная с середины прошлого года - СНГ.

Можно ли сказать, что на вашем карьерном пути конкретные знания играли вторичную роль по сравнению с тем, что называют "офисной политикой"?

Нет, я все-таки считаю, что мои деловые качества играли решающую роль. Естественно, в такой крупной компании, как Xerox, невозможно обойтись без того, что называется "политикой". По этому поводу мне вспоминается статья в "Коммерсанте", посвященная 40-летию Чубайса. Там говорилось, что проводить какие-то параллели между политиками западными и советскими - бессмысленно. Чтобы хоть в чем-то разобраться, полезно сравнивать карьеры российского политика и топ-менеджера западной компании. Крупная западная компания - вне всякого сомнения, большая бюрократическая структура. Так не бывает, чтобы в организации, где работает пятьдесят тысяч человек, все подчинялись одной цели, и не нашлось людей, которые имеют свое мнение и хотели бы занять чье-то место. Большая западная компания в этом смысле очень похожа на советское министерство. Более точно - она обладает всеми его лучшими чертами плюс своими индивидуальными достоинствами.

Ощущают ли сотрудники представительства Xerox себя в первую очередь гражданами России, работающими в западной компании, или же они считают себя сотрудниками Xerox, работающими в России?

Я полагаю, что в первую очередь наши сотрудники - граждане России, при этом мы стараемся отбирать очень хороших людей. И если вы поговорите с рекрутинговыми агентствами, то убедитесь, что наши люди с опытом работы в Xerox очень конкурентоспособны на российском рынке труда.

А бывали ли случаи, когда сотрудники российского представительства переходили на работу в большой Xerox или в его зарубежные представительства?

Да, несомненно. И это происходит достаточно часто. Я в свое время поработал в австрийском Xerox. Бывшие наши сотрудники работают сейчас в Англии и США. Думаю, что сейчас, после структурных изменений в большом Xerox, эта ротация будет происходить гораздо быстрее.

У меня есть уникальный в некотором смысле пример. У предыдущего главы представительства Xerox была секретарь. Она в то время была кандидатом наук в области экологии и готовила докторскую диссертацию. В Rank Xerox в Англии тогда появилась вакансия второго человека в компании по охране окружающей среды. Она подала документы и выиграла этот конкурс. То есть ей удалось сделать скачок по карьерной лестнице ступенек так на восемь. И она поднялась ступеньки на три выше своего бывшего руководителя.

У любого руководителя есть альтернатива: либо держать людей (тогда возможны всякие неожиданности), либо самому планировать их движение, чтобы была возможность вовремя находить им замену. Сейчас у меня работает молодой человек, которого мне очень не хочется отпускать, потому что я считаю его очень сильным. Но в тоже время я понимаю, что это надо делать, и ищу ему замену.

Главный фактор таких перемещений - недостаточная глубина российского офиса?

Конечно нет. Главный фактор - то, что Россия очень ограничена по ширине горизонта. Есть много вещей, которым здесь научиться пока просто нельзя. Потому, что они здесь не делаются. Например, во всем мире Xerox зарабатывает очень много денег на аутсорсинге. Мы хотим со временем перенести эту практику и в Россию. У нас есть пара контрактов, но это, конечно, слезы. Если мы хотим, чтобы через год-два мы могли заниматься этим всерьез, людей нужно учить сейчас. Или придется приглашать специалистов из-за рубежа, имеющих опыт, но, как часто бывает, ничего не понимающих в том, как делается бизнес в России.

Какие решения вам приходится принимать?

Несомненно, принятие решений - это то, за что менеджерам платят деньги.

Важнейшие решения связаны с кадровыми вопросами. У нас, как и везде, если вы знаете, прошли сокращения. Как структурировать компанию, уменьшенную на 30%, чтобы она была в состоянии выполнять больше задач, чем до реструктуризации? Это большой вопрос.

Не менее интересная группа решений затрагивает стратегическое развитие компании. Например, региональное развитие Xerox. В Москве ситуацию на рынке можно считать вполне сложившейся. Сдвинуть ее в ту или иную сторону может разве только сильный кризис. В то же время в регионах разброс колоссальный. И я очень много времени трачу на разработку региональных программ. Нужно понять, как работать в том или ином регионе. Прежняя ошибка - нанять дилеров, и чем больше, тем лучше. Дать им офисы на центральных улицах, демонстрационные залы на первых этажах... А дальше все должно получиться само собой. Не получается. В новой программе мы стараемся учитывать индивидуальные особенности политической и экономической ситуации в каждом регионе, в котором работаем. Это очень интересно. Здесь есть простор для воображения.

И последняя категория решений - по финансовым вопросам. Естественно, она не так обширна, как у финансового директора. Но у нас в компании коллегиальное управление. Пять-шесть человек принимают большинство решений, в том числе финансовых, и я один из таких людей.

В западных компаниях существует практика периодических оценок сотрудников по результатам их работы. Какие качества в ваших сотрудниках вам импонируют больше всего, и над чем, с вашей точки зрения, им следовало бы поработать?

Этот процесс оценки происходит очень интересно. Сначала сами сотрудники оценивают себя по целой группе параметров, а потом по тем же параметрам оцениваю их я. Иногда расхождения бывают весьма значительными.

Мне кажется, что моим подчиненным не хватает двух качеств. Первое - это стратегическое мышление. Наверное, жизнь так устроена, что люди гораздо лучше подготовлены тактически. Очень редко от кого-то можно услышать идею, продуманную хотя бы на несколько ходов вперед. Может быть, это связано с национальным характером. В последнее время я все больше склонен так думать.

Второе - способность принимать жесткие решения и нести за них ответственность. Работа в западной компании делает людей более мягкими. Здесь отношение к людям несколько отличается от того, что принято в среднем коммерческом банке. Даже когда мы увольняем людей, мы платим им большие деньги. Поэтому многим очень трудно даются непопулярные, жесткие решения.

А какие качества вы больше всего цените в людях?

Ум и порядочность. Мы работаем в таких условиях, когда законы по большей части не выполняются. Можно делать все что угодно. Любой контракт, написанный самыми лучшими юристами, не стоит ничего, если другая сторона просто отказывается по нему платить.

Каковы ваши ближайшие и долгосрочные карьерные планы? Связаны ли они с Xerox?

Я получал различные предложения и от российских, и от иностранных фирм. Некоторые из них серьезно рассматривал. Я, несомненно, хочу стать главой офиса Xerox в СНГ. И надеюсь, что это достаточно скоро произойдет. Я считаю очень важным, чтобы представительствами западных компаний в Росии руководили россияне. И очень радовался, когда подобное случилось в Microsoft. Что касается долгосрочных планов, то если я когда-нибудь покину Xerox, то хотел бы руководить российской компанией. На мой взгляд, в большинстве российских фирм полностью отсутствует практика нормального менеджмента. И многие из них уже начали это признавать. Выстроить нормальную систему управления в отечественной компании я считаю очень интересной и почетной задачей.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями