Пол Страссман&Точка зрения

  
Что представляет собой анализ окупаемости инвестиций - финансовое исследование или запутывание контроля?

Чтобы оправдать затраты на ИТ, директора службы информационных систем часто прибегают к неправомерным сравнениям. Хотя их доводы на первый взгляд могут звучать убедительно, при более пристальном анализе ошибочность подобного мышления становится очевидной. Когда это случается, уменьшается доверие к тем, кто продвигает стоящие новаторские решения.

Наиболее часто встречающимся примером такого рода доводов является сравнение компьютеризированного труда с идентичной работой, выполняемой вручную. Например, руководитель информационной службы страховой компании может продемонстрировать, на сколько пришлось бы увеличить штат сотрудников для реализации страховой политики без той системы, которую он пропагандирует.

Такой метод плох, потому что не только нелогичен, но и некорректен с финансовой точки зрения. Что происходит на самом деле? Фактически директор службы информационных систем вычисляет коэффициент окупаемости инвестиций ROI (return on investment) в предположении, что имеющиеся в компании компьютеры внезапно перестали функционировать. В этом случае ROI будет определяться как соотношение возросших затрат на фиктивный персонал и подлинных, реальных расходов на информационную технологию. В результате, к немалому удовлетворению сторонников технологии, всегда получается очень весомый показатель.

Я привел этот нелепый пример не для того, чтобы продемонстрировать чью-то глупость.

Существует немало книг, включая руководства по определению окупаемости затрат, опубликованные крупными поставщиками, где такие соотношения предлагается использовать для оправдания реальных запрашиваемых ассигнований. В некоторых широко цитируемых примерах подобные рассуждения приводят к получению окупаемости более чем на 10 000%. Между тем это ложные обещания, основанные на ложных предпосылках. Здесь экономика текущей технологии сравнивается с воображаемыми трудозатратами или устаревшей технологией.

Если бы вы попытались оправдать затраты на покупку «Мерседеса» мощностью 460 л. с., сравнивая их со стоимостью владения 460 лошадьми, вас наверняка засмеяли бы. Очевидно, что нужно сравнивать затраты на одну «автомобильную» технологию («Мерседес») с другими автомобилями, где также используется новейшая технология, такими как «Линкольн» или «Хонда». В то же время в мире информационных технологий я продолжаю встречать случаи, когда менеджеры информационных систем, оценивая компьютерные приложения, сравнивают автомобили с лошадьми. Высшее руководство «клюет» на такой обман и начинает требовать доказательств, что, затратив на ИТ какие-то средства, они получат огромный поток реальных, живых денег.

ROI для халатности размером в две цифры

Этот распространенный, но ошибочный взгляд на ROI может внести дополнительные сложности в кризис 2000 года. Эксперты, которые утверждают, что затраты в 300 млрд. долл. на устранение проблемы 2000 года вполне оправданны и закономерны, а не являются вынужденными расходами в ответ на создавшуюся пиковую ситуацию, используют ту же ложную цепочку рассуждений. Их доводы в защиту подобной оценки начинаются с замечания, что ограничения, связанные с физическими размерами перфокарт, требовали экономии места на 80-колонных картах. Окончательно это ограничение было преодолено лишь с появлением дисковой памяти.

Наш комментарий

Евгений Зиндер

Пол Страссман заостряет внимание на самом трудном моменте в создании информационных систем - на обосновании их реальной выгоды для предприятий. Разбор ложных доводов в пользу экономии двух цифр в номере года - это всего лишь прием для выхода на гораздо более крупную проблему. В методиках создания автоматизированных систем (АС) разного назначения давным-давно присутствует раздел оценки тех выгод и преимуществ, которые будут получены от затрат на них. У нас этот раздел называется ТЭО - «Технико-экономическое обоснование создания АС», в англоязычной терминологии он является вариантом анализа «затраты-выгоды», или cost-benefit analysis, CBA. Но и у нас, и за рубежом такой анализ слишком часто упрощается вплоть до полной профанации. Часто считается, что умение уклониться от разработки ТЭО - это достоинство руководителя проекта АС или директора информационной службы предприятия.

Действительно, так мы упрощаем себе жизнь, но лишь в рамках сиюминутной ситуации. А через какое-то время заказчик обнаруживает, что выполнена и даже внедрена слишком дорогая, а то и вовсе ненужная система. В итоге разработчик теряет свой авторитет, и, как пишет Страссман, подрывает авторитет тех, кто предлагает действительно полезные новаторские разработки. Более того, отсутствие ТЭО, рассчитанного корректно и на явно определенный период времени, позволяет защищать даже ошибочные решения.

Считая экономические аспекты создания АС весьма важными, мы продолжаем их рассматривать в рубрике «Директору информационной службы». В предыдущем номере еженедельника в этой рубрике экономические аспекты затрагивались в связи с исследованием оценок АС финансовыми директорами американских предприятий. В следующем выпуске рубрики «Директору» будет рассмотрен актуальнейший вопрос: как снижать затраты на содержание и эксплуатацию компьютерного парка достаточно традиционных управленческих ИС. Смотрите также характеристику состояния дел с оценкой окупаемости ИС в отчете о первом заседании клуба «Работающие директора после работы».

- Евгений Захарович Зиндер, координатор рубрики «Директору информационной службы»

  
Далее эти защитники говорят, что в 1963 году дисковая память стоила 10 600 долл. за мегабайт в год, а это делало расходы на хранение двух дополнительных цифр непозволительной роскошью. Ясно, что для программистов тех времен самым разумным решением было свести размер компьютерных записей к минимуму: крупная корпорация могла за 35 лет сэкономить сотни миллионов долларов на дисковой памяти.

Если следовать данной логике, то предстоящие расходы на устранение проблемы 2000 года экономически вполне обоснованы. Проблема в том, что несмотря на кажущуюся логичность этих патетических заявлений, мы снова возвращаемся к сравнению «Мерседеса» с лошадьми. Такие экономические аргументы не учитывают следующего.

1. Неверно, что в 1963 году альтернативой перфокартам была дисковая память мэйнфреймов. На самом деле, за совсем небольшим исключением, все компьютерные записи, не хранящиеся на картах, записывались на магнитную ленту. Стоимость почти километровой бобины магнитной ленты с плотностью записи 160 бит/дюйм в те времена составляла менее 20 долл., или 0,0000069444 долл. для двух цифр. Таким образом, единовременные затраты равны 6, а не 10 600 долл. на мегабайт.

2. На самом деле дисковая память в 1963 году и не стоила 10 600 долл. за мегабайт. Фактические затраты составляли 2000 долл. Вычисления отдачи от отложенных исправлений проблемы 2000 года следует выполнять с учетом инфляции к 1995 году. Для этого нужно умножить цены 1963 года на коэффициент, определенный Статистическим управлением США по труду. Такая корректива основана на стоимости старой технологии в сравнении с нынешними ценами. Я проверил данный коэффициент и обнаружил, что он является плодом бюрократического воображения. Это все равно что увеличивать размер слабой кобылы впятеро, чтобы можно было сравнить ее с намного более резвой лошадью.

Решения нельзя принимать «задним числом». Таким образом, экономию на двух цифрах при хранении данных в памяти можно оценить только в терминах реальной экономики 1963 года - сравнивать ее с возможностями 1995 года неправомерно.

3. Крайне неверно оправдывать откладывание работ по преобразованию программ для правильной интерпретации 2000 года высокой стоимостью дисков 35 лет назад. В типичной корпорации ежегодные затраты на сопровождение программного обеспечения составляют 20-30% от полных годовых затрат на ПО. При этом предполагается, что средняя продолжительность срока службы программного обеспечения составляет менее пяти лет. Вместо того чтобы откладывать эту работу (в то время, как счета продолжают расти), каждая организация могла бы внести необходимые коррективы в преддверии 2000 года без особых затрат - просто как побочный продукт по обычному сопровождению ПО.

Что все это значит для директоров ИС?

Каждую неделю я встречаюсь с примерами сомнительных экономических рассуждений, применяемых при принятии решений о расходах на компьютерную технику. Вы можете найти эти примеры в журналах, отчетах и заявлениях поставщиков.

Директорам ИС не следует впадать в соблазн или сохранять свою низкую квалификацию, применяя подобные псевдоопределения ROI. Возможно, им придется потратить побольше времени для того, чтобы определить разницу между легкими ответами и надежным финансовым анализом. Успех директора по информационным технологиям зависит не от его «талантов» в качестве финансового директора-ловкача, а от степени доверия к нему как инвестору, который может предоставить точный, контролируемый прогноз относительно будущей прибыли. Предположения здесь не помогут.


Пол Страссман - президент компании Software Testing Assurance, специализирующейся на проверке утверждений о готовности к 2000 году. Его адрес: paul@strassmann.com.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями