пользовались полным спектром интерактивных услуг, включая Web. Согласно оценкам РОЦИТ, эти показатели ежегодно возрастают на 200 и 400% соответственно.

  
Один из участников Dadanet, петербуржец Дмитрий Шубин (http://www.neva.spb.ru/dsh/ident.htm), называет себя "вроде бы художником"

Специалисты РОЦИТ отмечают весьма примечательные изменения в составе обладателей доступа в Internet, среди которых неуклонно возрастает доля жителей провинции, а также людей, чьи профессиональные интересы напрямую с вычислительной техникой не связаны. Сегодня 20% отечественного сообщества Internet — частные пользователи, не специализирующиеся на компьютерах, в том числе 10% — студенты и старшеклассники. Если в июне 1997 года 75% российских пользователей Internet составляли москвичи, а 85% приходилось на долю жителей крупных городов, то спустя год эти показатели оказались равны 60 и 75% соответственно.

Сорос и Internet в России

Высокий темп становления Сети в России был обеспечен во многом благодаря финансовой поддержке Джорджа Сороса. Как известно, он выделил огрства на создание Internet-центров в университетах страны. Первые университетские центры появились в июне 1996 года в Новосибирске и Ярославле. Помимо этого, Фонд Сороса трижды проводил конкурс "Ресурсы Internet для образования, исследований и культуры", а в сентябре 1997 года Институт "Открытое общество" приступил к реализации проекта "Ресурсы Internet для образования, культуры, здравоохранения и гражданского общества".

10 июня 1996 года открыт центр при Ярославском университете (http://www.yars.free.net/). За три года Фонд перечислил на его счет 1,6 млн. долл., причем 85% из этих средств было потрачено на закупку аппаратного обеспечения. На сегодняшний день в городе имеют доступ к Сети 200 различных учреждений, 103 средние школы и училища, 7 общественных некоммерческих организаций.

Индивидуальность и домашняя страница

  
В текстах "Гербария для Гете" Андрея Гагарина (http://www.da-da-net.ru/Works/Goethe/Goethe.htm) вымышленный Андрей Великанов одновременно скрывается за целым рядом персонажей

Долгие годы государство пыталось (и весьма небезуспешно) контролировать процесс творческого самовыражения, что, конечно же, не прошло бесследно. Илья Кабаков писал, что в России существует "...своего рода общество критиков, которые не позволяют иметь индивидуальную точку зрения. В этом кроется причина того, что у нас отсутствует специальный орган, отвечающий за самооценку, и это объясняет тот факт, что мы остаемся на уровне коллективного бессознательного".

Наиболее интересные Web-узлы создаются по-прежнему в Петербурге и Москве. Попробуем рассмотреть положение дел через призму работ, представленных на Dadanet, фестивале художественных Web-ресурсов, организованном Соросовским центром современного искусства.

Один из участников Dadanet, петербуржец Дмитрий Шубин (http://www.neva.spb.ru/dsh/ident.htm), называет себя "вроде бы художником". "Меня всегда интересовала возможность физической идентификации человека, — рассказывает он. — В криминологии для этой цели используются отпечатки пальцев, а хироманты утверждают, что одна и та же конфигурация линий на руке не может встретиться дважды. Но как далеко заходит восприятие сознанием "Я" как физического объекта? Можно ли говорить о физической индивидуальности во время путешествия по Сети — конечно, если не иметь в виду процесс нажатия кнопок на клавиатуре?" Жюри конкурса отнеслось к работе Шубина скорее как к заявке, чем к завершенному проекту. "Мне кажется, что часть узла под названием Identified — лишь начало. У узла высокий потенциал. Путешествие по нему содержит элемент тайны. На картинках ясно читается слово Identified, однако описанный контекст работает против любой очевидной идентификации. Красивая концептуальная игра", — отметил один из членов жюри Стивен Вильсон.

Показательно, что большинство номинантов имеют техническое образование. Советская культура оставила нам в наследство богатые традиции в этой области, достаточно вспомнить бесконечные споры шестидесятников о физиках и лириках. Научно-техническая интеллигенция породила собственную культуру романтических песенок под гитару, горных походов и живописи, в том или ином виде проникающую сейчас на Web-страницы. Так, зубной техник Антон Назаров из Петербурга (http://www.admiral.ru/~Anton/) не только рассказывает о своей работе, но и приводит файлы с любимыми песнями, предлагая посетителям угадать их названия. В сходной манере работает и победитель Dadanet в номинации домашних страниц москвич Давид Мсеурелян.

"Самые интересные работы, которые я видел в США, принадлежат непрофессиональным художникам", — пишет по этому поводу Стивен Вильсон. Вероятно, это характерно не только для России.

У некоторых участников проекта имеется собственный счет к самой профессии художника. Например, в работе Анатолия Пустовита и Игоря Лапшина "Мир без очков" есть следующие слова: "Он никогда не носил очков. Но натура художника требовала от жизни новых впечатлений, и он пришел к роковому вопросу: что видит без очков тот, кто без очков ничего не видит?" ("Балаган", http://palitra.infoart.ru/archive/joint/1apr97/).

Традиции московского концептуализма в сетевом искусстве

Отмеченная специфика отечественных художественных проектов в Internet имеет свои корни в традиции неофициального искусства. Точнее, речь идет о так называемой "Московской концептуальной школе", первом оригинальном направлении в российской живописи после авангарда 1910-1920-х годов. Существует определенная близость между структурой гипертекста и одним из основополагающих принципов концептуализма: все можно связать со всем.

  
Воображаемый Мирза Бабаева выступает под именем виртуального поэта и философа Андреса Хаммаррштадта на узле Епиходора Баутина из Петербурга (http://www.zhurnal.ru/gallery/mirza/)

"Московские концептуалисты много работают с мифами ... создавая собственные мифы и следя за их возвращением в культурное пространство", — пишет Е. Бобринская в своей книге "Концептуализм". И хотя активность московских художников-концептуалистов в последние годы заметно снизилась, их идеи имеют сегодня сильное влияние на умы не только столичных, но и провинциальных авторов.

Примером связи сетевого искусства с традициями концептуального мифотворчества может служить проект, представленный питерской группой "Фабрика плавленой одежды" (Наталья Першина, Ольга Егорова и Михаил Блейзер; http://www.dux.ru/guest/fno). Работа иллюстрирует фантазии старшеклассницы: по узлу летает маленькая девочка вместе с обрывками бумаги, испещренными таинственными фразами.

Данный проект, как и сам жанр российских домашних страниц, заставляет вспомнить об особой стилистике альбомов, изначально составлявшихся "для своих". Развитие альбомного жанра происходило в российских аристократических кругах прошлого столетия. Как правило, владелицами альбомов были светские дамы, предлагавшие своим друзьям сделать на память рисунок или черкнуть стихотворение; иногда хозяйки делали записи самостоятельно. Один из родоначальников московского концептуализма Илья Кабаков активно эксплуатировал эту традицию в 60-70-х годах.

Другой узел, идея которого связана с индивидуальной мифологией, принадлежит лингвисту, выпускнику Тартусского университета Евгению Горному. На Web-узле, публикующем электронный интеллектуальный журнал Горного, можно найти целую систему доказательств существования некоей виртуальной Мирзы Бабаевой, в том числе ее биографию, имена друзей...

  
Примером связи сетевого искусства с традициями концептуального мифотворчества может служить проект, представленный питерской группой "Фабрика плавленой одежды" (http://www.dux.ru/guest/fno)

Многие историки российской культуры отмечали в качестве основополагающей характеристики отечественной живописи ее "литературность". Российские концептуалисты, особенно первого поколения, воспринимали мир в основном как знак. Московские художники часто снабжали свои картины написанным от руки текстом, тем самым смешивая в своем творчестве повествование и иллюстрацию. Грани между концептуальным художником и его персонажем зачастую стираются. Концептуалисты обычно работают под именем "художника-персонажа" (термин Ильи Кабакова), героя придуманного ими мифа (Горный и Мирза Бабаева, Андрей Гагарин и Андрей Великанов). Проблема взаимоотношений между автором и персонажем была заимствована московской школой концептуалистов у основателей соц-арта Комара и Меламида, которые нередко подписывали картины вымышленными именами. Когда-то так поступал и авангардист XVIII столетия Зяблов, а также первый абстракционист и реалист Бучумов. Кабаков создал целую серию подобных персонажей. Воображаемые герои могут также брать псевдонимы, скажем, Мирза Бабаева выступает под именем виртуального поэта и философа Андреса Хаммаррштадта на узле Епиходора Баутина из Петербурга (http://www.zhurnal.ru/gallery/mirza/). Другой пример подобного рода — "Гербарий для Гете" Андрея Гагарина (http://www.da-da-net.ru/Works/Goethe/Goethe.htm), в текстах которого вымышленный Андрей Великанов одновременно скрывается за целым рядом персонажей.

По мнению Льва Мановича, традиционный российский концептуализм находит в Сети мощное выразительное средство: "Эти два проекта (Мирза Бабаева и Андрей Великанов) для меня являются прекрасными двойниками: первый — глубокий анализ Сети без каких-либо ссылок на Россию и производящий впечатление полностью западного, второй — более русский по способу реализации и духу и действительно представляющий русских".

Долгие годы идея противостояния официальной и неофициальной культур была в среде российского концептуализма очень сильна. Перенос произведений искусства в Internet фактически снимает эту оппозицию, но на ее месте возникает другая: художник в Internet — маргинал, поскольку он ищет прибежище от "художественной мафии" в новой информационной среде, где не существует никакой иерархии. С одной стороны, для работы с Internet необходим определенный уровень технических знаний, с другой — новые технологии предоставили дополнительные средства для творческого самовыражения. Таким образом, сетевое художественное творчество является альтернативой традиционной живописи. u


Таня Могилевская — российский критик, специалист по новым технологиям в российском искусстве. Клод Раван — французский историк культуры, специалист по современной российской культуре. Статья печатается в обратном переводе с английского языка

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями