и его, несмотря на то что этот рынок слыл одним из самых благополучных и цивилизованных. Однако сами знаете: «Жить в обществе...». Как бы этого ни хотелось.

Да и почему, собственно, компьютерный рынок должен избежать кризиса? Заметьте, речь идет даже не об отрасли, а о рынке. Компьютерной отрасли, основой которой является производство, у нас просто нет. И это, на мой взгляд, еще одна причина сегодняшних несчастий.

Собственные прогнозы и сценарии развития мы решили сопоставить с тем, что думают о ситуации на российском компьютерном рынке его участники, в частности сборщики отечественных компьютеров. С целью выяснения их мнений о текущей ситуации и перспективах мы обратились с просьбой ответить на наши вопросы к представителям ряда российских компаний.

Компьютерные компании, и в спокойное время не очень охотно откликающиеся на просьбы заполнить различные анкеты, в нынешней ситуации проявили еще меньшую активность. Прямой отказ мы получили лишь от двух компаний: «ДВМ - Белый ветер» и «Формозы». Причем если руководитель подразделения «Формозы» по маркетингу Елена Самойлова никак не прокомментировала такое решение, то у менеджера «ДВМ - Белый ветер» по маркетингу Федора Волкова нашлось объяснение: его компания «временно прекратила все ответы на вопросы».

Тем не менее число фактических «отказников» оказалось гораздо больше: ответили на наши вопросы только пять столичных компаний - «Валга», «Инел», «Клондайк», Kraftway и R-Style Computers. Помимо этого мы получили отклик от региональной фирмы «Информатика» (Ростов-на-Дону). Конечно, это не позволяет делать статистических обобщений, впрочем, сейчас и не время заниматься схоластическими маркетинговыми исследованиями.

Прежде всего, когда стало понятно, что летний период спада покупательской активности, по-видимому, не сменится бурным осенне-зимним сезоном, мы решили поинтересоваться у участников опроса, насколько, по их оценкам, уменьшится объем российского рынка компьютеров.

Мнения на этот счет совпали на качественном уровне, но разошлись в количественной оценке деградации рынка. Так, в Kraftway ее оценивают не менее чем в 50%, а в «Инел» считают, что в ближайшие полгода рынок «съежится» в лучшем случае в два-три раза, а в худшем - при усугублении кризиса власти - в пять-десять раз. Близок к этому и прогноз «Клондайка», где считают, что «по сравнению с прошлым годом ежемесячное потребление компьютеров рынком в четвертом квартале уменьшится от трех до десяти раз в зависимости от варианта развития экономики».

В соответствии с «мнением из региона» («Информатика») российский рынок компьютеров будет уменьшаться приблизительно пропорционально росту обменного курса доллара. Кто-то из опрошенных считает, что в первую очередь пострадает рынок SOHO, поскольку компьютеры превратятся «из средства производства в предмет роскоши» («Информатика»).

По мнению представителей «Валги», объем розничного рынка компьютеров - в сравнении с осенью прошлого года - в ближайшее время вряд ли сильно сократится в количественном отношении, а вот в денежном выражении уменьшение будет весьма значительным. Поясняя этот факт, они добавляют, что спрос на рынке будет давать «сильный крен» в сторону техники нижнего уровня (цена компьютера вместе с монитором составляет менее 600 долл.).

Другие полагают, что кризис в большей степени затронет корпоративный рынок, в частности «ввиду отсутствия на нем реальных денег («Валга»), и к концу года на нем будет «совсем плохо» (Kraftway); «Валга» прогнозирует уменьшение объема корпоративного рынка в несколько раз.

«Клондайк» сегментирует рынок в зависимости от типа продаж - безналичных и наличных - и считает, что больше пострадают безналичные продажи.

Исходя из собственных оценок, компании определяют для себя разные приоритеты. По заявлению «Валги», приоритетным направлением для нее остается деятельность на рынке SOHO, а конкретно - по крайней мере до конца текущего года - программа развития розничной сети. «Инел» также будет ориентироваться на этот рынок как на «более безопасный и статистически предсказуемый».

Kraftway по-прежнему собирается основное внимание уделять корпоративному рынку; «Информатика» тоже, «как и три года назад», выбрала его для себя в качестве приоритетного. И только для компании R-Style Computers, по данным которой в нынешнем году продажи ее компьютеров шли одинаково хорошо и на розничном, и на корпоративном рынках, оба этих рынка до конца года «останутся приоритетными».

Нас интересовало поведение российских сборщиков ПК в кризисной ситуации: собирается ли конкретная компания предпринимать в этих условиях активные действия или предпочитает занимать выжидательную позицию.

Вполне естественно, что откликнувшиеся компании в основном говорили об «активной позиции». О своей выжидательной позиции заявила только Kraftway. Там сообщили, что компания продолжает отгрузки только по заключенным прежде контрактам, но не ведет новых переговоров.

Активность, правда, может пониматься по-разному. Кто-то, по-видимому, подразумевает под активностью то, что в Kraftway, например, сочли бы за выжидательность. В «Информатике» нам вообще не расшифровали, что стоит за их активной позицией. «Клондайк» планирует проводить «активную маркетинговую и ценовую политику». В R-Style Computers были более конкретны, сообщив, что предпринимают «действия, которые помогли бы увеличить продажи, скажем, в декабре». В «Инел» активными действиями назвали шаги по реструктуризации компании «с целью минимизации затрат на ближайшие шесть-двенадцать месяцев».

Хотя мы сознаем, что некоторые заявления имеют отчасти маркетинговый налет, такая линия поведения сейчас нам кажется предпочтительнее, поскольку свидетельствует «скорее о жизни, чем о смерти».

Существует мнение, что кризис - подходящее время для оценки эффективности фирм и их реструктуризации. Мы попытались выявить суть предпринимаемых в связи с этим действий, задав компаниям вопрос о наиболее эффективной стратегии поведения в период кризиса, будь то необходимость поиска новых рынков, переход на выпуск новой продукции или просто сокращение объема выпуска старой. Разумный консерватизм - таков, по-видимому, лозунг сегодняшнего дня. Если фирма вообще не «законсервировалась» (приостановила свою деятельность на некоторое - быть может неопределенное - время), то она предпочитает не принимать радикально новых решений.

Так, «Инел» планирует сократить объем выпуска старой продукции и придерживаться «очень консервативного подхода к развитию новых направлений бизнеса». В «Валге» считают, что поиск новых рынков сбыта во время кризиса, затронувшего все стороны жизни - как, впрочем, и попытка диверсификации компании, - «дело бесперспективное». Между тем «Клондайк» считает наиболее эффективным в период кризиса именно поиск новых рынков. Не отрицает такого подхода и R-Style Computers, правда в более отдаленной перспективе. Кроме того, там думают и о переходе на выпуск новой продукции, понимая под таковой, в частности, «новые экономичные модели, рассчитанные не просто на домашнего, а на небогатого домашнего пользователя». Как считают в компании, как раз такие пользователи могут составлять теперь большинство среди тех, кто приобретает впервые домашний компьютер.

«Информатика» в случае продолжения кризиса и сокращения импортных поставок намерена изменить акценты, перенеся их на сервис, обучение и другие услуги. Возможно, перенесением акцентов внутри компании займется и Kraftway, но только в случае прояснения тенденций развития ситуации.

Подчас фирмы - и не только компьютерные - решают свои проблемы путем объединения. Нет ли таких планов у кого-либо из российских компаний-сборщиков? И вообще, может ли слияние компьютерных компаний облегчить их судьбу в условиях кризиса? Не отрицая возможность выигрыша от слияния, практически все фирмы делают оговорку, что объединение - это палка о двух концах: слияние может так же и понизить их шансы на выживание (так, например, считает «Инел»), поскольку «крупным компаниям с большим штатом и большими накладными расходами значительно труднее выжить в условиях кризиса» («Информатика»). Поэтому участники опроса не планируют структурных объединений с другими компаниями. Они начисто не отрицают таких возможностей, но считают, что большую эффективность могут принести другие формы сотрудничества - консолидация поставок, совместная работа над проектами («Информатика»).

Нам казалось, что контакты компьютерных компаний в рамках различных сообществ смогли бы помочь им в поиске способов выживания в критической ситуации, о чем мы и спросили их в наших анкетах. Полезность этой идеи подтвердили в «Инел», отметив, что «создание профессионального объединения могло бы повысить устойчивость участников компьютерного рынка и оказать положительное влияние на выход из кризиса всей информационной отрасли в целом, как части государственной системы». Естественно, не прекращались и личные неформальные контакты «по обмену опытом».

К каким еще действиям прибегают компании? Первое - увольнение, другое - закрытие филиалов в регионах. Свертывание московскими фирмами региональных представительств прежде всего ставит в трудное положение пользователей, хотя, по-видимому, оставляет некоторый шанс местным компаниям укрепить свою позицию у себя в регионе.

Насколько изменят свою региональную политику участники опроса? «Инел», работающая в регионах через реселлеров, планирует повысить там свою активность, поскольку рассчитывает на то, что «может появиться много валентных дилеров». Собирается предпринять усилия, направленные на увеличение доли продаж собственной техники на региональных рынках, и R-Style Computers, поскольку, по мнению компании, нынешний кризис проявился сильнее в крупных городах России.

По оценкам «Клондайка», из более чем 40 региональных дилеров, с которыми компания работает, могут прекратить свое существование до 10% фирм. Невысокое число пострадавших дилеров в «Клондайке» объясняют тщательностью отбора партнеров.

В целом московские компании солидарны в том, что «развитие региональных связей - это единственно правильная политика» («Клондайк»).

Задавая вопрос о планах по сокращению персонала, мы не надеялись получить на него положительный ответ: во всем мире увольнения - мера крайне непопулярная, хотя и первейшая в период кризисов и реструктуризаций. Однако наряду с теми, кто подтвердил, что «сокращение персонала путем увольнения пока не предусмотрено» («Валга») или что «в сентябре не проводилось» (R-Style Computers), были и те, кто сообщил о планируемых сокращениях («Инел»), уточнив, что эти планы прежде всего относятся к техническим и сервисным подразделениям компании. Не исключают вероятность увольнений и в «Информатике».

В более обтекаемую форму облекли свой ответ в «Клондайке», заметив, что «компания всегда проводила достаточно гибкую кадровую политику и в любых условиях оптимизация персонала (!) проводилась во всех отделах компании». В Kraftway, по мнению руководства, найдено мудрое решение: ряд сотрудников отправлены в оплачиваемые отпуска. Здесь руководствовались принципом: «лучше пусть люди не работают дома, чем бездельничают на работе».

Кого кризис затронул в первую очередь? По-видимому, как и в банковской сфере, чем крупнее компания, тем серьезнее у нее проблемы. У мелких компаний нет «замороженных» в банках солидных счетов, нет больших товарных запасов, нет расходов на поддержание своего имиджа. Им проще отправить курьера и привезти с Тайваня чемодан комплектующих. На рынке постоянно динамическое состояние - они менее болезненно исчезают с рынка и легче выходят на рынок.

Конечно, ситуация в конце концов стабилизируется. Но каким образом изменится рынок? Останутся ли после кризиса на рынке мелкие компании-производители? Преобладающее мнение таково: «мелкие сборщики должны выжить, если кризис не уйдет в штопор» («Инел»). Все уверены в том, что мелкие компании-производители «будут всегда». Представители «Валги» поясняют: «Мелкие фирмы-производители существуют даже в США. Их феномен заключается в том, что люди в них занимаются своим любимым делом, зарабатывая немного на хлеб насущный».

А что будет с конкуренцией - усилится или ослабеет? Здесь ответы немного варьируются, хотя вывод практически один: конкуренция должна ослабеть. Во-первых, потому что в условиях кризиса пострадают и уйдут с рынка некоторые большие «игроки». («Инел» и «Информатика»). А во-вторых, привлекательность компьютерного рынка для многих крупных компаний может уменьшиться («Валга»). Но возможен и сценарий с усилением конкуренции, если «сокращение рынка будет идти быстрее сокращения числа компаний».

Возможен ли вариант, когда по окончании кризиса положение российских компаний-сборщиков по сравнению с зарубежными на отечественном рынке укрепится? В «Клондайке», например, уверены, что «положение российских компаний укрепится (в относительных, но не в абсолютных цифрах)». Понятно, что «многое будет зависеть от политики правительства», в том числе «по обеспечению техникой государственных структур» («Инел»).

В «Валге» считают равновероятными два варианта. С одной стороны, положение российских сборщиков должно укрепиться, поскольку компьютеры известных западных марок «и так в розницу покупались несильно, а сегодня у покупателей нет денег даже на продукты питания». С другой - при слишком быстром, с точки зрения целесообразности их хранения, - обесценивании денег «покупатель стремится потратить их на что угодно».

И наконец, наш последний вопрос касался изменения условий поставки комплектующих зарубежными компаниями для российских сборщиков компьютеров.

Представители «Валги» полагают, что эти условия, в основном, не изменятся. Хотя они считают, что «со стороны производителей комплектующих было бы правильнее снизить явно завышенные требования российских дистрибьюторов по объемам закупок, которые ведут к «перегретости» рынка и превращению его в «безмаржевые» упражнения в торговле для начинающих». Впрочем, очевидным для всех является то, что товарные кредиты будут сокращены или отменены совсем. По-видимому, многие уже ощутили это на себе.

Одна из причин отмены кредитов - финансовая нестабильность в России. Другая связана с тем, что в условиях сокращения объема российского рынка он теряет приоритетность для зарубежных производителей. Это «неизбежно скажется на объеме инвестиций в маркетинг, сервис и т. п.» («Информатика»). Хотя многое в этом мире зависит от личных связей.

Однако, как считают в «Клондайке», ухудшение условий получения комплектующих от зарубежных поставщиков связано «не столько с позицией вендоров, сколько с позицией государства», то есть установлением пошлин, НДС, акцизов и т. д.

Понятно, что, отвечая на вопросы, компании основывались на сегодняшней ситуации. Может быть, с большей частью своих ответов участники опроса будут не согласны завтра?

В заключение хочется поблагодарить всех ответивших на вопросы анкеты. И тех, кто не ответил, но хотел это сделать. Еще не поздно: окончание кризиса пока не предвидится.


Все не так уж плохо?

В «Валге» сообщили о подготовке к запланированному на октябрь открытию в Москве нового компьютерного салона общей площадью 315 кв. м. Компания уже закупила торговое оборудование и ведет ремонт помещения. Предполагается, что в салоне будут развернуты тематические выставки на базе оборудования различных поставщиков, например домашняя фотолаборатория Epson, где каждый покупатель сможет поработать со сканером, электронной фотокамерой и т. п.

В спокойную пору информация об открытии в Москве еще одного магазина могла и не появиться в нашем еженедельнике. Однако в нынешней ситуации мы посчитали возможным опубликовать ее просто для того, чтобы показать: на российском рынке, помимо закрытия компьютерных фирм и увольнений, к счастью, происходят и другие события.


Их это не касается?

Зарубежные поставщики компьютеров и периферийных устройств дружно заявляют, что кризис в России их пока не затронул: убытков никто не понес, поскольку склады продукции находятся за рубежом, а расчеты с заказчиками осуществляются в долларовом эквиваленте. Тем не менее здесь немало лукавства, и им приходится признавать, что спрос на их продукцию падает, особенно на рынке SOHO. Очевидно, эта наметившаяся тенденция заставила зарубежных вендоров отказаться от маркетинговых программ. По-видимому, дальше может последовать и сокращение занятого маркетингом персонала московских представительств.

Что можно сказать по поводу такого поворота событий? Зарубежные вендоры, которых в последнее время на российском рынке компьютеров заметно потеснили отечественные сборщики, при подобных шагах могут потерять еще больше позиций. Само понятие brand-name техники подразумевает постоянные действия по поддержанию известности торговой марки. Отказ от постоянного ее продвижения может негативно сказаться на положении компании в будущем, когда ситуация на рынке стабилизируется.

Мы поинтересовались в московском представительстве Intel, как обстоит дело с программой по поддержке малых и средних производителей. Повлиял ли каким-то образом кризис в России на эту программу? Не изменилась ли она? Информируют ли мелкие компании о своем решении выйти из программы Intel?

Как сообщил менеджер Intel Дмитрий Конаш, отвечающий за продвижение программы Intel Processor Integrators, никаких изменений ни в IPI, ни в других программах в связи с российским кризисом пока не предусматривается.

Нам сообщили также, что никто из участников IPI-программы не уведомлял Intel о прекращении своей деятельности (хотя, по правилам, может этого и не делать). Об уменьшении числа участников IPI-программы Intel сможет узнать во время очередного технического семинара, обязательного для посещения IPI-сборщиками (пока проведение его запланировано на октябрь-ноябрь). Однако Intel не собирается делать эти данные общедоступными, а ведь по ним можно было бы определить степень «съеживания» рынка мелких и средних сборщиков в России.


Взгляд на российский кризис из Лондона

Кризис в России (да и не только в России) поломал многие прогнозы. В том числе и развития компьютерного рынка. Мы решили выяснить, как учитываются подобные катаклизмы, например, аналитиками Dataquest. Подразделение этой компании, изучающее ситуацию на российском рынке, находится в Лондоне. Мы специально связались по телефону с сотрудницей Dataquest Аннет Джамп, которая согласилась ответить на вопросы Computerworld Россия.

По словам Джамп, раз в квартал Dataquest составляет отчеты о состоянии российского рынка ПК на основе данных, получаемых от большинства известных зарубежных и российских производителей. Очередной отчет за третий квартал текущего года, в котором, по-видимому, найдут отражение последствия кризиса, будет подготовлен к 1 ноября. Кроме того, раз в полгода Dataquest производит корректировку своих долгосрочных (пятилетних) прогнозов. При их составлении и корректировке учитывается множество макроэкономических параметров, включая объем валового национального продукта, уровень зарплаты и др. Отчет с корректировками прогноза, составленный с учетом кризисных явлений в российской экономике, будет готов в начале будущего года.

- Игорь Кондратьев

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями