директор компании «Овердрайв» Роман Губарев (компания существует с 1993 года, занимается производством и продажей компьютерной техники под собственной торговой маркой OVD, продажей комплектующих и периферии, проектированием и монтажом локальных сетей) и Валерий Лобко (PC World Беларусь).

Роман Губарев:
«Стратегия простая: ждать»

Насколько сильно сказались российские неурядицы на белорусском рынке информационных технологий?

Цены в долларах немедленно поднялись на 10-15%. Полагаю, это связано со всеобщей нервозностью и потерями москвичей, поскольку, по моим оценкам, 85% комплектующих к нам поступает из Москвы. Проплаты по корсчетам закрыты уж месяца два, рынка мягких валют в Москве нынче фактически нет, поэтому конвертация сейчас идет у всех одинаково, через покупку экзотической валюты у «странных» банков, например экю, швейцарских франков. Существующая схема позволяет прокачивать не более 20-30 тыс. долл. в месяц, поэтому розницы, можно сказать, нет. Торговля идет только в случае, если нужны рубли, например, уплатить налоги. Это вкратце.

Сергей Нетов: «Народ сейчас больше думает о сахаре, муке...»

Computerworld Россия продолжает публикацию материалов о положении «на местах». Вот что рассказывает директор саратовской компании «Трайтек» Сергей Нетов

Что происходит на ИТ-рынке региона

Все ждут, что будет дальше. Контракты практически не заключаются, разве что с теми клиентами, которым это жизненно необходимо. Оборота практически нет. К счастью, кредитов мы не брали

Постоянно идут разборки с клиентами, которые «попали» на взлет курса. Половина сотрудников в отпуске за свой счет, другая работает до обеда. Рекламу не даем. Все специалисты смотрят на Запад. У конкурентов примерно то же самое

Магазины то открываются, то закрываются. Спрос слабый, народ сейчас больше думает о сахаре, муке и т. д. Проекты обсуждаем, но достаточно абстрактно

Есть ли у руководителей компаний стратегия на нынешний период

Пока я не вижу приемлемой финансовой схемы. Чтобы можно было работать, нужны стабильность и прогнозируемость. Если бы курс поднимался каждый день не более чем на 1%, уже можно было бы что-то делать. Когда рост составляет 10-25% в день - с рублями работать не имеет смысла. Один из вариантов - разрешить хождение долларов хотя бы для нерезидентов. Сейчас основная стратегия - ждать, что будет. Сегодняшнее состояние экономики - неустойчивое равновесие и неопределенность. Поскольку вероятность ошибки при принятии решений очень высока, лучше пока ничего не делать. Если предпринимать что-нибудь, можно обанкротиться за один день.

  
Как чувствуют себя филиалы российских и иностранных компаний?

Не знаю. В некотором смысле у нас все являются филиалами российских компаний.

Структуры, формально представляющие западные фирмы или их европейские подразделения (в том или ином виде), работали обычно через Москву, а не напрямую. И отделения или партнерские структуры российских фирм зависят главным образом от поставок комплектующих и оборудования из Москвы, но жесткой финансовой и организационной зависимости, видимо, все же нет.

Какова реакция иностранных производителей? Сократили ли они маркетинговые и рекламные бюджеты, что с кредитными линиями? Существуют ли программы поддержки местных партнеров или они на все махнули рукой?

Кредитные линии закрыты. Мотивация - события в России. Не принимаются гарантии ни одного банка СНГ.

Как вы сами отреагировали на происходящее?

У нас, например, я закрыл проект DirecPC. Косвенно в этом повинна ситуация в России, но в большей степени - ситуация в самой Белоруссии и козни Минсвязи. Дистрибуция стоит, конечно (розницы ведь нет).

Мы сократили зарплаты и минимизировали все прочие расходы (на бесплатные обеды, на транспорт, полностью отказались от рекламных проектов, в первую очередь - долгосрочных.

Есть ли у руководителей компаний стратегия на нынешний период, или действуют как бог на душу положит?

Стратегия простая: ждать, поддерживать бизнес в «вялотекущем» режиме, оставить только самых нужных сотрудников. Уменьшить складской запас, ну и так далее. Ждем появления курсообразующего института. Ибо в Москве его нет (платежи в «зайцах» в Россию запрещены), и, понятное дело, здесь тоже. Существующие ныне методы конвертации, строго говоря, незаконны.


Валерий Лобко:
«У нас каждые полгода повторяется ситуация, имеющая место в России»

Мониторинг показывает, что жалуются все (или почти все), но работают. Хотя рекламные проекты, в том числе в Сети, отложены на месяц-другой. Причина, насколько я понял, не столько финансовая, сколько политическая. Влияет также ожидание результатов «коммунистического дня X».

Правда, для фирм, которые держали средства в литовских и т. п. банках, игравших с ГКО, конец уже наступил или скоро наступит.

Ситуация в СП (AsBis, Summit System и др.) и ответвлениях латвийских компаний может отличаться от общей, но в целом у нас каждые полгода в течение последних семи лет повторяется ситуация, имеющая место в России, и люди научились вести дела в таких условиях и не держать рублевых накоплений. Уже который год я слышу, что «государство не оставило легальной возможности конвертации доллара», а все равно работа идет. Правда, если несколько месяцев назад частный покупатель мог (с оглядкой) отовариться в компьютерных фирмах за наличную валюту, то теперь это стало большой проблемой - многие, если не все, боятся «подставки».

Российского рубля у нас сейчас (на уровне «челноков» и на рынках) боятся, курс стремительно растет, но настоящий обвал будет, видимо, позже, как результат примерно 70-процентной зависимости от торговли Белоруссии с Россией и того, что печатный станок сейчас обеспечивает уборочный период, поскольку инвестиций, естественно, уже давно просто нет и экономика «лежит».

Косвенно о ситуации можно судить по заметным проблемам полиграфических и издательских структур, во многом или полностью зависящих от российских заказов. Знакомый из крупного репроцентра вновь занялся музыкой, зловеще обещая: «Мы еще будем вспоминать сегодняшнее время как очень славное на фоне грядущего», но сам тем не менее подключается к Internet.

Жизнь продолжается...

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями