, то чувствую, что оставляю в нем частичку себя»
Можно ли размещать микросхемы в человеческом теле? Обсуждение этого вопроса уже давно вышло за рамки фантастических рассказов. Сегодня левая рука обычного человека может обладать вычислительной мощью, для достижения которой ранее потребовалось бы целое здание.

Первым обладателем такой руки стал англичанин, директор центра кибернетики Университета Ридинга профессор Кевин Уорвик. В понедельник 24 августа 1998 года он превратился в человека - носителя микросхемы. В ходе непродолжительной двадцатиминутной операции, осуществленной доктором Джорджем Було, в руку Уорвика была имплантирована стеклянная капсула размером не больше жемчужины. Внутри капсулы находились несколько микропроцессоров.

Историческое событие освещалось корреспондентами BBC, которые своим присутствием раздражали и без того взвинченного профессора.

«В принципе я мог бы наблюдать за тем, как все это происходило, - говорил Уорвик в интервью через несколько дней после операции, которую он охарактеризовал как немногим более приятную процедуру по сравнению с визитом к стоматологу. - Но я по большей части предпочитал смотреть в противоположную сторону».

Доктор Було назвал Уорвика Эдвардом Дженнером наших дней (правда, вряд ли пациента воодушевило такое сравнение). Дженнер знаменит тем, что в 1776 году заразил себя оспой, чтобы проверить действие открытой им вакцины.

«Доктор ущипнул кожу и оттянул ее, после чего сделал надрез, отделивший кожу от мышцы, - вспоминал Уорвик. - Я почувствовал, что в моем теле, в левой руке чуть повыше локтя появился чужеродный предмет. Его закрепили тремя скобками: во-первых, чтобы рана быстрее заживала, во-вторых, чтобы капсула не путешествовала по организму».

Отказавшись объявить имя производителя микросхем, Уорвик тем не менее признал, что это «коммерческий» продукт. «По понятным причинам, учитывая возможность как позитивных, так и негативных последствий, производитель пока не хочет афишировать свое имя», - заметил он.

Устройство, имплантированное в руку Уорвика, имело размеры 23х3 мм и находилось в теле человека девять дней. В какой-то степени столь короткий срок объяснялся отсутствием достаточно мощного источника питания. «Половину всего механизма занимала обмотка, а половину - микросхемы», - объяснил Уорвик.

Кто ответит, почему?

Более двадцати лет своей жизни Уорвик посвятил исследованиям в области интеллектуальных зданий. «В нашем центре несколько дверных проемов специально были оборудованы средствами передачи радиосигналов, - отметил он. - Когда я проходил через дверь, радиосигнал активизировал обмотку. Через нее проходил электрический ток, с помощью которого микросхема генерировала идентифицирующий сигнал, позволяющий компьютеру распознать меня».

Буквально через неделю после операции перед профессором уже открывались двери, обычно реагирующие на специальные бесконтактные смарт-карты. Электронная система отслеживала его перемещения внутри здания. Как только он входил в комнату, тут же начинала мигать соответствующая лампочка.

«Доброе утро, профессор Уорвик», - приветствовал компьютер при появлении хозяина на пороге офиса, и вслед за тем сообщал, сколько электронных сообщений получено за время его отсутствия.

Вживленные микросхемы ассистировали профессору, даже когда он принимал ванну или охлаждал свое вино.

Нравилось ли ему это? «В стенах нашего центра я чувствую себя гораздо более умным и могущественным, - говорил Уорвик. - Компьютер - не просто мой помощник, это что-то гораздо более близкое. Мы неотделимы друг от друга. Нельзя назвать нас друзьями, но если я выхожу из здания, то чувствую, что оставляю в нем частичку себя».

На вопрос, хотел ли он дать устройству, которое носил в себе, какое-нибудь имя, Уорвик рассмеялся: «Я не считаю его независимым субъектом. Это неотъемлемая часть меня, как рука или нога».

Как выяснилось, постоянное присутствие микросхем оказалось гораздо более тяжелым испытанием для семьи Уорвика, чем для его тела.

«Нельзя сказать, что моя жена была в восторге от такого странного соседства, - заметил он. - Пару дней она вообще не подходила близко ко мне и вела себя так, словно я инфицирован неизвестным вирусом». А 16-летняя дочь вообще назвала отца сумасшедшим.

На другой день после операции Уорвик отправился играть в сквош с сыном, даже не предупредив его о том, что ни в коем случае нельзя задевать прооперированную руку. А ведь капсула могла расколоться, и профессор на всю жизнь остался бы инвалидом.

Практические приложения

Несмотря на то что эксперимент был всего лишь эпизодом в череде исследований, появление реальных приложений (особенно в медицинской области) не заставило себя долго ждать. С помощью системы встроенных микросхем, управляющих искусственной двигательной системой, Уорвик сумел создать модель перемещения человека, разбитого параличом.

И это было только начало. «Нужно следить за усилиями мышц и сухожилий и подавать соответствующие сигналы на специальный преобразователь, - предложил Уорвик. - Появление подобной технологии создаст необходимые предпосылки для отказа от компьютерной мыши. Отпадет и потребность в клавиатуре».

Старший советник Института глобального будущего и научный редактор издания Mondo 2000 Чарлз Остман согласен с такой точкой зрения. «Появление нейропротезов неизбежно. Операции по вживлению биологических микросхем станут обыденными. Интерфейс внешних систем будет выведен на качественно новый уровень».

Упорство Уорвика заразительно. Постоянный поиск помогает находить новые нестандартные решения. «В перспективе вы сможете расслабиться и управлять предметами при помощи мысли, - пояснил профессор. - Биоэлектронные технологии позволят ограничиться подачей команд: сигнал прямо из мозга будет поступать на имплантант. Все, что осталось сделать, - связать встроенную микросхему с моей нервной системой. Я так жду этого. Хотелось бы приступить к реализации следующего этапа прямо сейчас. Интересно, как скоро мы сможем управлять компьютерами при помощи импульсов, посылаемых нервной системой человека?»

Конечно, существуют и альтернативные мнения. В мире, в котором клонирование уже стало реальностью, вживление микропроцессора вызывает очень много вопросов с точки зрения этики. «Недавно мне довелось слушать по радио передачу, в которой обсуждалась эта тема, - сообщил Уорвик. - Предлагалось в тело каждого выявленного педофила имплантировать примерно такую же штуку, которая находилась во мне. Как только этот человек пересечет порог школы, раздастся сигнал тревоги».

Реакция окружающих на эксперимент была самой разнообразной: от энтузиазма до страха и неверия. На следующий день после операции Уорвик получил несколько приглашений прочитать публичные лекции в Англии и во Франции. Он отказался от этих предложений, хотя и поприветствовал американцев по телефону в программе ABC «Доброе утро, Америка!».

Недавно Уорвику прислали оскорбительное электронное письмо, в котором была предсказана «скорая кончина лобби Чарлтона Хестона». Ведущий популярной радиопередачи предложил встраивать во владельцев оружия специальные микросхемы, которые не позволят им воспользоваться своими огнестрельными боевыми средствами. В дискуссию об этической стороне вопроса были вовлечены люди разного имущественного положения и вероисповедания.

Эксперимент по вживлению микросхем принес центру кибернетики Университета Ридинга миллионы долларов. Еще одним мотивом для действий Уорвика было желание привлечь новые источники финансирования центра.

Главной же причиной проведения операции, по-видимому, было обычное любопытство, присущее всем ученым, хотя порой перспективы исторического эксперимента представляются довольно мрачными. Например, обсуждая тему имплантации домашним животным микросхем, с помощью которых в случае чего их могли бы разыскать хозяева, Уорвик заметил: «Мне кажется, теперь я знаю, как чувствует себя собака в подобной ситуации».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями