Точка зрения&Дмитрий Гапотченко

"На чемпионате города N по шахматам опять победил сильнейший. А чемпионат-то был по шахматам..."

В тексте популярного ныне лозунга "Выживут сильнейшие" скрыты два интересных вопроса: "Сильнейшие — в чем?" и "Выживут — кого?" Впрочем, их вполне можно слить в один: "В чем надо быть сильнейшим, чтобы выжить остальных?"

Этот вопрос можно задать в отношении как компаний, так и их сотрудников, которые тоже хотят "выжить" — в том или ином смысле. Уверенность в истинности обсуждаемого тезиса имеет под собой многопудовое и многометровое основание — из многочисленных книжек (учебников, монографий, диссертаций) про "правильный бизнес". Который для простоты непременно построен "по Дарвину": как волк, подчиняясь указаниям великого английского естествоиспытателя, задерет непременно лося больного, чем улучшит популяцию сохатых в целом, так и правильно функционирующее предприятие вытеснит с рынка работающее плохо, а грамотный специалист непременно выпьет с "неграмотным" — на проводах последнего со службы. В общем — "корпоративный дарвинизм", да и только.

Однако человек давно уже внес в правильно устроенный мир животных свои коррективы. Например, стал разводить домашнюю скотину. И забравшийся в овчарню волк выберет отнюдь не самую больную овцу, а самую здоровую — как бы истинные дарвинисты ни призывали его к обратному. То же самое и с популярным в свое время дарвинизмом социальным: в любой мало-мальски цивилизованной стране есть программы помощи слабым, свой КЗоТ, регулирующий, когда (и как) можно уволить плохого сотрудника, а когда — нет и т. д.

Опять же законы Мерфи, Паркинсона и иже с ними хотя и не принесли своим создателям званий и премий, но повседневную жизнь бюрократических структур (всякая крупная структура не может существовать без своей внутренней бюрократии) с большой точностью описывают. И вряд ли утратили свою актуальность в кризисных условиях.

В первые дни кризиса было, безусловно, крайне полезно для общего образования слушать умные рассуждения на тему оптимизации финансовых потоков, уровня капитализации и прочих многомудрых вещей. Но для продолжения деятельности фирмы было гораздо важнее, положило ли ее руководство деньги в "правильный" банк или у нее уже нет этих денег, — что бы ни говорилось о правах вкладчиков и обязанностях финансового учреждения в соответствующих законах (не Мерфи, конечно, а РФ — впрочем, разница оказалась не так уж велика). И оптимизировать-капитализировать соответственно тоже нечего.

Продолжать же деятельность в условиях безденежья потенциальных заказчиков лучше всего посредством воплощения в жизнь какого-нибудь социально значимого проекта. А для получения такового покровительство местного князька (а еще лучше — местного Великого князя; в данной ситуации, как говаривали, рекламируя фильм "Годзилла", "размер имеет значение") куда важнее хрестоматийных "сбалансированного склада" или "передовых информационных технологий". Тогда и деньги на продолжение работ найдутся, и называться их освоение будет "трудом на благо всех горожан" (селян, россиян, etc.). Главное — не забыть в нужных местах вставлять заклинания "конечно, с учетом кризиса" и "благодаря лично...".

Это вкратце о "дарвинизме" на уровне корпораций. Теперь о его влиянии на "человеческий фактор". На людей то есть.

На рынке труда обсуждаемое утверждение подразумевает, что в первую очередь фирмы сократят "балласт" (определения этого термина все стараются избегать, дабы никого не обидеть), а ценных специалистов — наоборот, непременно оставят. Хотя упоминавшиеся законы Мерфи — Паркинсона и иже с ними строги, но справедливы и в данном случае. Чего стоит хотя бы принцип "достижения уровня некомпетентности", сформулированный у нас как "всегда всплывет".

Ну, во-первых, "балласт" образуется не сам по себе — его зачем-то "образуют". И далеко не всегда методом случайного тыка. Ибо в жизни всегда есть место не только подвигу, но и родным человечкам. Которым как не порадеть... А квалифицированный специалист — это, конечно, хорошо. Он больше может. Больше умеет. Клиента на скаку остановит. В кабинет к высшему начальству с интересной "антикризисной" (есть такое слово) идеей войдет. Приглянется этому "высшему". С соответствующими последствиями. Да и вообще, много о себе понимает — это всегда не радовало, а в условиях общей нервозности просто раздражает. Опять же, и платить ему надо больше. Даже с учетом "временных окладов" и "временных курсов" безусловной единицы. Раньше от этого хоть толк был — выполнение плана, премиальные... а теперь — одни расстройства.

Еще один фактор, не способствующий ожидающемуся автоматическому "улучшению породы" отечественных фирм — тлетворное влияние Запада. Хотя у них там тоже сейчас не слава богу, но место для хороших специалистов найдется.

Сии рассуждения могут показаться лишенными научного базиса (в книжках все действительно по-другому), однако практика, увы, кое-где у нас порой их подтверждает.

Дмитрий Гапотченко — зам. главного редактора Computerworld Россия. Свои соображения и жизненные примеры можно послать ему по адресу gdi@osp.ru.

PS Запоздавший дисклаймер (отговорка): автор, безусловно, не сомневается в правильности утверждения о том, что хорошо построенная компания, с правильно выбранной рыночной нишей, оптимизированной структурой финансовых потоков, квалифицированными сотрудниками, вменяемым руководством и т. п. несомненно поборет в честном бою на идеально правильном рынке компанию, всем этим условиям не отвечающую. Только почему-то в жизни ситуации из учебников случаются редко. Куда реже, чем вызубрившие оные книжки.

PPS А еще есть жизнеутверждающий тезис, что "талант всегда пробьется". Конечно пробьется. Если это талант пробиваться.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями