, паническое вложение денег во что угодно - в том числе и в компьютерную технику, галопирующие цены и т. д. Однако если раньше это было в немалой степени связано с тем, что из всех средств производства работал только печатный станок, то ныне кризис произошел фактически потому, что фабрику по производству ГКО остановили на полном скаку. Банки - игроки рынка ГКО - обиделись и велели к ним не подходить. Ну и началось...

Разница - принципиальная. Насколько она важна в реальной жизни - бог весть. Но она есть. Торопливые рекомендации, раздаваемые маститыми отечественными аналитиками, тоже сводятся к призыву вернуться на шесть лет назад. И заняться самым жизнеспособным видом бизнеса - челночным. Ассоциирующимся с «однодневным».

В этом есть некий резон - большой компании с ее сложной структурой и немалыми накладными расходами действительно труднее приспособиться к стремительно меняющимся реалиям, чем маленькой, которая сегодня здесь - завтра там.

Но если отвлечься от бизнеса вообще и обратиться к компьютерному рынку, то перспективы такого способа ведения дел не столь радужны. Тезис о том, что «все должно в природе повториться», в данном случае вызывает сомнения.

Например, как бы ни сложилась жизнь, вряд ли на российском рынке снова преуспеют малоизвестные азиатские производители компьютеров, стараниями которых ПК с выразительными именами «286/287/1/40» или «386/387/4/120» заполонили в свое время наш рынок. Сейчас сходная ценовая ниша надежно занята многочисленными отечественными производителями. На продукцию которых, вдобавок, реально распространяются законы о защите прав потребителя, что весьма немаловажно в суровую зимнюю пору, к которой готовится наша экономика.

В остальных секторах у «челночного» бизнеса еще меньше перспектив. В пресловутых чемоданах можно ввозить комплектующие для наколенной сборки и всякого рода «коробочный» товар. Серьезное оборудование, требующее квалифицированного обслуживания, наладки, сервиса в чемодане привезти, конечно, тоже можно. Но кто ж его купит - без гарантированного сервиса?

И уж совсем не могут существовать на «челночной» основе проектный, телекоммуникационный, банковский и т. п. сектора ИТ-рынка. Означает ли это их близкую кончину? Сомневаюсь. Реальный спрос на соответствующие услуги есть - пусть отложенный, вместе с отложенными надеждами на осенний подъем экономики.

Если же вернуться к ПК, то конкуренция среди производителей столь высока, что если кто-либо из всемирно известных производителей компьютеров рискнет на время покинуть Россию, то, скорее всего, вернуться сюда ему уже будет очень и очень трудно. И обойдется это очень и очень недешево. То же самое, наверное в еще большей степени, относится и к производителям «тяжелой» техники: на данном рынке смена поставщика - это гораздо больше, чем замена «лейбла» на персональном компьютере. И место ушедшего, скорее всего, окажется занятым навсегда. Конечно, российский рынок и в лучшие времена составлял всего лишь полпроцента мирового.

Поднять же «после кризиса» новые империи за счет высокой доходности перепродажи компьютеров вряд ли получится - ПК (и прочая компьютерная техника) перестали быть товаром почти мистическим, каким они были на рубеже 90-х. Относительно недорогую и вполне работоспособную машину можно собрать на колене из деталей, купленных на Митинском рынке.

Впрочем, рассуждения - рассуждениями, а каждый субъект рынка сам решает, что ему делать - «ложиться на дно» до лучших времен или поддерживать имидж; работать «в ноль» (а то и в убыток) или поднимать цены до небес, надеясь опередить курс доллара; распускать всех по домам или пытаться сохранить костяк компании. Многим региональным фирмам уже приходится думать - быть иль не быть активным игроком на рынке: доллар растет за пределами МКАД гораздо быстрее, чем в Первопрестольной. Их видение происходящего на рынке очень интересно и весьма небесполезно и для тех, в чьих градах и весях доллар еще не перескочил за тридцатирублевую отметку.


P.S. Когда статья была уже написана, из мюнхенского бюро Службы новостей IDG поступило сообщение, что переговоры между Acer и SNI о продаже последней своего завода в Аугсбурге (об этой сделке раньше говорили как о почти свершившемся факте) прекращены, в том числе и по причине «финансового кризиса в Азии и России». Значит, не так уж мы «незначительны» на мировом ИТ-рынке.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями